Views Comments Previous Next Search

МнениеСтрах и ненависть: Почему ПМС — это
не шутка

Как жить, когда раз в месяц невыносимо плохо

Страх и ненависть: Почему ПМС — это
не шутка — Мнение на Wonderzine

Текст: Маргарита Вирова

Я НЕОДНОКРАТНО СИДЕЛА НА ПОЛУ, ПЫТАЯСЬ УДЕРЖАТЬ ПОТОК СОПЛЕЙ, серьёзно раздумывая, что родилась некрасивым и плохим человеком и лучше не будет никогда. Я легко могу проплакать три дня подряд. Не вымытая соседями посуда может вызвать у меня агрессию критического уровня и желание мести. Однажды я стащила с четвёртого этажа на улицу средних размеров шкаф и расколотила его молотком. Это длится ровно неделю, а потом я обратно превращаюсь в обычного человека.

Страх и ненависть: Почему ПМС — это
не шутка. Изображение № 1.

Страх и ненависть: Почему ПМС — это
не шутка. Изображение № 2.

Нет, я не персонаж ситкома Comedy Central и не Женщина-Халк. Просто на фоне стрессов и повышенной тревожности у меня ярко проявляется предменструальный синдром. На то, чтобы подтвердить склонность к ПМС, ушло полтора года, закончившиеся встречей с хорошим эндокринологом. Эффективной профилактики я для себя не нашла до сих пор. Ромашковый чай и прикладывание подорожника занимают только руки, но с тем, что творится в голове, народные средства справиться не в состоянии. Это не говоря уже о том, что физиологические симптомы тоже требуют внимания и правильного лечения.

Разные врачи будут по-разному подходить к диагностике. Кто-то не различает степеней тяжести и не глядя выписывает антидепрессанты, кто-то советует начать принимать оральные контрацептивы, а кто-то выдаст внушительный список анализов, которые нужно сдать, чтобы определить, что именно происходит с вашим организмом. Сложнее остальных тем, у кого обнаруживается так называемый ПМДР — предменструальное дисфорическое расстройство, — которое может сопровождаться такими серьёзными реакциями, как панические атаки. На почве бурного переживания предменструального синдрома могут возникать тяжёлые неврозы. Многие женщины признаются, что для них ПМС — это не просто терпимая боль или отёчность, но тяжелое переживание, с которым они вынуждены справляться из месяца в месяц.

«ПМС — это комплекс патологических симптомов, которые циклично возникают за 2–10 дней перед менструацией и самопроизвольно исчезают в течение нескольких дней после неё, — объясняет гинеколог-эндокринолог Валентина Явнюк. — Существует порядка ста пятидесяти различных симптомов, которые встречаются у 80–90 % женщин репродуктивного возраста; целый комплекс симптомов ПМС испытывают около 25 % женщин. Однако примерно 4 % женщин страдают от ПМДР — тяжёлой формы ПМС, которое оказывает на жизнь женщины такое же разрушающее действие, как и клиническая депрессия».

Конечно, так происходит не у всех. Однако это не значит, что ПМС не существует. Точка зрения, что предменструальный синдром — просто отсутствие самоконтроля, жестоко стигматизирует само явление. Вместо того чтобы научиться слушать свой организм и с уважением относиться к своей психике, мы заталкиваем необходимость честно разобраться с ПМС куда подальше. У женщин развивается страх, что им начнут вменять происходящее в вину.

 

 

Страх и ненависть: Почему ПМС — это
не шутка. Изображение № 3.

Страх и ненависть: Почему ПМС — это
не шутка. Изображение № 4.

Около года назад психолог Робин Стайн Делука прочла на TED Talks лекцию о ПМС, запись которой на данный момент посмотрели более миллиона человек. Она объясняет всё, что касается сложностей в исследовании вопроса, в чём опасность медикализации репродуктивного здоровья, а также кое-что о социальных мифах, касающихся ПМС. Наша и западная культура весьма в этом похожи: женщине не положено быть агрессивной, депрессивной и расстроенной, поэтому выражение всех вытесненных эмоций откладывается до «разрешённого» момента, которым в общественном сознании и является та самая неделя до начала цикла. Эта распространённая в научных кругах точка зрения — на деле лишь одна из многих и совершенно не означает, что ПМС стоит списать со счетов исключительно как социальный конструкт. 

Версий происхождения предменструального синдрома существуют десятки, но больших и подробных исследований на эту тему очень и очень мало. Почему? А просто никто не хочет этим заниматься. В Великобритании учёных, разбирающихся с проблемой эректильной дисфункции, в пять раз больше, чем тех, кто занимается поиском лечения ПМС. Опросы, проведённые в разных странах в разные же годы, показывают, что от предменструального синдрома в той или иной форме страдает от 25 до, подумайте, 90 % женщин (по крайней мере, такое количество тех, кто подтверждает наличие хотя бы одного симптома).

