Views Comments Previous Next Search

Личный опытКак я переехала
в Шотландию — изучать Польшу

Юлия Кривоносова о жизни и учёбе в Глазго

Как я переехала
в Шотландию — изучать Польшу — Личный опыт на Wonderzine

Текст: Юлия Кривоносова

В 2015 году я окончила бакалавриат в России по специальности «Политология». Учиться мне нравилось, и поэтому ещё в начале четвёртого курса я задумалась о том, как бы продолжить обучение. К тому моменту у меня уже окончательно сформировались научные интересы, и я решила, что хочу изучать Центральную и Восточную Европу, в особенности Польшу.

В России было несколько вариантов, но ни один из них не подразумевал стипендии, на которую можно было бы жить, а мне хотелось большую часть времени посвящать учёбе, а не работе. Тогда я стала искать варианты в Европе. Так я случайно наткнулась на магистерскую программу «Россия, Центральная и Восточная Европа» в Университете Глазго в Шотландии. Это была междисциплинарная программа, которая, судя по описанию, должна быть интересна и политологам, и международникам, и регионоведам. Кроме того, оказалось, что это программа двойного диплома и второй год можно провести в одном из университетов-партнёров Центральной и Восточной Европы, среди которых был и лучший университет Польши.

На бумаге всё выглядело так, как будто эта программа была специально написана для меня. В декабре 2014 года я подала документы, через пару дней получила приглашение, а в марте 2015 года узнала, что выиграла и стипендию.

Как я переехала
в Шотландию — изучать Польшу. Изображение № 1.

 

Поступление

Поступать было легко. Всё, что требовалось, — отправить по электронной почте стандартный комплект документов: мотивационное письмо, рекомендации и оценки. Никаких тестов, экзаменов на знание предмета или интервью не было, поэтому поступление было спокойным. Как потом выяснилось, на всю Россию обычно выделяют два-три места, но тогда я об этом, к своему спокойствию, не знала.

При поступлении в университеты Великобритании нужно понимать, что, если ты готов платить за своё обучение сам и не подаёшь документы в Оксфорд или Кембридж, тебя, вероятнее всего, возьмут. Поэтому главной проблемой становится не поступление в британский вуз, а поиск финансирования. Из-за этого всё обычно происходит так: первым делом вы узнаёте, берут ли вас в вуз, а ответ о финансировании может прийти и через три-четыре месяца. Тут важно не обрадоваться раньше времени: может быть достаточно неприятно.

 

 

Университет

Университет Глазго невероятно красив. Это один из старейших университетов Великобритании, поэтому, находясь на лекции в башне с винтовой лестницей или оказавшись во время перерыва во внутреннем дворике, увенчанном аркадами, вы точно почувствуете себя учеником Хогвартса. Университет ежегодно посещает невероятное количество туристов.

Здесь всегда есть чем заняться кроме учёбы: на выбор безумное количество закрытых клубов и сообществ, начиная с любителей русского языка и заканчивая любителями водки. Помимо этого на территории кампуса есть многоэтажный спортивный зал, в котором найдётся всё: от бассейна до площадок для занятий гольфом и фехтованием. В каждом корпусе университета есть несколько студенческих кафе и баров. Многие из них организовали сами студенты — например, в прошлом году им удалось получить деньги от известной алкогольной компании на ремонт и расширение одного из помещений. Чтобы вы могли лучше представить студенческое самоуправление в университете Глазго, добавлю лишь, что с 2014 до 2017 года представителем студентов перед руководством университета (так называемым студенческим ректором) был Эдвард Сноуден.

Поначалу меня шокировала сегрегация студентов бакалавриата и последующих ступеней: отдельные университетские бары открыты только для магистров, аспирантов и преподавателей, есть даже отдельные этажи в библиотеках и целые комнаты отдыха в корпусах с аудиториями, в которые вход бакалаврам запрещён. Впрочем, всё это заканчивается тем, что у дверей в заветные комнаты постоянно крутятся группки бакалавров, которые пытаются проскочить за входящим или в открытую просят кого-то из магистрантов провести их внутрь. На мой взгляд, всё это работает скорее на то, чтобы создавать у студентов желание продолжать обучение любой ценой, вне зависимости от того, насколько им это действительно нужно (об этом хорошо рассказано в фильме 2014 года «Башня из слоновой кости»).

