Views Comments Previous Next Search

Личный опытЖизнь с алопецией:
Я потеряла волосы,
но обрела веру в себя

Лилиан Ботвальде рассказывает о пережитом опыте

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя — Личный опыт на Wonderzine

Интервью: Дарья Гаврилова

Я очень четко помню, как всё началось. Это был 2007 год. У меня были длинные темные густые волосы, которые я берегла для выпускного. И я пошла к парикмахерше, которая у меня тогда была, сделать эффектную стрижку. И она меня вдруг спрашивает: «Как ты себя чувствуешь, нервничала ли ты в последнее время?» Я в ответ пошутила: хаха, мол, последний год гимназии, оценки, экзамены — конечно же я нервничала! «А почему ты спрашиваешь?» — поинтересовалась. А она мне сказала: «У тебя просто здесь, сзади на шее, нет волос». Я такая: «Что?!» А она: «Ну сама, вот здесь, почувствуй, у тебя такое пятнышко здесь». Она мне показала в зеркальце, а я подумала: «Вот блин!»

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя. Изображение № 1.

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя. Изображение № 2.

Мой самый большой страх был — стать лысой теткой. Мало того что я уже была полной, я сейчас стану и лысой тоже

 

 

Я в этот момент, конечно, даже не могла себе представить, какое это пятнышко будет иметь значение для всей моей жизни. Я сходила на выпускной, всё было классно. Но уже в том, 2007, году всё начало меняться. Я тогда еще не знала, что у меня проблемы с щитовидкой, но я часто плохо себя чувствовала, у меня была депрессия. Я начала толстеть, и плюс начали выпадать волосы. И я была в целом довольно потерянная. Ну а как иначе — мне 18 лет, а у меня депрессия, выпадают волосы и я толстею.  

Года два, наверное, прошло в таком режиме, и за это время лысое пятно на шее стало больше, оно было уже сантиметров семь в диаметре. Но я ничего тогда не сделала, я решила просто игнорировать проблему. Я подумала: ну что, ну окей, ну у меня есть безволосый участок на шее. Но он же там, где его, кроме меня, никто не видит. И вот было лето 2009 года, я на каникулах работала в компании соцпомощи, когда мое самочувствие резко ухудшилось. В какой-то день мне стало очень плохо на работе, как будто я была сильно пьяна. Я поговорила с медсестрой, она сказала: «Тебе нужно сходить к доктору и узнать, что с тобой вообще творится».

Я тогда успела уже сильно очень поправиться, за полтора года набрала 40 килограммов, при этом диету я не меняла. И в целом чувствовала я себя ужасно. Доктор сказал: «У тебя проблемы с щитовидкой, она недостаточно интенсивно работает». А щитовидка же отвечает за гормоны и обмен веществ. Так объяснился набор веса. В общем, доктор рассказал мне про щитовидку и выдал таблетки. Я его спросила на всякий случай и насчет волос. И он ответил: «Нет, ты знаешь, это не связано с щитовидкой, это что-то другое, я сейчас тебя направлю к специалисту».

Через пару месяцев мне дали прием у специалиста, и тот мне сказал, что да, у тебя алопеция. Я тогда уже всё это гуглила, на самом деле, так что я просто ждала подтверждения диагноза. Врач сказал, что каким именно будет облысение — частичным или полным, — сейчас определить невозможно. Он пытался меня успокоить, говорил, что у большинства людей с алопецией волосы возвращаются. Но, конечно, у меня тогда внутри была паника. Это был мой самый большой страх в этот момент — стать лысой теткой. Мало того что я уже была полной, я сейчас стану и лысой тоже. Толстая и лысая.

 

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя. Изображение № 3.

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя. Изображение № 4.

 

В Швеции есть организация для людей с алопецией, и вот после визита к врачу и подтверждения диагноза я решила сходить к ним на мероприятие. Я пошла туда со своим на тот момент бойфрендом. Но я тогда находилась на стадии отрицания, так что, как только мы туда вошли, я внутри запротестовала: нет, это не я, это не для меня! Я вообще не хотела себя идентифицировать с этими людьми и с алопецией… Я помню, там была одна женщина — ей было что-то около 40–45 лет, — которая показывала короткий документальный фильм о том, как она потеряла все свои волосы.