Впервые ПМС был описан английским врачом Робертом Франком в 1931 году: он связывал неустойчивость эмоционального и психологического состояния женщины и возникновение специфических болей с наступлением второй (лютеиновой) фазы предменструального цикла. Для того чтобы избавиться от недуга, «добрый доктор», кстати, рекомендовал удалять яичники. В общем, честно говоря, дальше открытия Франка исследования не зашли: теории возникновения ПМС существуют, но ни одна из них не доказана. Что мы вследствие этого имеем, понятно: небрежность при диагностике, отсутствие чётко выявленных связей причин и последствий, а подбор подходящих профилактических средств и процедур производится практически вслепую. И даже гистерэктомия не гарантирует полного исцеления предменструального синдрома.

Гинеколог Валентина Явнюк подтверждает, что единого и однозначного мнения о том, в чём причина предменструального синдрома, не существует: «Самая „рабочая“ для эндокринологов позиция заключается в представлении о так называемом эколого-репродуктивном диссонансе. Жизнь современной женщины идёт вразрез с её репродуктивной программой, которая не менялась тысячелетиями. Природой не были предусмотрены ежемесячные гормональные перестройки. Ещё недавно, в доконтрацептивную эпоху, гормональный цикл женщины выглядел совсем иначе, чем сегодня: овуляция — беременность — роды — длительное грудное вскармливание (до трёх лет) — и новый овуляторный цикл. Таким образом, цикл, который раньше занимал порядка четырёх лет, сегодня повторяется у женщины каждый месяц (то есть само колебание обоснованно, но происходит оно слишком часто). Парадоксально, но физиологичный, естественный процесс репродуктивной активности вызывает заболевание в силу нефизиологичного „режима эксплуатации“ женского организма».

Страх и ненависть: Почему ПМС — это
не шутка. Изображение № 5.

Страх и ненависть: Почему ПМС — это
не шутка. Изображение № 6.

Первые попытки тщательной стандартизации диагностики ПМС появились совсем недавно, но консенсуса по этому вопросу не достигнуто до сих пор. При этом для среднего человека, не обременённого знаниями о функционировании женского организма, предменструальный синдром не представляется заболеванием, которое требует тщательного изучения. Для большинства это в первую очередь набор поведенческих характеристик, валящихся в общий котёл стереотипов вместе с «женской логикой» и «женской дружбой». Такие невежественные представления способны не только на долгие годы отваживать женщин от кабинетов врачей, но по-настоящему разрушать отношения и самочувствие — и совсем не на одну неделю.

Профессиональная помощь при этом может помочь облегчить ситуацию. Колебание гормонов отнимает много сил и ресурсов у организма, так почему бы ему не помочь? Чаще всего врачи прибегают к гормональной терапии, выписывая, если есть к тому показания, оральные контрацептивы. При подтверждённом дисфорическом расстройстве могут быть выписаны антидепрессанты. Однако в более лёгких случаях можно попробовать изменить образ жизни, чтобы облегчить протекание ПМС, говорит Валентина Явнюк: «Гормональная активность сильно влияет на процессы, происходящие в центральной нервной системе, но есть и обратная связь. Постоянный стресс, рабочие и эмоциональные перегрузки, недостаток подвижности и в целом неправильный образ жизни могут усугублять протекание ПМС. Правильное питание, умеренные физические нагрузки, эмоциональный комфорт и удовлетворённость своей сексуальной и социальной жизнью положительно отражаются на стрессоустойчивости организма, а значит, помогают легче пережить и ПМС».

Какой бы ни была причина, в первую очередь стоит отказаться от мизогинического восприятия этой особенности, которое отбрасывает нас в те времена, когда женщина во время менструации считалась нечистой. Скорее всего, это повод взять отгул (вполне приемлемая в развитых странах практика), посидеть дома в трусах и футболке и почитать книгу, разобрать завалы писем или просто наконец-то поспать. Ещё совсем недавно проинформировать кого угодно о том, что у тебя месячные, считалось неприличным, и мы знаем множество примеров активистской борьбы за видимость такого нормального явления, как менструация. Важно понять: не стоит прятать всё, что её сопровождает. Именно умалчивание рождает мифы и домыслы о естественных процессах и явлениях, вследствие чего они перемещаются в разряд табуированных тем. У женщины может быть ПМС, а может и не быть — и это нормально.

Возможно, первые вменяемые исследования мы увидим в ближайшем будущем, а вместе с ними появятся и куда более понятные объяснения и схемы профилактики. Важнейшие задачи сегодня — это наладить открытый разговор о проблеме, не замалчивать её важность и направить силы на её изучение. Так мы оставим в прошлом легенды об обязательных неуправляемых истериках и полной зависимости женщин от биологических факторов, которые кто-то использует для самооправдания, а то-то — для дискриминации. Неплохо было бы оказаться в мире, где фраза «у меня ПМС» вызовет не ужас или насмешку, а понимание окружающих.

Фотография: Sanrio

 

Рассказать друзьям
34 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.