Views Comments Previous Next Search

МнениеРабота встала: Почему всех так волнует развод
Джоли и Питта

Почему весь мир так горько переживает расставание звездной пары

Работа встала: Почему всех так волнует развод
Джоли и Питта — Мнение на Wonderzine
Работа встала: Почему всех так волнует развод
Джоли и Питта. Изображение № 1.

саша савина

«Это конец эпохи», — сказала вчера на концерте Адель по поводу расставания Брэда Питта и Анджелины Джоли. «Если у пары с миллионами долларов, шестью детьми и собственным брендом розе, цена на который явно завышена, ничего не получилось, нам остаётся только сдаться», — пишет комедиантка Джоанна Хаусманн. BuzzFeed тем временем публикует подборки твитов и мемов по теме, газеты выходят с заголовками типа «Любви больше нет», а соцсети заполняют безвкусные шутки про то, как на разрыв пары отреагировала бывшая жена Брэда Питта Дженнифер Энистон.

Таблоиды и солидные издания выстраивают целые теории по поводу расставания пары: Брэд изменил ей с Марион Котийяр, ведь их новый фильм — это практически историческая версия «Мистера и миссис Смит»; Питт — плохой отец, и Анджелина не готова доверить ему своих детей; он употребляет марихуану; она страдает от анорексии, и так далее, и тому подобное.

В Дженнифер Энистон же мир видит архетипичный образ жены, от которой муж ушёл к более молодой коллеге. В соцсетях считают, что актриса непременно должна радоваться разрыву бывшего — несмотря на то, что расстались они больше десяти лет назад, за это время Энистон вышла замуж за Джастина Теру и сделала успешную карьеру, снявшись во множестве фильмов. Конечно, публичное расставание было для Энистон болезненным («Я была бы роботом, если бы сказала, что не чувствую временами злость, боль и стыд», — призналась она в интервью Vanity Fair в 2005 году), но почему годы спустя брак с Брэдом Питтом по-прежнему считается единственным значимым событием в её жизни? И главное — почему мы так остро реагируем на новость о распавшемся браке знаменитостей и нам всем кажется, будто мы знаем, что чувствуют все участники?

«Как правило, мы привязываемся к знаменитому человеку как к идеализированной фигуре родителя или партнёра, а порой — и как к своей собственной», — говорит психолог-консультант, ведущая групп и писательница Адриана Имж. Психологи Дональд Хортон и Ричард Воль в 1956 году ввели термин «парасоциальные отношения» — им описывают односторонние отношения людей с их кумирами или вымышленными персонажами, когда у человека возникает ощущение связи с тем, с кем он на самом деле не знаком. По их мнению, новые технологии только усиливают это явление. «Одна из самых ярких черт новых СМИ — радио, телевидения, кино — то, что они дают нам ощущение близких отношений с актёрами, — писали они в журнале Psychiatry. — Самых далёких и известных людей человек воспринимает так, будто они входят в близкий круг его друзей; это справедливо и для персонажей историй, которые оживают в этих медиа». Эти чувства знакомы многим из нас: вспомните, как много людей плакало из-за смерти принцессы Дианы, сколько смотрели в прямом эфире трансляцию свадьбы принца Уильяма и Кейт Миддлтон, чтобы почувствовать себя хоть немного причастными к событию, и как сильно все переживали из-за смерти Джона Сноу.

Говоря о знаменитостях, мы представляем, как чувствовали бы себя на их месте. Именно поэтому после расставания Брэда Питта и Дженнифер Энистон мир разделился на «Команду Джен» и «Команду Энджи»: одним было проще симпатизировать жене, от которой ушёл муж, другим — женщине, которая влюбилась в чужого супруга. Отсюда и попытки злорадствовать («Так ей и надо!»), и проявления эмпатии («Распался идеальный брак»), и страх за самих себя и свои отношения («Если даже у Бейонсе и Джей Зи есть проблемы, что делать остальным?») — обсуждая эпизоды из жизни звёзд, мы опираемся в первую очередь на собственный опыт и собственные чувства.

Социальные сети ещё в большей степени, чем телевидение и глянцевые журналы, дают нам ощущение причастности к жизни знаменитостей. Если раньше мы рассматривали фотографии папарацци, чтобы увидеть любимых звёзд в «реальном» свете, то теперь можем следить за ними в инстаграме и снэпчате и смотреть прямые трансляции в фейсбуке. Соцсети создают иллюзию, что мы наблюдаем за знаменитостями в режиме 24/7 и видим всё, что с ними происходит — и хотя мы знаем, что каждая фотография тщательно отбирается и наверняка согласовывается с продюсером (вспомните Адель, которая попросила менеджеров следить за тем, чтобы она не писала в твиттер пьяной), нам всё равно кажется, что жизнь любимых звёзд выглядит именно так.

Мы не задумываемся о том, что остаётся «за кадром», и идеализируем жизнь и отношения знаменитостей. «Многие знаменитости очень похожи на греческих героев и богов: могущественны, красивы, обладают интересной историей и при этом — живые, эмоциональные, уязвимые. И, конечно, окружены мифами, — говорит Адриана Имж. — Однажды присоединившись к ним, люди получают опору и поддержку». Истории звёздных пар — почти что любовные романы XXI века, ожившая сказка, то самое «И жили они долго и счастливо», лучшая иллюстрация к которой — обложка Vanity Fair.

«Отношения с далёким человеком прекрасны: он идеален, могущественен, одним движением руки решил бы кучу проблем своего фаната, он безопасен — не придёт бить окна в твоей квартире и валяться на твоём ковре — и даёт возможность прожить интересную, красивую и яркую жизнь не выходя из дома, — считает Адриана Имж. — И когда в жизни знаменитости происходит что-то тяжёлое, сказка об идеальной жизни рушится, её поклонники могут переживать больше, чем за своих знакомых — ведь они тоже „участвуют“ в жизни этого человека и могут воспринимать его беды как свои или своего родителя, партнёра или близкого друга. Магия слияния».

Разводы в нашем мире нередки — по данным Федеральной службы государственной статистики, в 2015 году на каждую тысячу населения в России приходилось 4,2 развода. В США эта цифра выше: в 2014 году на каждую тысячу населения приходилось 6,9 развода. Казалось бы, это обычное явление — у каждого из нас есть знакомые, пережившие измену или развод, — но в случае со знаменитостями мы порой не можем себе даже представить, что у «идеальных» людей тоже есть проблемы. И когда это всё-таки происходит, мы испытываем целый спектр чувств — от желания отрицать («Со мной такого никогда не случится!») до самоуспокоения и самоутверждения («Если такое происходит даже с ними, то у меня всё не так плохо»).

Сочувствовать и сопереживать тем, кого мы на самом деле не знаем, — обычное дело: без этого было бы невозможным искусство, стала бы менее популярной благотворительность. В мире, где каждый шаг знаменитости документируется, невозможно не додумывать, кто он, какой у него характер и как строятся его отношения с людьми. Главное не забывать при этом, что за идеальным образом находится человек — такой же, как мы все.

Фотографии: Vladimir Voronin - adobe.stock.com

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.