Views Comments Previous Next Search

Дело«Когда придет настоящий режиссёр?»: О работе женщин в Голливуде

Документалистка Сара Мошман об опыте женщины-режиссёра

«Когда придет настоящий режиссёр?»: О работе женщин в Голливуде — Дело на Wonderzine

ИНТЕРВЬЮ: Алиса Таежная

В РУБРИКЕ «ДЕЛО» мы знакомим читателей с женщинами разных профессий и увлечений, которые нравятся нам или просто интересны. На этот раз нашей героиней стала документалистка Сара Мошман. Начинавшая карьеру на телевидении, Сара собрала деньги на свой дебютный полный метр — документальный фильм «Обычные женщины и необычные дела», с которым объехала фестивали по всему миру. Это история женщин нетипичных профессий — пилотессы, астронавтки, профессора математики и женщины-адмирала. Wonderzine встретился с Сарой в Москве — она стала гостьей фестиваля современного американского документального кино SHOW US, — чтобы обсудить возможности женщин в киноиндустрии и то, как изменилась женская повестка в США за последние несколько лет.

 

О сексизме

Я выросла в Чикаго, а училась в киношколе в Майами. Мне всегда нравились документальные фильмы — больше чем нарративное кино. И после киношколы я поехала в Голливуд. Там я снимала в основном реалити-шоу, очень многому научилась, но всё ещё не ощущала, что рассказываю действительно важные истории — слишком многое в этих эфирах оставалось за бортом. Примерно в то же время я начала замечать нехватку сильных женских образов и ролевых моделей: даже сейчас в медиапространстве женщин не хватает.

Мои родители никогда не говорили, что мне будет труднее, потому что я женщина — со временем я выяснила это сама. Мама с 18 лет работала химическим инженером, потом стала адвокатом, всегда работала и при этом активно воспитывала меня — я чувствовала себя очень любимым ребёнком. Мой папа — документалист и телережиссёр — никогда не отговаривал меня от киношколы. Как только я начала работать, поняла всё: работа в коллективах только с мужчинами, предубеждения против женщин, препятствия, которые нам передались в наследство от предыдущих поколений. 

 

 

Когда я училась на режиссёра и работала на ТВ, постоянно нужно было бороться с давлением со стороны. Допустим, ты в классе — двадцать парней и две девушки: и даже от этого кажешься себе менее значительной. Тебе как будто не нужно занимать место, а ещё всем очевидно, что парни всегда будут впереди, потому что якобы с рождения могут держать камеру правильно. Непонятно, откуда взялся этот миф, но он очень живуч. Парни более техничны, а мы должны быть милы и вежливы, стремиться к совершенству и оставаться красивыми. Возможно, если бы мы не думали каждый день о том, как нам выглядеть, у нас освободилось бы много времени на всё остальное.

Домогательства в развлекательной индустрии испытывают на себе в той или иной степени все женщины. Грани очень размыты, и это удобно

 

На телевидении очень много сексизма и домогательств, но главная проблема в том, что везде — слепые зоны. Ты никогда не понимаешь, когда нужно громко заявить о проблеме, а когда — относиться ко всему спокойно. Я не хотела никого разоблачать и обращать на себя лишнее внимание: я просто хотела хорошо делать свою работу, сохранить карьеру и по возможности продвигаться по лестнице вверх. В какой-то момент, правда, я уже не понимала, что значит это «вверх» и к чему я вообще иду — мои фильмы стали выходом из этого тупика.

Да, я думаю, что домогательства в развлекательной индустрии испытывают на себе в той или иной степени все женщины. Грани очень размыты, и это удобно: никто не знает, находишься ли ты в профессиональной ситуации или вы просто проводите время вместе. Для меня было очевидно, где проходит граница, но никогда не для другой стороны. Погладят тебя по ноге, приобнимут между делом или что-то в этом роде. Да и вообще, быть женщиной-режиссёром на телевизионной площадке — слишком сильное впечатление. Меня постоянно спрашивали — когда придёт настоящий оператор или режиссёр? Людям нужно было быстро перестроить своё определение профессии на моих глазах. Я не против подать пример или быть первопроходцем, но постоянно доказывать что-то другим просто измождает. 

 

 

Я убедилась, что мужчин часто выбирают по их потенциалу, а женщин — по чёткому списку прошлых достижений. Ты должна сделать ровно эту работу в прошлом, чтобы тебя спокойно взяли на новую работу с такими же обязанностями. И ещё тебе надо быть очень сильной, чтобы тебя оставили на работе — если повезёт, ты даже можешь робко попросить о повышении гонорара. С парнями всё работает иначе: «Ну ты-то знаешь, как камера работает! Всё будет хорошо». Я правда верю в лучшее в людях и думаю, большая часть этого — неосознанные реакции. В общем, я стараюсь прощать людям их предрассудки. У меня они тоже есть.

Я убедилась, что мужчин часто выбирают по их потенциалу, а женщин — по чёткому списку прошлых достижений

 

Если у вас нет женщин на лидерских позициях в телекомпании, вы не увидите телешоу с женщинами — это просто доказанный факт. Когда Джина Дэвис делала исследование массовки, то даже в нём она выяснила, что в рядовой толпе мужчин вдвое больше, чем женщин. 

Я делала 10 сезонов «Танцев со звёздами» и несколько кулинарных шоу. В общем, ничего ужасного, но даже там всплывали стандартные гендерные роли, типовые ожидания от героев. Динамика за кулисами тоже везде примерно похожа: люди борются за власть и внимание, в общении очень много сексизма и постоянного перехода личных границ. А потом я работала на довольно приятном шоу Made на MTV — там с подростками занимался наставник по одному из выбранных им интересов. Например, обычного школьника тренировали на скейтбордиста и музыканта — такое шоу исполнения мечты: довольно неплохая идея, и я снимала его сама вместе с героем. 

