Views Comments Previous Next Search

ДелоХудожница Антонина Баевер о коррупции, телешоу и социализме

«В среде современного искусства нет ни сексизма, ни гомофобии»

Художница Антонина Баевер о коррупции, телешоу и социализме — Дело на Wonderzine

27 декабря в московском «Манеже» откроется выставка «Большие надежды» — на ней собраны работы молодых российских медиахудожников. На протяжении 2014 года в «Манеже» прошли персональные выставки 13 авторов, которые исследуют окружающую реальность и фиксируют ее с помощью видео, фото и инсталляций, а в конце декабря в выставочном зале покажут работы всех участников проекта. Мы поговорили с одной из самых известных молодых видеохудожниц, участвующих в «Больших надеждах», — Антониной Баевер. Выпускница школы им. Родченко, участница ХХХV ММКФ и XII Каннского видеофестиваля и куратор рассказала Wonderzine, почему в искусстве нет коррупции и сексизма и как видеоарт вдохновляется телевидением и роликами на YouTube.

Интервью: Анна Савина

Антонина
Баевер

   

художница

 

В своей работе мне важно было показать пальцем не на окружающих,
а на себя

Художница Антонина Баевер о коррупции, телешоу и социализме. Изображение № 1.

   

 

Сначала мне казалось, что я хочу снимать кино. Когда я попала на курсы при ВГИК, то поняла, что это меня совершенно не интересует. Это был не мой мир, и идеи и проблемы персонажей, которые действовали в этой среде, меня совсем не волновали. Мне повезло, что я узнала про школу им. Родченко и пошла учиться к художнику Кириллу Преображенскому. Там я нашла свою среду: в школе учились ребята, с которыми мне хотелось общаться, работать и делиться чем-то важным. И до сих пор это происходит – например, недавно со студентами и выпускниками школы мы сделали выставку «Возмутители спокойствия» на дизайн-заводе FLACON.

Я люблю смотреть кино как потребитель и обычно выбираю самые массовые, высокобюджетные и развлекательные фильмы. Как художнику мне не интересны проблемы взаимоотношений, переживания индивида, который мечется между работой и отношениями — в общем, все истории одного человека, которые часто показывают в кино. Искусство, на мой взгляд, решает другие проблемы, например социальные или эстетические. Мне интересно, как создается искусство, а производством кино мне не хочется заниматься.

Процесс создания дипломной работы в школе им. Родченко у меня занял целый год. В ее основе лежит реальное исследование — сейчас это слово стало очень заезженным, но в данном случае действительно была проведена полевая разведка. Я хотела узнать, можно ли купить диплом для арт-школы в коммерческой фирме, и прошерстила все первые несколько страниц Google, которые появляются при запросе «купить дипломную работу». Я пообщалась с десятками сотрудников компаний, которые предлагают свои услуги, и пыталась заказать диплом — если всё прошло бы удачно, можно было бы защититься с ним в школе им. Родченко. Все результаты и наиболее яркие моменты моего исследования отражены в фильме, который сделан впоследствии. Он показывает, что в России существует рынок дипломов, курсовых работ и диссертаций, который ни для кого не является секретом. В зависимости от размера суммы, можно с большим или меньшим успехом защититься с купленной работой. Но мне так и не смогли предложить что-то адекватное запросу — к счастью, в искусстве это пока невозможно.

 

 

Проблемы гендерного неравенства существуют
на других территориях, и художники
должны говорить об этом

 

 

Когда я определилась с идеей и начала исследование рынка, я не знала в какой форме буду представлять результат, потому что было непонятно, как закончится исследование. Делать инсталляцию мне не хотелось, потому что это была бы вялая форма для этой работы. Она не была бы достаточно мобильной, чтобы показать ее большому количеству людей, а мне хотелось говорить об этой проблеме. Только по результатам исследования был составлен сценарий фильма, в котором среди героев есть мой дипломный руководитель Александр Евангели и мои коллеги, которые давали мне советы. Так как весь материал был уже собран, ходить заново со скрытой камерой было бы бессмысленно, а снимать фильм с актерами — нелепо. Художник Дмитрий Венков посоветовал мне сервис для создания анимации Xtranormal. Мне понравилась эта платформа, потому что там были смешные персонажи, которые придают дополнительную иронию работе. Получился фактически документальный фильм — все диалоги и то, что мне предлагали купить, реальны.