Мы поговорили, и я прямо почувствовала, что бли-и-и-ин — я не хочу стать как она, никогда, ни за что. А несколько месяцев спустя ее документальный фильм показывали по телевизору. И я тогда сидела дома и ревела просто навзрыд. Потому что у меня уже было предчувствие, что так оно и будет, я потеряю все волосы. Это было ужасное ощущение. В тот момент лысые участки были у меня не только на шее, но еще и возле ушей появились. В 2011 году так вышло, что мы разошлись с моим парнем, Томасом. И алопеция после этого резко усилилась — стресс, разумеется, всегда влияет на общее состояние организма. Мы разошлись осенью 2011 года. Весной 2012 года я совсем стала лысой.

Тот день, когда я впервые побрилась, очень важен в моей истории. Я разошлась с Томасом, приехала в свою новую квартиру и просто сидела дома в темноте, плакала и вытаскивала волосы клочьями. Я ничего не чувствовала — могла свои волосы потянуть, и они падали. Я была в отчаянии. Мне нужно было найти что-то, чтобы это всё остановить. Я гуглила алопецию, искала пути, хоть какое-то решение. Я ездила в спа, делала разные процедуры по уходу за волосами... Но, конечно, это всё было бесполезно. И я помню этот момент: я сижу дома, плачу и внезапно понимаю, что окей, время пришло. Мне надо бриться. И мне нужен парик.

В тот момент у меня была парикмахерша африканского происхождения, Шантель, она мне помогала с разными косичками и другими способами спрятать залысины. Она была очень хорошая, всё время меня поддерживала, пыталась подбодрить. И вот я записалась к Шантель. Специально для такого важного дела она посадила меня в отдельную комнату, где никого, кроме меня, не было — чтобы мне было комфортно. Она же мне заранее заказала парик — выбрала такой, который, на ее взгляд, мне идеально бы подошел. И вот она меня побрила и говорит: «Ну вот, всё, готово». И я помню как я спросила: «Что, это всё?» Зеркала передо мной не было. И она говорит: «Да-да, всё, сама потрогай». И я помню, как я почувствовала, что ну — ничего не поменялось. И это был такой довольно сильный эмоциональный момент, в который я осознала, что я — один и тот же человек. Я всегда почему-то думала, что это будет откровение, что будет before and after, что я побреюсь — и поменяюсь. А ничего такого не было, совсем.

 

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя. Изображение № 5.

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя. Изображение № 6.

Общество говорит, что у женщины должны быть длинные волосы, что волосы — это женственно, и если у тебя нет волос,
то ты как мужик

 

 

Шантель принесла мне зеркальце, я посмотрела на себя, подумала: «Oh fuck!» — конечно. Сложно было себя узнавать. Затем Шантель принесла тот парик, который она мне заказала, — и он был классный, просто вау! Это был самый классный на свете парик. И я подумала: «Ну ладно, ну что же, попробуем!» И, примерив его, я впервые за 7–8 лет почувствовала, что да, черт возьми, я ничего так выгляжу! Но вместе с этим был и страх — страх, что люди сразу поймут, что это парик, или что они будут как-то странно на меня смотреть… Смешанные были чувства. И вот я вышла от Шанель, пошла в магазин купить себе кофточку или что-то такое — и в магазине встретила знакомую. Не близкую подругу, просто знакомую. И она так на меня посмотрела! «Куда ты собираешься, ты так хорошо выглядишь, твои волосы просто вау!» Я ей не ничего не сказала о своей ситуации, просто сказала спасибо и улыбнулась.

Долгое время парик помогал мне вновь обрести уверенность в себе. Потому что, конечно, когда я снимала парик, я себя чувствовала грубым мужиком. Ведь общество наше говорит, что у женщины должны быть длинные волосы, что волосы — это женственно, и если у тебя нет волос, то ты как мужик. Или у тебя рак. Или ты буч. Но я-то не мужик, не лесбиянка и не умираю от рака. Но у меня при этом нет волос. Было сложно. Было ощущение, что парни меня не хотят. Это был серьезный вопрос — как мне теперь знакомиться с парнями? Вот иду я в клуб, познакомилась с кем-то — и как быть насчет парика? Стоит ли мне этого парня как-то предупредить? Многие реагировали довольно негативно. Когда я знакомилась с молодым человеком, я ему говорила, что вот так и так, у меня парик — реакция была такая, как будто это не то, что он ожидал и что ему это некомфортно… Как будто его обманывают! Совсем не было желания понять, что чувствую я.

Первое время у меня был вот этот парик Шантель, который я носила постоянно. И хотела бы, конечно, купить себе еще паричок. Но я боялась, что люди заметят, что в один день я с короткими волосами, в другой — с длинными, и что-то заподозрят. Да, Рианна и Бейонсе носят парики постоянно, но я же себя не чувствовала как Рианна и Бейонсе. Так что я боялась. Уверенность в себе у меня была на нуле. Я даже не могла сходить в магазин за продуктами без парика. Я перестала заниматься спортом, вообще не ходила в спортзал минимум год. Потому что тренироваться в парике — это просто ужас, это как будто ушанку надеть и в ней бегать. Так что парик долгое время мне помогал, но в то же время останавливал меня, ограничивал мою свободу.

