Views Comments Previous Next Search

Личный опыт«Они только на вид плюшевые и безобидные»: Как я ухаживала за пандами

Элиза Джонсон о том, как она занимается волонтёрством на благо животным

«Они только на вид плюшевые и безобидные»: Как я ухаживала за пандами — Личный опыт на Wonderzine

Интервью: Елена Чернявская

Всё началось с того, что двенадцать лет назад я получила грант. Нет, не так — всё началось с того, что после окончания университета в России я выбрала себе учебную программу в Британии. Денег у меня не было, и я принялась искать того, кто мне её оплатит. Я разослала в сто пятьдесят крупных компаний сто пятьдесят писем одинакового содержания, где рассказала о себе, блестящих учебных успехах и выбранной британской программе — а напоследок спрашивала, нет ли, уважаемый сэр, в вашей замечательной компании грантов на оплату обучения для молодых талантов в сфере ваших интересов.

Мне отказывали снова и снова, но через полгода грант всё же нашёлся: я эколог по профессии и оплатить мне учёбу согласилась большая компания по производству химических препаратов. Они учат экологов и спонсируют научные разработки в сфере очищения окружающей среды, таким образом компенсируя нанесённый природе вред. Так я попала в Оксфордский университет.

«Они только на вид плюшевые и безобидные»: Как я ухаживала за пандами. Изображение № 1.

 

Я планировала только поучиться, но жизнь, как водится, внесла свои исправления: я вышла замуж за сокурсника. По окончании учёбы мне предстояло остаться в Великобритании жить и, соответственно, искать работу, жильё и прочее. К моему огромному удивлению, чуть ли не половина моих однокашников совершенно не собиралась этого делать, и даже более того — планировала gap year. Оказалось, что в Британии многие студенты не устраиваются на работу сразу после университета, а проводят следующий год — его-то и называют «промежуточным» — в путешествии. Делается это для того, чтобы понять, чем ты хочешь дальше заниматься, куда направить будущую карьеру, ну и просто чтобы пожить за границей, посмотреть людей и мир в юности, пока ещё нет серьёзных обязательств.

Вчерашние студенты — народ небогатый, а обращаться за деньгами к родителям или жить за их счёт не принято, поэтому ездят выпускники бюджетно. Кто-то пользуется автостопом, кто-то находит работу в другой стране или подрабатывает то тут то там, и, как оказалось, многие едут волонтёрствовать — бесплатно работать в какой-нибудь благотворительной организации в обмен на билеты, еду и жильё. В итоге мы с мужем попутешествовали пару месяцев на машине по Европе и вернулись искать работу. Тратить целый год мы посчитали неразумным. Но идея отпуска с пользой и без затрат мне понравилась, и через несколько лет мы решились и в первый раз поехали работать по волонтёрской программе на месяц в Африку, в большой заповедник — вполне логичный выбор для семьи из двух экологов.

Английские друзья весело выспрашивали подробности, российские — реагировали по большей части в стиле «делать вам нечего, бесплатно работаете», мама кричала по скайпу «вас там убьют», но всё закончилось благополучно, а впечатлений мы получили столько, что любой автостопщик позавидует. Работали мы в питомнике, который разводит леопардов. С тех пор ездим регулярно примерно раз в полтора года, всегда вместе — и каждый раз в новое место. Побывали в Африке, Латинской Америке и несколько раз в Азии. Познакомились с леопардами, слонами, пумами, обезьянами, черепахами, большими пандами и морем живности помельче. 

 

 

У панд длинные крепкие когти, острые зубы, и дружить с человеком они вовсе
не стремятся, покалечат запросто.
Их не только трогать-тискать — к ним даже в вольер заходить нельзя

 

 

Волонтёрство хорошо тем, что позволяет бесплатно съездить в отдалённые страны, познакомиться с ними изнутри, пообщаться с жителями и при этом не превратиться в неприкаянного немытого бродягу, как это иногда происходит с бэкпэкерами. Организация предоставляет работнику авиабилет, трансфер, жильё и питание, иногда даже чуть-чуть платит (обычно очень немного, на карманные расходы). Если нужна виза — поможет и с визой, волонтёров визовые службы пропускают без проблем. Взамен от человека ждут оптимизм, крепкое здоровье, знание английского языка и желание работать. Программ очень много, для большинства не нужно специальных умений — от волонтёра в заповеднике, например, требуется в основном подготавливать животным еду и убирать территорию, это может делать любой. Срок разный — от недели до года.

В аэропорту работника встречают — у заповедников всегда есть свой транспорт — и отвозят к самолёту по окончании, что важно, потому что благотворительные службы работают обычно в глухих местах, куда сложно добраться без машины. Под жильё выделяют что-то вроде маленькой гостиницы прямо на территории или недалеко от неё в соседней деревушке. Гостиницу стараются сделать как можно лучше, чтобы были все современные удобства, и по возможности выделяют каждому приехавшему отдельную комнату. Питание простое: или своя столовая есть, или просто дают карту в какое-нибудь кафе. Часто и кухня бывает, при желании можно самому готовить.

Работать нужно семь дней в неделю — у животных выходных не бывает, еда и уход нужны им каждый день. Всё бросить и поехать гулять нельзя. Рабочий день длится обычно по пятнадцать-шестнадцать часов, но есть полдня свободные раз в неделю. Далеко не съездишь, но окрестности и местную культуру можно изучить досконально. Волонтёрам обычно рады и работники заповедника, и местные жители — все готовы разговаривать, показывать и рассказывать.

