Views Comments Previous Next Search

ДелоТоп-менеджер
Малин Йонин о том,
как управлять IKEA

Вице-СЕО о карьере в шведской компании и переезде в Россию

Топ-менеджер
Малин Йонин о том,
как управлять IKEA — Дело на Wonderzine
Топ-менеджер
Малин Йонин о том,
как управлять IKEA. Изображение № 1.

александра савина

В РУБРИКЕ «ДЕЛО» мы знакомим читателей с женщинами разных профессий и увлечений, которые нравятся нам или просто интересны. На этот раз нашей героиней стала Малин Йонин — заместитель директора розничной сети IKEA Россия.

 

Я родилась и работала в Швеции, там же изучала менеджмент в спорте — в шведском университете Bosön Sport Management Sweden. В то время я и сама активно тренировалась, поэтому и выбрала такое направление. До IKEA я успела поработать в разных местах, многое было связано с работой с молодёжью. Ещё я сотрудничала с маленькими проектами, руководила ими — например, с нуля устраивала спортивный лагерь. 

После учебы я выбирала между работой преподавателя физкультуры в Стокгольме и возможностью переехать в Швейцарию, чтобы играть там в команде по хоккею в зале. Я подумала, что мне было бы интересно год-два пожить в другой стране, и переехала — но быстро поняла, что хотела бы, чтобы у меня была и «нормальная» работа. Тогда я задумалась: почему не IKEA? Я из Швеции, IKEA тоже из Швеции, компания мне хорошо знакома. В первые годы в новой стране я продолжала учиться: получила степень бакалавра в управлении бизнесом и степень магистра в маркетинге.

Поначалу я была обычным сотрудником, но потом из-за моей любви к тому, чтобы вести людей и развивать бизнес через работников, мне поручили новые обязанности — сначала стала руководителем группы в отделе продаж, затем руководителем отдела продаж, а после этого — директором магазина в Санкт-Галлене. Это было уже похоже на управление целой компанией. И хотя ответственность росла, методы работы не менялись: я искренне убеждена, что ничего не получится, если ты не будешь развивать бизнес через людей.

 

 

О переезде в Россию и адаптации

Меня часто спрашивают, легко ли мне было переехать в Россию. Почему человек может решиться переехать сюда из Швейцарии? У меня на то три веские причины. За год до переезда я побывала в России — поддерживала местные проекты по развитию персонала, и мне очень понравились люди, с которыми я познакомилась. Важно и то, что Россия — стратегически важный рынок для IKEA, и у меня здесь гораздо больше обязанностей по сравнению с тем, что были раньше. К тому же здесь большой комплексный бизнес: и дистрибьюторский центр, и торгово-развлекательные центры «МЕГА», и фабрики, и организация закупок. Всё это подразумевает разноплановые интересные задачи. К тому же, мне кажется, один из лучших способов саморазвития — знакомиться с разными культурами и смотреть на окружающий мир с новых точек зрения. Я заметила это, ещё когда переехала из Швеции в Швейцарию. Для меня, наверное, сегодня это самое главное: я думаю, что если ты развиваешься в личностном плане, ты будешь намного лучше и как профессионал.

 

 

Адаптироваться к жизни в России было несложно. Я думаю, что могла бы жить где угодно. Тяжелее всего даются прикладные вещи, например, вождение в Москве. Или аэропорты — вчера я приехала туда поздно, и была огромная очередь на паспортный контроль — нужно терпение, чтобы стоять и ждать. Ты переезжаешь в город, где живет больше людей, чем во всей Швейцарии. Это может быть непросто, но это не касается отношения к стране в целом.

Адаптироваться к жизни в России было несложно. Я думаю, что могла бы жить где угодно

 

Думаю, между всеми странами есть культурные различия, но мне кажется, неправильно обобщать. Когда работаешь в компании с единой системой ценностей, сильной культурой, ты видишь много похожего — и везде чувствуешь дух IKEA. Но да, работа в России отличается от работы в других странах — например, скоростью или тем, как принимаются решения. Россию воспринимают как что-то единое, но это очень большая и разнообразная страна со сложной культурой. При этом, например, в Швейцарии, очень маленьком государстве, — четыре официальных языка, которые подразумевают очень разные культуры. Это тоже очень интересно.

