Views Comments Previous Next Search

Книжная полкаЖурналистка Анна Савина
о любимых книгах

10 книг, которые украсят любую библиотеку

Журналистка Анна Савина
о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

Фотографии: Павел Крюков
Макияж: Ирина Гришина
Интервью: Алиса Таёжная

В РУБРИКЕ «КНИЖНАЯ ПОЛКА» мы расспрашиваем журналисток, писательниц, учёных, кураторов и других героинь об их литературных предпочтениях и изданиях, которые занимают важное место в их книжном шкафу. Сегодня своими историями о любимых книгах делится Анна Савина — редактор компании Setka и создательница еженедельной рассылки «Your weekly dose of reading».  

 

Журналистка Анна Савина
о любимых книгах. Изображение № 1.

Анна Савина

Журналистка

 

 

 

 

Самые страшные вещи могут обернуться невероятным счастьем. Эта мысль правда помогает в сложных ситуациях

   

Я начала читать довольно рано — но не особенно любила это занятие. Помню, как года в три открыла «Снежную королеву» с красивыми иллюстрациями и осознала, что понимаю текст. Долгое время мне нравилась только одна книга — «Ляпики и злохвосты» С. А. Уэйкфилда о войне между добродушными круглыми существами (на иллюстрациях они напоминали русского Колобка) и их врагами, похожими на огромных крокодилов. Совсем недавно я узнала, что это произведение — классика детской австралийской литературы, а противостояние главных героев символизирует борьбу между экоактивистами и теми, кто загрязняет окружающую среду. Конечно, в пять лет я этого не понимала — меня просто захватывали названия фантастических существ. Ещё я любила серии «Волшебник Изумрудного города» и «Гарри Поттер». Больше ничего, меня, кажется, не задевало, хотя я росла в доме с сотнями, если не тысячами книг: у нас хранились библиотеки моей бабушки и прабабушки, которые преподавали английский язык и всегда много читали.

Лет в тринадцать я первый раз жизни попала в больницу: там было ужасно тоскливо, так что я за пару дней прочитала «Джейн Эйр», которую взяла с собой. Отчётливо помню, как закрыла книгу и поняла, что не хочу останавливаться, потому что совсем ничего не знаю о зарубежной литературе. В тот год прочитала много английской и французской прозы XIX века: «Госпожу Бовари», «Милого друга», Джейн Остин и Диккенса. Примерно тогда же я начала много читать по-английски — от бабушки мне досталось много адаптированной классики в хрупких, но очень красиво оформленных книжечках 50-х годов.

В старших классах у меня в школе появилась прекрасная учительница, которая всегда находила способ превратить урок в разговор не только о литературе, но и о жизни. Помню, как мы разбирали «Мы» и говорили о тоталитаризме или читали Пастернака и обсуждали его стихи о любви. С тех пор я читала очень много. Наверное, благодаря школе я могу бесконечно возвращаться к «Подстрочнику» Лилианны Лунгиной — я училась там же, где и она, и узнала о фильме Олега Дормана и книге воспоминаний на одном из школьных юбилеев. Пару раз в год открываю предисловие к «Подстрочнику» — там Лунгина говорит, что самые страшные вещи могут обернуться невероятным счастьем. Эта мысль правда помогает в сложных ситуациях.

Лет в пятнадцать я поступила в Школу юного журналиста, где мне сразу всё понравилось: там не считалось странным читать «Улисса» в десятом классе. На журфаке тоже все вокруг читали горы книг: обсуждать списки обязательной литературы и их невероятный объём было для всех любимым занятием. Мы почти ничего не успевали прочитать помимо программы, и было легко найти общую тему для разговора даже с тем, кого плохо знаешь: все жаловались на нечитаемую древнерусскую литературу или вспоминали самые весёлые новеллы из «Декамерона». К сожалению, мы успевали совсем не всё, и из-за спешки перед экзаменами многое быстро забылось — надеюсь, когда-нибудь у меня появится возможность многое перечитать, особенно античную литературу.