  

«Они только на вид плюшевые и безобидные»: Как я ухаживала за пандами. Изображение № 2.

 

Последняя моя поездка — в Китай, на базу по защите и разведению больших панд. Такие службы ни в коем случае не зоопарки, и резерв для панд точно такой же: животных здесь разводят, полученное потомство растят, адаптируют к жизни в дикой природе и затем выпускают в лес, в природоохранные зоны. Взрослых панд так не выпустишь — они уже привыкли жить на всём готовом, так что их потомство начинают адаптировать с рождения. Поэтому панды тут не сидят в клетках — они живут своей жизнью в больших открытых вольерах, где сохранены джунгли, и у каждого животного отдельный участок примерно в сто квадратных метров. Между вольерами проложены дорожки, туристы могут прийти посмотреть на часть территории, но только издали. 

Мне выделили трёх панд, за которыми я должна была ухаживать. Разведением, адаптацией и прочими серьёзными вещами занимаются учёные, а задача волонтёра (он считается помощником помощника смотрителя)— несколько раз в день приготовить пандам еду и убрать остатки пищи, а также вычистить мусор и отходы жизнедеятельности — вторая часть обязанностей часто смущает новичков, но тут уж ничего не поделаешь. Чтобы привести в порядок территорию, панду заманивают в домик и на время в нём запирают. Иначе нельзя: панды только на вид плюшевые и безобидные, а на деле это крупные животные из семейства медвежьих с длинными крепкими когтями и острыми зубами; дружить с человеком они не стремятся — покалечат запросто. Их не только трогать-тискать — к ним даже в вольер заходить нельзя: и опасно, и адаптации детёнышей мешает. Зато на расстоянии можно наблюдать сколько угодно, и это замечательно, я день и ночь была готова смотреть.

В природе панды едят почти только бамбук, но в заповеднике им дают ещё сахарный тростник, овощи и специальный хлеб с добавками, подходящий для панд, его прямо здесь пекут. Хлеб пандам дают, пока они заперты для уборки в домике, а бамбук и тростник просто в открытый вольер выкладывают два раза в день. После утренних кормёжек и уборки можно часик погулять по лесу (благо территория большая) или пойти посмотреть на панд, которыми занимаются другие работники.

Я обычно ходила посмотреть на детёнышей. В отличие от взрослых животных, малышей до определённого возраста можно трогать и даже брать на руки, если поднимешь, конечно: большие панды — крупные животные, даже маленький медвежонок весит килограммов пятнадцать. Агрессивными они становятся, только когда подрастают, потому что начинают защищать свою территорию от посторонних, а в детстве с удовольствием играют с любыми живыми существами — в том числе с человеком. Приучать их играть с людьми нельзя, даже тех, кого в дикую среду выпускать не планируется, но если зверёныша нужно, например, полечить, а он лезет к смотрителям играть — тут уж никуда не денешься.

 

 

Мой внутренний мимиметр навсегда поломался: смотреть, как котята леопарда или маленькие панды играют в лесу,
и не умирать каждый раз от счастья
я просто не могу

 

 

Днём часа полтора давали на обед, потом нужно было прийти покормить панд ещё раз — а вечер свободен. Выбор развлечений небогат: кино или болтовня с другими волонтёрами (со всего мира, так что бывает очень интересно), но за день мы так уставали, что уже и не хотелось никуда идти. В Африке мы освобождались раньше, там иногда в соседний городок сходить вечером получалось, а в Китае — увы. Хотя иногда мы ходили в деревенский бар (вполне приличный, кстати), я под конец даже выпивку заказывать на китайском научилась.

Меня часто спрашивают, не жалко ли тратить на это отпуск. Нет, не жалко. Две недели общения с дикой природой — замечательный отдых, особенно если ты постоянно живёшь в таком мегаполисе, как Лондон. Располагаются резервы в отдалённых и безумно красивых диких местах, куда туристу сложно попасть. Джунгли невероятно разнообразны, а панды (да и прочие редкие животные) — чудесные создания, наблюдать за которыми одно удовольствие. Посмотреть страну с непарадной, нетуристической стороны тоже любопытно. Попутно мы обзавелись друзьями по всему миру, научились жить без изобилия вещей, ценить благополучие и не переживать по пустякам. Ну и зверей посмотрели: панды, леопарды и слоны перестали быть для меня исключительно персонажами мультфильмов. К тому же мой внутренний мимиметр навсегда поломался: смотреть, как котята леопарда или маленькие панды играют в лесу, и не умирать каждый раз от счастья я просто не могу.

К слову, в Китае несколько таких панда-резервов, и все берут волонтёров. Также есть заповедники для многих других редких животных: на Шри-Ланке работает большой заповедник по разведению слонов, на одном из островов Индонезии — парк морских черепах, в Африке много парков по защите «больших кошек» — львов или леопардов, и так далее. Все они работают исключительно в сфере защиты окружающей среды. Поехать можно в любой из них, в том числе и из России. Для этого нужно найти в интернете волонтёрскую программу, зарегистрироваться для участия в ней на сайте, а дальше они вам сообщат, что делать. Обычно требуется написать письмо с объяснением, почему вы хотите поехать, пройти онлайн-собеседование (оно направлено главным образом на оценку общей адекватности и наличия вредных привычек) и медицинское обследование. Если всё в порядке — резерв пришлёт вам документы для оформления визы и билет.

Фотографии: crazybboy — stock.adobe.com, stuporter — stock.adobe.com

 

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.