Views Comments Previous Next Search

МнениеПочему политкорректность — это не страшно

Откуда взялась политкорректность и что она означает сегодня

Почему политкорректность — это не страшно — Мнение на Wonderzine

Политкорректность подразумевает осторожность в словах и действиях — мы избегаем слов и выражений, которые могут оскорбить или унизить других людей. Эта понятная и простая формулировка не несёт в себе никакого негативного смысла, но в последнее время вокруг неё всё больше споров — и всё чаще её воспринимают практически как ругательство. Кажется, к политкорректности никто не относится нейтрально: её идеи принято или безусловно разделять, или категорически осуждать. При этом в самом понятии много серых зон, обсуждение которых начинается только сейчас, на наших глазах: где проходит граница между следованием нормам политкорректности и цензурой? Каждая ли претензия (например, о том, что плохие суши в университетской столовой оскорбительны для студентов японского происхождения) правомочна?

Почему политкорректность — это не страшно. Изображение № 1.

Александра Савина

Почему политкорректность — это не страшно. Изображение № 2.

За время своего существования смысл, который вкладывают в понятие политкорректности, неоднократно менялся: его использовали люди с самыми разными убеждениями, и всерьёз, и с иронией. Например, ещё в XVIII веке верховный судья Джон Маршалл сказал, что более «политически корректно», то есть верно и точно, провозгласить тост «За народы Соединённых Штатов», а не «За Соединённые Штаты». Хотя в целом до начала двадцатого века выражение практически не использовалось. В 30-х и 40-х его употребляли американские коммунисты — тогда «политически корректно» означало, что мнение коммуниста по какому-то вопросу соответствует позиции партии. 

Рут Перри, профессор литературы в MIT, считает, что современное «либеральное» значение политкорректности начало формироваться в 60-х и 70-х. Скорее всего, это выражение сторонники левых взглядов почерпнули у Мао Цзэдуна: в 1957 году он произнёс знаменитую речь «К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа», и прилагательное «корректный» (то есть «правильный») взяли из неё — но использовали совсем в другом ключе. Фраза «политически корректный» употреблялась в шутку — чтобы показать различия между «новыми» и «старыми» приверженцами левого движения и проверять, не застыли ли его сторонники в своих убеждениях. «Это был наш эвфемизм, и его всегда использовали с иронией, — говорит Перри. — Думаю, это был один из способов, которыми мы выделяли себя как Новых Левых, отличающихся от Старых Левых. Он подразумевал отказ от категоричности и догм. Так что ты мог сказать: „Знаю, это неполиткорректно, но я всё равно возьму гамбургер“ или „Знаю, это неполиткорректно, но я брею ноги“».

Каждая ли претензия (например, о том, что плохие суши в университетской столовой оскорбительны) правомочна?

Практически до начала девяностых слово использовалось только сторонниками левых идей — пока о нём наконец не начали говорить широко. Тогда же начали формироваться и современные страхи, связанные с политкорректностью. «По иронии судьбы, к двухсотой годовщине Билля о правах свобода слова в США оказалась под угрозой, — сказал Джордж Буш-старший на церемонии вручения дипломов в Мичиганском университете в 1991 году. — Как у Оруэлла, крестовые походы, требующие корректного поведения, разрушают разнообразие, прикрываясь идеей заботы о разнообразии». Понятие взяли на вооружение неоконсерваторы, вложившие в него свой смысл: они выступали против изменений, которые политкорректность продвигала в университетах, и считали, что мультикультурность насаждает единственную «корректную» точку зрения, не оставляя другим свободы выбора. 

Расцвет политкорректности в США пришёлся на время, когда страной управлял Барак Обама. Он даже написал эссе, где назвал себя феминистом, много говорил о дискриминации и терпимости. Во многом ответом на политику Обамы и стал приход к власти Дональда Трампа — он оказался голосом тех, кто чувствует, что новые нормы загоняют их в угол и лишают права голоса.

В России отношение к политкорректности исторически складывалось ещё сложнее. В многонациональном СССР одними из главных принципов были равенство полов и «дружба народов» — но это не означает, что в стране не существовало расизма и мизогинии. Например, советская власть активно выступала за эмансипацию женщин — и дала им возможность работать наравне с мужчинами. Но на практике этот принцип наложился на всё ещё существовавшие в стране патриархальные нормы: женщины должны были не только работать, но и заниматься домом и семьёй — традиционно «женскими» обязанностями.