Последние годы я много писала о технологиях: раньше — для СМИ, потом занималась контент-маркетингом для стартапов. Сейчас я отвечаю за коммуникации в компании Setka, которая создаёт внутренние инструменты для диджитал-медиа. Чтобы понимать контекст, я читаю много зарубежного нон-фикшн о бизнесе, технологиях и дизайне. В основном я узнаю о книгах, связанных с работой, из специализированных изданий. Мне нравится сайт о маркетинге и создании цифровых продуктов Inside Intercom — кстати, они и сами выпускают электронные книги. Ещё я много читаю Medium: публикации Backchannel (её главный редактор Стивен Леви — один из лучших авторов, пишущих о технологиях) и блоги предпринимателей и инвесторов.

Я стараюсь больше узнавать о редакторской работе. За последнее время я прочитала «Технику писательского ремесла» Виктора Шкловского и «В лаборатории редактора» Лидии Чуковской и «Elements of Style» Элвина Брукса Уайта. Это всё не новые работы, но мне кажется, они вряд ли когда-нибудь устареют. Авторы пытаются вдумчиво ответить на самые важные вопросы о работе с текстом: как ясно сформулировать свою мысль, как выстроить правильную структуру статьи, каких ошибок стоит избегать и т. п. В эпоху соцсетей и чат-ботов это не менее важно, чем раньше.

В последнее время я намеренно читаю больше произведений, написанных женщинами — мне кажется, в мировой литературе часто принижался женский взгляд, и мне не хочется попадать в эту ловушку. Это касается и фикшн, и нон-фикшн: я читаю художественные произведения Зэди Смит или, например, Урсулы Ле Гуин, эссе Джоан Дидион и феминистскую теорию, квир- и социологические исследования. О нескольких писательницах я узнала благодаря The New Yorker — по рассказам в журнале всегда можно понять, нравится тебе автор или нет и стоит ли читать его дальше. Я редко полагаюсь на советы друзей и выбираю книги, руководствуясь рекомендациями авторов, которых я уже знаю, или читая рецензии в СМИ. Многие феминистские исследовательницы ссылаются на работы друг друга, а об Урсуле Ле Гуин, например, я узнала из интервью с Зэди Смит.

Мне кажется, в мировой литературе часто принижался женский взгляд, и мне не хочется попадать в эту ловушку

   

Журналистка Анна Савина
о любимых книгах. Изображение № 2.

 

Евгений Морозов

«To Save Everything, Click Here:
The Folly of Technological Solutionism»

Когда я была шеф-редактором Apparat, мы с коллегами много думали и говорили о влиянии технологий на повседневность, о том, как технологические компании взаимодействуют с государством. Тогда конфликты Uber и Airbnb с властями ещё только начинались, и никто об этом толком не говорил — все обсуждали только невероятный рост и успех новых технологических гигантов.

Мне кажется, Евгений Морозов долгое время был единственным, кто предлагал альтернативу технооптимизму. Он изобрёл термин «солюционизм», чтобы описывать уверенность IT-предпринимателей в том, что все проблемы человечества можно решить с помощью приложений и онлайн-сервисов. В своей книге Морозов рассказывает, почему некоторые новые технологии совсем не так полезны, как кажутся: например, мне запомнился отрывок о недостатках трекинговых приложений. Морозов утверждает, что со временем отказ от использования тех или иных трекеров или нежелание делиться личной информацией онлайн будет восприниматься с подозрением — мне кажется, это предсказание уже стало реальностью.

 

 

Steven Johnson

«Where Good Ideas Come From:
The Natural History of Innovation»

Среди оппонентов Морозова мне больше всего нравится Стивен Джонсон — писатель, придерживающийся более оптимистичного взгляда на технологии, для которого не существует никаких ужасных сценариев из «Чёрного зеркала». Все его аргументы в пользу технологий довольно очевидны, так что я советую его работу «Where Good Ideas Come From» — в ней он проводит параллели между инновациями в сфере технологий и эволюционными процессами, которые способствуют появлению новых видов. Мне нравится это сравнение, и, кроме того, в книге есть много хороших примеров — как об изобретении аналитической машины Бэббиджа, предшественницы современных компьютеров.