 

 

Учебный процесс в Университете Глазго совсем не похож на российский: за десять тысяч фунтов стерлингов в год (минимальная стоимость обучения в магистратуре в Великобритании для студентов из стран, не входящих в Евросоюз) тебе преподают только две-три пары в неделю. Всё остальное — самообучение: статус студента открывает тебе доступ к библиотеке (а она в Глазго действительно огромная), где, как предполагается, и нужно освоить большую часть предмета. Кроме этого, возможны индивидуальные консультации с преподавателями по договорённости.

Первые полгода моей магистерской программы «Россия, Центральная и Восточная Европа» мы изучали два обязательных предмета: методы исследования и общий курс о России, Центральной и Восточной Европе. Каждую лекцию на обоих курсах вёл новый преподаватель, и для нас это было своеобразным «смотром талантов»: нам предстояло выбрать, под чьим руководством и на какую тему писать диплом. Помимо этого, обязательным было изучение региональных языков (в которые входят русский, польский, венгерский и чешский). Дополнительно организовывались небольшие семинары, на которых мы обсуждали свои письменные работы, планы на диплом, критиковали работы друг друга и давали советы. Во втором полугодии предметы мы выбирали сами; на многих курсах каждый студент должен был сам провести занятие для одногруппников.

 

 

Если говорить о том, кто в основном едет учиться в Шотландию, то это американцы (особенно те, кто хочет учиться в Европе, но при этом не горит желанием учить иностранные языки, и те, для кого учиться в США достаточно дорого); китайцы (в основном это дети богатых родителей, которых не взяли на обучение в США из-за низкого балла, и поэтому им пришлось ехать в Великобританию; в моём университете на некоторых курсах было до 90 % студентов из Китая), студенты из Евросоюза, так как для них образование в Шотландии бесплатное. Интересно, что граждане ЕС могут учиться в Шотландии бесплатно, а англичане, ирландцы или валлийцы — нет.

В Университете Глазго мало кто соблюдает официально-деловой стиль. Ходят в чём придётся: лосины с эмблемами Спортивной ассоциации Университета Глазго — обыденность. В библиотеку приносят подушки, домашние супы: многие приходят сюда к открытию, чтобы занять свободное место, а уходят в два часа ночи. Студенты нередко оставляют часть вещей в библиотеке (в том числе и компьютер) за рабочим местом, идут на лекцию, в спортзал, в магазин за продуктами, а потом возвращаются.

 

Как я переехала
в Шотландию — изучать Польшу. Изображение № 2.

 

Адаптация

Перед отъездом все, кому не лень, пугали меня шотландским акцентом. В реальности же большой проблемы нет: во-первых, большая часть преподавателей — не шотландцы, а во-вторых, в Шотландии существует стереотип, что сильный акцент воспринимают как признак провинциальности, поэтому родители часто вкладывают деньги в образование детей, чтобы их акцент был менее заментным. Я сталкивалась с сильным шотландским акцентом, когда невозможно понять ни слова, лишь пару раз.

Поэтому тем, кому ещё только предстоит ехать в Шотландию, я бы посоветовала думать скорее не о том, как понять шотландский акцент, а о том, как в целом прокачать свой уровень английского до поездки, потому что учиться на английском языке в Европе и учиться на английском языке в Великобритании, где большинство — носители языка, — это разные вещи. На моей программе легко снимали баллы за пропущенный артикль с формулировкой «из вашего эссе понятно, что вы не носитель языка», несмотря на то, что я училась на международной программе и было очевидно, что многие не являются носителями английского языка. Да и вообще, если ты плохо, медленно или неуверенно говоришь по-английски, тебя перебьют и дадут слово другому.

Также перед поездкой стоит почитать о том, как понимать, какой смысл скрывается за, на первый взгляд, вежливой фразой или одобрением. Британская чопорность, конечно, стереотип, но не лишённый основания: так, моя преподавательница никогда не говорила прямо, что урок закончен. Обычно она брала паузу, а потом заявляла что-нибудь вроде: «Так вежливо с вашей стороны до сих пор находиться здесь».