 

Почему политкорректность — это не страшно. Изображение № 3.

Почему политкорректность — это не страшно. Изображение № 4.

Ещё десять-пятнадцать лет назад идеи политкорректности воспринимали как минимум настороженно, а чаще всего — с осуждением, как что-то совершенно не близкое России и не нужное ей. Сравнивать российскую ситуацию с американской практически невозможно: процессы, которые происходят в России только сейчас, в США закончились уже в прошлом веке. В сфере политкорректности в нашей стране вопросов пока больше, чем ответов — а единых устоявшихся правил нет. Поэтому, например, ведущее российское информагентство, говоря об информаторе WikiLeaks, трансгендерной женщине Челси Мэннинг, которой на днях смягчили приговор, путается в формулировках: «Эдвард Сноуден поблагодарил уходящего президента Барака Обаму за смягчение приговора информатору сайта WikiLeaks Брэдли Мэннингу, признанному судом в 2015 году женщиной и взявшему имя Челси».

Сопротивление, которое встречает политкорректность, во многом объясняется политически: в России всё популярнее патриархальная риторика, а западные нормы воспринимаются как что-то чужое, чему обязательно следует противопоставить свой путь, отличный от остального мира. И всё же сейчас проблемы сексизма, расизма и других видов дискриминации в России обсуждают чаще, чем когда-либо. Это долгий и сложный процесс, который в сфере языка и поведения важен не меньше, чем в сфере политики: то, как мы говорим, влияет на наш образ мыслей и на культуру в целом. Поэтому отдельные слова и формулировки, которые свободно использовались ещё несколько лет назад, постепенно становятся неуместными или по крайней мере дают повод для дискуссии

Борьба за то, чтобы использовать одну формулировку вместо другой, может показаться неважной, но часто выбор определённого слова — это большая часть проблемы. Как, например, употребление корректного рода в отношении представителей ЛГБТ-сообщества, где слова и формулировки — важная часть идентификации. Шутки про гомосексуалов, женщин и мигрантов могут казаться чем-то несерьёзным и не стоящим внимания, но именно они формируют дискриминационный фон. 

Политическая корректность не должна строиться на запретах и ограничениях — главную роль здесь играет эмпатия

В США и в России политкорректность распространена в разной степени. В России этические нормы лоббирует активное меньшинство, в США они имеют статус национальной политики. Но в 2017 году в каждой из стран можно увидеть похожие процессы — нарастающую усталость от «засилья» политкорректности. Её называют новой цензурой, тоталитарной идеологией, способом скрывать «неудобную» правду и идеей, которая отвлекает нас от «действительно важных» проблем. Символом всеобщей усталости стал всё тот же Дональд Трамп — его успешная предвыборная кампания во многом строилась на том, что он говорит то, что боятся сказать другие. «Думаю, огромная проблема этой страны в том, что она политкорректна, — ответил Трамп во время дебатов на вопрос журналистки о том, что он является частью повсеместной «атаки на женщин». — Мне бросало вызов так много людей, что, если честно, у меня нет времени на политкорректность. И, если честно, у нашей страны тоже нет на это времени».

Часто политкорректность критикуют, отталкиваясь только от связанных с ней страхов: ограничения свободы слова и «полиции мыслей», которая должна наказывать за неправильное поведение. Но политическая корректность не должна строиться на запретах и ограничениях — главную роль здесь играет эмпатия. Она не ограничивает свободу слов, а даёт право голоса тем, чьё мнение долгое время игнорировали и считали неважным. Для того чтобы политкорректность не сводилась к цензуре, нужна осознанность. «Правильную» лексику и модели поведения можно вызубрить наизусть, как принципы орфографии и пунктуации, но какой в этом смысл? Гораздо важнее понимать причину, по которой лучше использовать то или иное слово, — например, что значит просьба трансгендера обращаться к нему или к ней в определённом роде и что обидного в шутке о глупой блондинке.

Рассказать друзьям
17 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.