Views Comments Previous Next Search

МнениеПочему вывод абортов из системы обязательного страхования аморален

Татьяна Никонова рассуждает о проблемах, которые может повлечь за собой инициатива властей и РПЦ

Почему вывод абортов из системы обязательного страхования аморален — Мнение на Wonderzine

Текст: Татьяна Никонова, автор блога Sam Jones’s Diary,
бывший главный редактор портала takzdorovo.ru

На прошлой неделе Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил с речью в Госдуме с предложением, которое способно серьезно ударить по женскому населению России и демографической ситуации в стране — хотя направлено оно, как кажется сторонникам церкви, на достижение ровно противоположной цели. Дословно патриарх сказал следующее: «Полагаю морально оправданным выведение операции по искусственному прерыванию беременности из системы обязательного медицинского страхования, которое поддерживается за счет налогоплательщиков, в том числе тех, которые категорически не приемлют аборты.

Здесь я хотел бы вступить в дискуссию с оппонентами. Нам говорят, что если это сделать и вывести аборты из системы страхования, то увеличится количество подпольных абортов. Простите, а подпольные аборты бесплатно делаются? Есть хоть один „подпольщик“, который бесплатно совершает аборт? Он дерет деньги и будет брать еще больше. Просто нужно, чтобы в случае, когда женщина принимает такое роковое решение, она, естественно, обращалась бы к профессиональным медикам, цена услуг которых не должна быть больше, чем цена услуг „подпольщиков“, и решится проблема. А кроме этого аргумента у оппонентов этого предложения нет ни одного другого».

Почему вывод абортов из системы обязательного страхования аморален. Изображение № 1.

На самом деле они есть, и патриарх не может о них не знать. При этом заявления главы церкви о необходимости полностью запретить аборты сами по себе не должны никого удивлять — почти все распространенные конфессии придерживаются идеи контроля над женским телом и крайне неохотно приспосабливаются к текущим реалиям. Возмущаться призывом патриарха запретить аборты всё равно что осуждать верующих за соблюдение религиозных традиций. Такая у них генеральная линия партии, не вопрос. Вопросы возникают, когда церковь — любая — вмешивается в дела светского государства и личную жизнь людей, в ней не состоящих.

О том, что мы постепенно сдвигаемся от секулярного государства в сторону теократического, а позиция церкви по подобным вопросам может стать регламентирующей, говорит, в частности, признание члена комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ирины Чирковой. По ее словам, законопроект о выводе абортов из ОМС внесен в пятерку первоочередных и может быть вынесен на рассмотрение уже весной, несмотря на то, что «медицинские центры против, а все организации, связанные с церковью, за». Объясню, почему это убийственная инициатива, которая не решит проблем, а наоборот, их только усугубит.

Россия — уникальная страна по многим параметрам, не только по своим размерам и качеству дорог, но в том числе и по количеству абортов. Мы мировой лидер по количеству прерываний беременности на душу населения. В стране, где не наберется и 80 миллионов женщин, включая грудных детей и старушек, делается больше миллиона абортов в год. Фактически аборты сейчас — методика планирования семьи. Это связано как с тотальной сексуальной безграмотностью, так и со сложившимися еще в СССР привычками, когда альтернативы практически не существовало, а бесплатная медицина вполне функционировала. Наши соседи по лестничной клетке до сих пор всерьез считают прерванный акт или расчет «безопасных» дней приемлемым способом предохранения. Но если уж не получилось, тогда на аборт, благо можно сделать бесплатно.

 

От абортов общество удерживают либо жесткий контроль над телом и поведением женщины извне, либо информированность

 

Легко предположить, что к такому наплевательскому отношению к собственному телу ведет, собственно, доступность операции по прерыванию беременности — и следовательно, выведение абортов из системы медицинского страхования резко улучшит ситуацию. На самом деле всё ровно наоборот. Это доказывает тот факт, что меньше всего абортов в стране делают в Москве и на Северном Кавказе — на двух полюсах российской культуры.

В Москве, где несколько миллионов человек в состоянии оплатить небольшую операцию себе или партнеру, культ сексуального легкомыслия распространен больше, чем в любом другом российском городе. Но также люди практически купаются в информации и чаще задумываются о последствиях своих действий. Соответственно, аккуратнее и эффективнее предохраняются — просто потому, что знают, как это делается, и деньги у них на это есть. В то же время на Кавказе до сих пор случаются «убийства чести», и даже Тина Канделаки носит платок в гостях у Рамзана Кадырова и подписчиков его инстаграма. Таким образом, от абортов общество удерживают либо жесткий контроль над телом и поведением женщины извне, либо информированность и самостоятельная забота о себе.