Александр Эткинд

«Внутренняя колонизация:
Имперский опыт России» 

Книга, которая помогла мне лучше понять многие явления современной российской экономики и политики. Психолог и культуролог Александр Эткинд анализирует историю Российской империи через призму постколониальных исследований и утверждает, что наша страна была колониальной державой — но в отличие от европейских государств, она колонизировала не дальние континенты, а свой народ, и это часто приводило к ужасным последствиям и бесчеловечным социальным экспериментам. Кроме того, «Внутренняя колонизация» объясняет, как наша страна стала зависимой от сырья и как это отразилось на действиях политиков на протяжении многих веков.

 

 

Sarah Thornton

«Club Cultures: Music, Media
and Subcultural Capital»

Отличное исследование социолога Сары Торнтон о клубных культурах в Англии 90-х. В книге много любопытных деталей, о которых особенно интересно читать сейчас, когда это десятилетие настолько популярно в моде и кино. Торнтон вводит очень ёмкий термин «субкультурный капитал» — совокупность признаваемых внутри субкультуры преимуществ, которая помогает её обладателю приобрести вес в рамках «родительской» культуры. Этот термин объясняет, например, почему некоторые диджеи, которые выступают на маленьких субкультурных вечеринках, со временем становятся музыкальными знаменитостями: их «капитал», накопленный внутри группы единомышленников, помогает им быстрее продвигаться по социальной лестнице. Ещё я всегда всем советую книгу Торнтон «Семь дней в искусстве» — в ней очень понятно объяснено, как устроены разные типы арт-институций: музей, аукцион, галерея и так далее.

Ariel Levy

«Female Chauvinist Pigs: Women
and the Rise of Raunch Culture»

Книга моей любимой корреcпондентки The New Yorker. К сожалению, она пишет для журнала довольно редко, но это тот случай, когда каждый текст автора заслуживает внимания. Её статья «Thanksgiving in Mongolia», наверное, вообще лучшее, что я читала в The New Yorker. «Female Chauvinist Pigs» посвящена культуре и моде нулевых, на которой многие выросли и по которой сейчас ностальгируют: реалити-шоу, Бритни Спирс и безумные наряды. У Леви не совсем социологический подход, но ей удаётся убедительно объяснить, как вульгарность стала в то время синонимом освобождения и эмпауэрмента и почему к феминизму эти убеждения не имеют никакого отношения. Особенно мне понравился анализ американского шоу того времени «Girls Gone Wild» — отрезвляющее чтение для того, кто вырос на аналогичных программах MTV (например, «Давай на спор»). Конечно, я даже будучи подростком понимала, что с такими передачами что-то не так, но здорово прочитать их критику в сознательном возрасте.

 

Дэвид Гребер

«Долг. Первые 5000 лет истории»

Ещё одна книга, в которой, как и во «Внутренней колонизации», рассматривается история одного явления, через которое объясняется сегодняшнее положение дел. Рассказывая об отношении к долгу в разные времена и в разных культурах, антрополог Дэвид Гребер объясняет, почему некоторые страны вырываются вперёд, а некоторые так и остаются «развивающимися». В книге много любопытных размышлений: например, о том, почему неверна теория появления денег, предложенная Адамом Смитом, которую цитируют все современные учебники по экономике. Последовательно опровергая заблуждения вроде этого, автор показывает, что в основе мировой экономики лежит долг и что он стал самым действенным рычагом политического давления в современном мире.

 

 

Zadie Smith

«The Embassy of Cambodia»

Одна из моих любимых книг Зэди Смит. Мне нравится, что британская писательница выбирает сильную главную героиню — беженку из Ганы, которая работает в семье состоятельных лондонцев — и пытается показать её отношение к чужому городу. Фату живет в районе Виллесден — там же, где выросла сама писательница. Мать Смит родом с острова Ямайка, а отец — британец, и хотя писательница всегда жила в Лондоне, мне кажется, что Фату смотрит на Виллесден глазами автора и потому видит все его противоречия и забавные особенности.