 

 

О женском проекте и деньгах

Для нашего проекта мы собирались снимать 10 человек, а потом количество внезапно удвоилось. Невероятные женщины с огромными достижениями есть везде — нужно только посмотреть по сторонам. К каким-то героиням нельзя было прийти просто так — например, к адмиралу Морского Флота: ты не можешь просто позвонить и попросить её к телефону. Многие интервью не подтверждались до последнего момента, и нам приходилось импровизировать. 

Многим режиссёрам-женщинам некомфортно собирать деньги для «женского» проекта: они относятся к краудфандингу как к крику о помощи — поддержите нас, иначе мы не справимся! У меня не было вариантов — надо было получить бюджет на фильм, и я легко преодолела все предрассудки. Наши жертвователи были наполовину из знакомых, наполовину — совсем посторонние: женщин в два раза больше, чем мужчин. Очень важно сразу иметь доступ к дополнительному слою людей — не из своей среды, и на них протестировать жизнеспособность идеи. Краудфандинг никогда не о человеке, который просит пожертвования, а об идее, на которую ему нужны деньги. Нужен ли твой проект случайным людям настолько, чтобы они открыли кошельки и достали оттуда 20 долларов? 

 

 

У меня работает очень много женщин — в целом я стараюсь нанимать приятных людей с прицелом на женщин, когда это возможно. Звукорежиссёр, графический дизайнер, композитор в кино — стандартно мужские профессии: у меня работают женщины. А ещё я ценю роль наставника, так что стараюсь включать в продакшен начинающих режиссёров-женщин, которым нужен опыт работы. Конечно, я не гоняю их по площадке за кофе — мне просто хочется, чтобы они увидели, как устроен съёмочный процесс, и не боялись потом сделать что-то своё.  

Режиссёрам-женщинам некомфортно собирать деньги для «женского» проекта: они относятся к краудфандингу как к крику о помощи

 

Мы думали, что делаем фильм для молодых девушек, но молодые парни тоже откликались — и это важно. Нельзя говорить о феминизме, приглашая к разговору только половину человечества. Мужчинам не хватает женских ролевых моделей так же остро, как и нам. Можно собираться тесным женских кругом, ощущать уют и взаимопонимание, а потом отправляться в обычный мир — такой же, как и прежде. Если мужчины будут воспитываться в мире, где их коллеги-девушки им равны, если мы с ними будем говорить об этом напрямую, может измениться очень многое. Среди наших зрителей был 11-летний мальчик, сын одинокой мамы, который говорил, что привык к сильным женщинам, но никогда не знал, сколько усилий его мама предприняла, чтобы стать успешной, через какое количество препятствий ей пришлось пройти.  

 

 

 

 

О терминах и селебрити

Я часто сталкиваюсь в Штатах с тем, что людям не нравятся ярлыки и они избегают определения «феминистка» в публичном поле. До сих пор сильны предрассудки, что феминистки не любят детей, не хотят носить макияж или против цветов в подарок. Многие американцы любят говорить — «я не феминист, я гуманист» — и я понимаю, что они имеют в виду. Я тоже за права человека, но, может, мы поговорим о том, как сделать жизнь женщин проще? Вообще, по моему опыту, людям не нравятся любые характеристики с окончанием на -ист. Знаменитости тоже ведут себя противоречиво — одни буквально на каждом углу говорят о феминизме, другие отшатываются от этого слова, чтобы не отпугнуть поклонников. Консенсуса нет даже в Америке.

The Future is Female — очевидно, тренд. У меня самой есть такая футболка, и я с гордостью её ношу. Что точно изменилось — мало кому теперь нужно объяснять, что такое феминизм: в Америке все в целом имеют представление. Селебрити-влияние — это отлично, если искренне и идёт на пользу общей повестке. Мы не хотели добавлять известных людей в свой фильм — любой продюсер и маркетолог сказал бы, что это ошибка. Но для нас было важно избавить фильм от любого налёта селебрити-культуры и показать обычных людей, которые умеют добиться значительных результатов. Нам не хотелось идти по дороге «если ты не на телеке, ты неудачник» — это какой-то неправильный подход к выбору героев. Ну и выбор актрис, певиц и моделей — часто объективированных — тоже не пошёл бы на пользу общей идее.

 

 

Второй наш фильм — история четырех женщин, которые начали большой благотворительный проект и очень понравились мне при личном знакомстве. Все они — непрофессиональные спортсменки, занимавшиеся греблей и рисковавшие жизнью не ради славы, а из-за принципов и убеждений. Они понравились мне тем, что тоже были как бы «обычными женщинами», участвовавшими в огромном проекте не для себя. Теперь фильм попал на Netflix, а мои героини в нём, кажется, совершили невозможное — переплыли Тихий океан.  

Многие американцы любят говорить —
«я не феминист, я гуманист» — и я понимаю, что они имеют в виду

 

Сейчас я беременна — говорю для тех, кто не может этого увидеть. Роды через пару месяцев, у меня будет дочь — и это очень вдохновляет меня. После промо предыдущего фильма я взялась за производство следующего проекта — про сексуальные домогательства. Это распространённая трудовая проблема, к сожалению, с сильным негативным влиянием. В этот раз мне хочется выйти из американского контекста и посмотреть на ситуацию с позиции людей из разных стран. Мне в целом интересны явления за пределами нашей страны, так что я буду изучать всю доступную мне информацию по всему миру.

 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.