В какой-то момент я все-таки купила себе второй парик, с совсем другой прической. И он мне очень нравился, я себя чувствовала суперсоблазнительной в нем. Пару недель я его носила, а потом почувствовала, что всё, надоело, хочу обратно свой старый парик, вот эти длинные голливудские локоны. И я дома долго-долго думала, стоит или нет к нему возвращаться — люди-то точно заметят, что у меня из каре волосы «отросли» до старой длины за ночь. Но тогда я уже начала себя чувствовать лучше, моя уверенность в себе вернулась немного, и я подумала: «Да к чёрту! Пошли все! Буду делать то, что мне нравится!» Так что я надела первый свой парик, на работе кто-то действительно спросил о волосах, и я просто ответила: «Ну да, такое дело. У меня парик». И всё. И это был поворотный момент.

 

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя. Изображение № 7.

Жизнь с алопецией: 
Я потеряла волосы, 
но обрела веру в себя. Изображение № 8.

 

После этого я стала покупать разные парики и просто носила их, как я хотела. Постепенно в ответ на вопросы я начала рассказывать, что да, знаешь, у меня алопеция, пару месяцев назад я побрилась, я лысая, я ношу парики и I’m fucking rocking it. Это был 2012 год. В 2013-м я переехала в Стокгольм из моего родного города Мальмё. Я переехала, так как получила отличную работу в одной из крупнейших контор Швеции. Во мне росла усталость от париков, от постоянных переживаний — и вместе с тем потихоньку возвращалась уверенность в себе. Я помню, в какой-то момент я решила пойти в фитнес-центр, сняла свой парик и начала тренироваться лысой. И это было ощущение настоящей свободы! Просто вау, невероятно! Конечно, некоторые люди на меня пялились, такие люди всегда есть. Но в тот момент я была настолько в себе уверена, что это не имело значения совсем. Я чувствовала себя просто изумительно.

Прогресс продолжался. Как-то раз я уже закончила рабочий день и собиралась идти тренироваться. Переодевалась на работе в уборной. И помню, что я подумала: «Я вот сейчас переодеваюсь, снимаю свой парик, потом опять его надеваю, иду в фитнес-центр и опять буду снимать… Идиотизм какой-то». И я задумалась: может быть, мне вообще его просто сейчас снять, выйти лысой — и всё? И я решилась. Те мои коллеги, что знали о моей алопеции, бросились меня обнимать со словами: «Вау, Лилиан, наконец-то!» А те, которые не знали, были шокированы, подумали, я побрилась. Я тогда всем обо всём рассказала и была очень горда собой. После этого я иногда начала ходить лысой. Я приходила на работу в парике, а потом через пару часов я его снимала. Сейчас, последние года полтора-два, я совсем-совсем не надеваю парики. Даже когда иду в клуб танцевать. В этом году я надевала парик всего лишь один раз, для костюмированной вечеринки.

Алопеция забрала у меня уверенность в себе. И это было тяжело. Но сейчас я понимаю, что из-за алопеции я начала принимать себя на совсем ином уровне. Такой, какая я есть: с моими толстыми ляжками, без волос, со странным носом, с красивой улыбкой и пробивной энергией… Сейчас я чувствую, что я знаю, кто я. Я — это я. И если вам это нравится — отлично. Если вам это не нравится — ну и пошли в жопу. Можно сказать, что алопеция меня заставила любить себя. И это сложно, это очень сложно, я не могу сказать, что каждый день я обожаю себя и наглядеться не могу. Но я стараюсь. Я стараюсь активно работать с этими негативными эмоциями, которые мы все, абсолютно все, испытываем по отношению к себе самим. Особенно женщины.

Общество всё время говорит нам, что мы недостаточно хороши, что надо стать лучше, работать больше, бегать быстрее, тренировать ляжки, вставить грудь. И теперь я поняла, что это всё bullshit, что я достаточно хороша. Это чувство, эта уверенность в себе, абсолютно точно есть у меня внутри — я просто должна его отыскать. Понять, что я достаточно хороша. И мне кажется, что алопеция — это был первый шаг к истинному принятию себя.

ФОТОГРАФИИ:  Lilian/Instagram

 

Рассказать друзьям
13 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.