Что же предпочтут глава русской православной церкви и народные, не побоюсь этого слова, избранники, из которых 86 % — мужчины? Запреты или сексуальное просвещение? Разговоры о морали или науку надевать презерватив? Образование или наказание? А речь идет именно о наказании, поскольку смысл заявления патриарха состоит в двух основных идеях.

Во-первых, эта инициатива морально оправдывает позицию не заботиться о тех, кто попал в созданную собственноручно беду (идиоты, разбившие друг другу головы в пьяной драке, не считаются — их больницы продолжат принимать бесплатно). Во-вторых, легальная и относительно безопасная операция в медицинском учреждении приравнивается к выскребанию на кухонном столе, а коммерческой медицине дают зеленый свет ориентироваться на черный рынок медуслуг.

Почему вывод абортов из системы обязательного страхования аморален. Изображение № 2.

Всё это особенно опасно, учитывая состояние системы здравоохранения и срез населения, чаще всего обращающийся за бесплатными услугами. Бесплатно в местную клинику на аборт сейчас идет женщина, у которой нет других вариантов: у нее нет собственных денег, у нее не хватает денег на платную услугу, она школьница или студентка, она многодетная мать, возможно, она живет в маленьком населенном пункте и вообще с трудом представляет, куда обращаться за медицинской помощью, кроме как в областную больницу, до которой еще доехать надо, и так далее.

Поэтому запрет бесплатных абортов — удар по самым незащищенным женщинам, которые просто не могут себе позволить этого ребенка или прерывание беременности в коммерческой клинике. И этой женщиной в любой момент может стать любая из нас, учитывая экономические тенденции последних месяцев.

Патриарх ожидает демографический взрыв при запрете бесплатных абортов, неявно подразумевая, что платный в таком случае делать не станут. Но если у женщины нет денег даже на аборт, ей и растить ребенка не на что. Если бесплатные аборты закончатся, это не наполнит женские кошельки. Если платные легальные и криминальные аборты начнут конкурировать, последние всегда будут дешевле как минимум за счет отсутствия квалифицированных специалистов, цветов в приемных и необходимости платить налоги государству и давать взятки пожарной инспекции. «Дерут» за подпольные аборты только там, где легальное прерывание беременности в принципе недоступно.

Однако если у женщины денег нет, она станет выбирать не между легальным и подпольным абортом, а между подпольным (дешевым), самостоятельным (бесплатным) и отказом от уже родившегося ребенка. То есть между осложнениями от инфицирования и бесплодия вплоть до смерти и обеспечением демографического взрыва в наших лучших в мире детских домах.

 

«Категорически не приемлющие аборты» налогоплательщики что-то не рвутся усыновлять брошенных сирот

 

Откуда детдом, спросите вы. Может, родившие женщины начнут чаще оставлять незапланированных детей себе? Однако мы помним, что речь идет о женщинах, у которых лишних денег нет, а рассчитывать на помощь отцов детей бесполезно. В России от выплаты алиментов уклоняются до 70 % мужчин, на которых дела заводились. Остальные по возможности скрывают свои реальные доходы — их выплаты слишком низкие даже для средней по стране зарплаты. Деторождение и всё с ним связанное — традиционно исключительно женская головная боль, а «категорически не приемлющие аборты» налогоплательщики что-то не рвутся усыновлять брошенных сирот.

Поэтому моралью, как ее понимает церковь, оправдывается подталкивание женщин к самоубийственным действиям и увеличение количества неприспособленных к жизни несчастных детей, выросших без родителей и легко попадающих в криминальные группировки. В этом лицемерии и есть главный ужас поддержанного Госдумой выступления. Вместо всего выступления можно было бы честно сказать: «Давайте накажем всех женщин — как верующих, так и атеисток — за секс, радость жизни и желание ее самостоятельно планировать».

К слову, о морали. На прошлой же неделе в храме Христа Спасителя прошла конференция преподавателей основ православной культуры в государственных школах. Учителя жаловались, что дети предпочитают Бэтмена, а не Александра Невского. Методисты предложили учителям противопоставлять Бэтмену образ Христа. Хотя если подумать, Бэтмен как ролевая модель прекрасно бы подошел для сексуального просвещения. У него, как и у Патриарха, есть пуленепробиваемый куколь, а еще Бэтмен весь в резине, поэтому его женщинам не приходится задумываться, делать или не делать аборт. Но такие герои не соответствуют официальным представлениям о морали и нравственности, поэтому копите деньги, девочки, нам еще за многое придется платить.

Фотографии: 1, 2 via Shutterstock

Рассказать друзьям
155 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.