На выставке «Большие надежды» я буду показывать работу «Социализм во сне», это инсталляция из видео и серии фотографий. Она тоже связана с социальными проблемами, хотя и не основана на исследовании. В ней моя героиня рассказывает о трех своих снах, которые связаны с окружающей ее реальностью. Во сне она пытается исправить вещи, которые меня не устраивают. Например, я жила в доме, где висело объявление, что рабочим в спецодежде нельзя пользоваться лифтом, и мне казалось, что это дико несправедливо, но я ничего с этим не делала и ходила мимо, как и все остальные жители этого дома. Все мои побуждения остались на уровне разговоров, как и многие интенции моих товарищей и других людей, которые хотят изменить что-то к лучшему. В этом видео мне важно было показать пальцем не на окружающих, а на себя, и, надеюсь, мне это удалось.

Просто фиксировать реальность практически невозможно — не существует подлинной документальности, изображением всегда манипулируют, и тут вопрос в том, что человек хочет сказать. То, что некоторые мои работы основаны на реальных событиях, не значит, что я документалист. Когда я делала диплом, моей задачей было узнать, насколько коррупция, которая существует во всех сферах жизни, добралась до современного искусства. Оказалось, что в сфере образования в современном искусстве ее пока нет. Диплом школы им. Родченко не дает особого престижа, с ним нельзя устроиться на высокооплачиваемую работу. На первый план выходит то, что ты делаешь, и если это интересно, образование не имеет значения.

 

 

Мне наивно хочется думать, что в среде современного искусства нет не только коррупции, но и сексизма и гомофобии. Мне кажется, что в художественной среде должны преобладать горизонтальные связи и равенство. Проблемы гендерного неравенства существуют на других территориях, и художники должны говорить об этом. Например, недавно на дизайн-заводе FLACON Саша Приймаченко показывал работу, которая связана со скандальной травлей канадской игровой журналистки Аниты Саркисян, — он сделал «селфи» братьев Марио на фоне знаменитых картин с изображением женщин (работа называется «#savingprincess»).

Меня интересует история отношений телевидения и видеоарта. Это большая тема в истории жанра, потому что в 60-е как раз всё с рефлексии на телевидение и началось. В какой-то момент мои интересы и интересы арт-критика Валентина Дьяконова и художника Дмитрия Венкова сошлись, и мы сняли шоу о современном искусстве. Мы придумали его, когда были на Бергенской триеннале, которую курировали Екатерина Дёготь и Давид Рифф. Там мы разговорились и поняли, что все любим американские late night shows Джона Стюарта, Кольбера и других. Мы решили сделать что-то подобное, но про современное искусство. Сначала это были только на уровне шуток и угара, но потом мы воплотили это в снятые видео. Вышло два выпуска и спецвыпуск, который мы показывали на «Больших надеждах» — программа «Невремя».

Новые способы передачи информации интересуют очень многих художников, всё равно, что многих интересует, «что такое искусство» — это какие-то очень общие вопросы. Мне интересно, что делают Альберт Солдатов, Полина Канис, Дмитрий Венков, Дмитрий Фёдоров, Лёша Таруц. Что касается зарубежных авторов, то мне нравится Хеннесси Янгмен, который прославился благодаря своему каналу на YouTube, и Райан Трекартен. Мне тоже было интересно сделать работу, которая показывается только на YouTube, и шоу с Валентином Дьяконовым было сделано специально для интернета, эти выпуски не показывались в выставочных залах, потому что современное телевидение — это онлайн-телевидение.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.