Некоторая чопорность академического сообщества с лихвой компенсируется простыми обывателями. У меня не было ни дня, чтобы посторонний человек на улице не заговорил со мной: в очереди за кофе, в транспорте, в парке, в магазине шотландцы очень легко начинают разговор. Благодаря этому я нашла много друзей в Шотландии, а также узнала много интересного о России. Например, некоторые шотландцы были уверены, что Россия входит в ЕС.

 

 

То, к чему многие действительно оказались не готовы, — отсутствие центрального отопления: в некоторых квартирах в принципе не было батарей. Часть моих одногруппников узнала об этом, уже въехав в квартиру после заключения договора на год. Так как дом был старым, и к тому же с высокими потолками, протопить квартиру обогревателями было непросто. Спасались как могли: от проглаживания постели утюгом перед сном до обкладывания себя бутылками с горячей водой и ночёвками в библиотеке, где было тепло. Я, к счастью, жила в общежитии, где было центральное отопление. Но за комнату там приходилось платить как минимум в полтора раза больше, чем за квартиру. В этом специфика общежитий в Великобритании: они всегда дороже квартир, считается, что общежитие — это для тех, кто не хочет прилагать усилия для поиска жилья.

Что касается погоды, то, по совету студентов из предыдущего выпуска, перед поездкой я закупилась непромокаемой верхней одеждой и обувью. Не то чтобы они мне не пригодились — всё было к месту. Но, на мой взгляд, опасения преувеличены: дождливых дней и угроз наводнения было не больше, чем в моём родном Санкт-Петербурге, да и солнечных дней было вдоволь, и к концу мая я уже была загорелой. Кроме того, из-за Гольфстрима всё расцветает намного раньше, чем в континентальной Европе.

Глазго в целом оказался очень живым городом: бары и пабы, парки и сады, куда днём офисные сотрудники приходят съесть ланч, а вечером — пожарить мясо на установленных городом общественных решётках для барбекю; музеи и театры, в том числе музей, спроектированный Захой Хадид, музыкальные площадки мирового уровня. Всё это неудивительно для города, где 40 % населения младше 29 лет. Но в то же время жить в Глазго очень комфортно, и здесь, на мой взгляд, легко соблюдать баланс между работой и личной жизнью. Кроме того, мне никогда не приходилось переживать за свою безопасность. Конечно, мой позитивный опыт связан с тем, что я жила и училась в Вест-Энде, очень благополучном районе, сосредоточенном вокруг университета. А вот в Глазго до сих пор есть места с высоким уровнем преступности, но их становится всё меньше. И хотя несколько лет назад город признали криминальной столицей Британии, за пару лет удалось снизить уровень преступности на 50 % — впечатляющий результат.

 

 

Что дальше?

Сейчас я учусь в университете в Польше, что подразумевается программой двойного диплома, — во многом ради этого я и подавала документы на программу в Глазго. Но пока все сравнения между Шотландией и Польшей идут не в пользу последней.

После окончания обучения я бы с удовольствием осталась в Шотландии. Мне удаётся ладить с местными, за время обучения у меня получилось обрасти контактами и проникнуться шотландской историей и современной политикой. В Шотландии гармонично сочетаются природа и большие современные города: мне нравится, живя в большом городе, иметь возможность сесть на общественный транспорт и через час оказаться в национальном парке или на скалистом обрыве на берегу моря. Кроме того, шотландцы действительно открыты к мигрантам и, по моему опыту, достаточно тепло принимают иностранцев.

Но остаться в Шотландии не так легко. Студенческая виза даёт дополнительные четыре месяца после окончания университета на поиск работы. Но даже в случае успеха в поиске работы не факт, что удастся оформить рабочую визу: ваша должность должна отвечать определённым требованиям, вы должны получать зарплату не менее двадцати пяти тысяч фунтов стерлингов в год, работодатель должен предоставить вам спонсорское письмо, а список организаций, которые вправе такое письмо выдать, невелик. Хотя, конечно, нет ничего невозможного.

Фотографии: Claudio Divizia – stock.adobe.com, Talya – stock.adobe.com, Gordon Saunders – stock.adobe.com

 

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.