 

 

О работе в IKEA

В отделении IKEA в России есть генеральный директор — а у него три заместителя. Мою нынешнюю должность можно описать как вице-СЕО — или заместитель генерального директора. Я слежу за тем, чтобы предложение IKEA соответствовало потребностям покупателей в России, делало их дом лучше. Когда вы как клиент приходите к нам за покупками, онлайн или оффлайн, мы хотим, чтобы вы получили приятный опыт, который вам хотелось бы повторить. Тут возникает несколько дополнительных вопросов: хотите ли вы забрать покупку в магазине или чтобы вам доставили её домой, и так далее. Над этим я тоже работаю. Помимо этого, я, конечно, посещаю множество наших площадок — их у нас в России пятнадцать.

 

 

Я много путешествую по регионам, встречаюсь с людьми, хожу к ним в гости, чтобы посмотреть, как они живут, и что мы можем сделать, чтобы улучшить их повседневные дела. Я была в Адыгее, Новосибирске, Ростове, Санкт-Петербурге, Уфе, Самаре, Казани, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде — путешествую по всей стране. Мне говорят: «Ты, наверное, видела в России больше, чем мы». Это очень хорошая страна, здесь много приятных мест и приятных людей.

У нас горизонтальная иерархия, и мы всей командой работаем над решением проблем

 

Думаю, для того чтобы работать в IKEA, нужно понимать и разделять наши ценности. Например, мы постоянно проверяем, готов ли работник к повышению, а сотрудникам каждый день нужно работать лучше, чем вчера. Мы стремимся к постоянному обновлению и улучшению — если вы всё это ненавидите и вам в первую очередь важно спокойствие, вам будет тяжело в компании вроде нашей. Наш способ работы определяет, какие сотрудники к нам приходят. Нам также важно лидерство и чтобы люди брали на себя ответственность. У нас не действует принцип «сверху вниз» — у нас горизонтальная иерархия, и мы всей командой работаем над решением проблем. Культура лидерства — одно из самых больших отличий, с которыми сталкиваются люди, когда приходят к нам работать.

 

 

О том, каково быть женщиной в топ-менеджменте

У меня два брата — на десять и двенадцать лет старше меня. Мы постоянно соревновались, но они никогда не считали, что я чего-то не могу из-за своего гендера: они всегда говорили, что я слишком маленькая для чего-то, но никогда — что я девочка. Я мало сталкивалась с сексизмом, хотя не всегда соответствую представлениям других людей о том, как должен выглядеть топ-менеджер IKEA. Такое несколько раз случалось на презентациях и встречах в разных странах, люди не верили, что я — это я. Они спрашивали: «Мистер Йонин?» А я говорила, что это я, Малин. Я не принимаю это близко к сердцу. В IKEA мы во всех странах много работаем над разнообразием, которое включает в себя не только гендерное равенство. При этом я думаю, что женщине построить карьеру в IKEA не сложнее, чем мужчине. В некоторых странах есть дополнительные нюансы — например, есть ли женщине где оставить ребенка, и так далее. Но в IKEA мы хорошо соблюдаем баланс мужчин и женщин, а в России даже перекос в другую сторону: 61 % наших менеджеров — женщины, а среди руководителей высшего звена 70–80 % женщин.

Что помогает мне расслабляться? У меня есть собачки. Им совсем не интересна моя работа. Когда я прихожу домой, они не спрашивают, почему меня так долго не было или почему я задержалась, — они просто рады и хотят гулять. Когда я выхожу с ними на улицу, я успокаиваюсь. Это отличное время, чтобы порефлексировать — они становятся старше и уже не очень быстро передвигаются, так что мне тоже приходится идти медленнее. Еще я люблю заниматься спортом — к сожалению, в последнее время получается реже, но мне это очень нравится.

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.