Учитывая миграционный кризис в Европе и недавнее решение Великобритании выйти из Евросоюза, рассказ Смит становится ещё важнее: писательница показывает множество недостатков города, но в Лондоне из «Посольства Камбоджи» всё же есть место эмигрантам и беженцам. Ещё у Смит мне нравится «Changing My Mind: Occasional Essays» — сборник эссе о её любимых литературных произведениях, писательстве и жизни.

Oliver Sacks

«On the move: A Life»

Прекрасно написанная автобиография Оливера Сакса — он одинаково интересно рассказывает о мотопутешествиях по Америке и о своих сложных научных экспериментах. Учёный написал эту книгу незадолго до смерти — во время работы над произведением он знал, что у него рак. Особенно здорово, что на протяжении всей книги Сакс вспоминает тех, с кем ему доводилось общаться, только с благодарностью и уважением.

Писатель находит положительные стороны почти во всех событиях, которые с ним происходили (в этом смысле книга похожа на мой любимый «Подстрочник» Лилианны Лунгиной), хотя его жизнь не была простой: например, он прожил в одиночестве около тридцати лет и только незадолго до смерти встретил своего партнёра — писателя и колумниста NYT Билла Хэйеса. Читала эту книгу незадолго до своей первой поездки в Сан-Франциско и всё путешествие вспоминала, как Сакс описывает город 70-х — было интересно сравнить его впечатления и современную ситуацию, когда район превратился из центра контркультуры в технологический хаб.

 

 

Metahaven

«Black Transparency: The Right to Know
in the Age of Mass Surveillance»

Авторы этой книги — крутой голландский коллектив Metahaven, за которым я давно слежу: они делают очень красивые произведения на классные темы. Например, недавно выпустили фильм о российской пропаганде, который выглядит как крутой видеоарт, а не скучная документалка с «говорящими головами». Пару лет назад Metahaven по заказу WikiLeaks разработали дизайн сувениров, которые организация использовала для сбора денег.

В «Black Transparency» рассказывается история этого проекта, а также говорится о прозрачности, слежке и приватности. Об этом много написано, но книга выигрывает от того, что её авторы не журналисты, а художники и дизайнеры. Например, отдельная глава посвящена логотипу WikiLeaks: участники Metahaven вспоминают, как они искали его автора, и анализируют, что изображения двух карт Земли, перетекающие друг в друга, говорят о миссии организации. Кроме того, книгу очень приятно держать в руках: я в основном читаю на Kindle, но эту купила из-за крутой обложки и вкладышей с тем самым проектом для WikiLeaks.

Елена Здравомыслова, Анна Темкина

«12 лекций по гендерной социологии»

Учебник по гендерной социологии, написанный прекрасными петербургскими исследовательницами Еленой Здравомысловой и Анной Темкиной. Он помог мне упорядочить отрывочные знания, связанные с women studies, queer studies и прочим. Я разобралась, каких взглядов придерживались участницы разных волн феминизма, почему Андреа Дворкин выступала против порнографии, кто был её оппонентом, что такое марксистский феминизм и так далее. Мне нравится, что авторы говорят не только о зарубежном, но и о российском контексте — особенно интересно читать про постсоветский период и «консервативный поворот» в современной России. В книге ясно объясняется, почему в нашей стране у феминизма такая плохая репутация и как современная политика и обращение к «традиционным ценностям» влияют на положение женщин в обществе.

 

 

Максим Котин

«И ботаники делают бизнес»

«И ботаники делают бизнес» посвящена первому проекту основателя Dodo Pizza Фёдора Овчинникова — до создания огромной сети пиццерий он занимался книжными магазинами «Сила ума» в Сыктывкаре. Наверное, лучшая нон-фикшн-книга о бизнесе на русском: просто написанная, остроумная и честная. Автор рассказывает о местных реалиях: поиске сотрудников в городе, в котором никогда не было магазинов интеллектуальной литературы, переговорах с коммерсантами, заработавшими свой капитал в начале 90-х, сотрудничестве с ними и многом другом.

Котин понимает, что создание своего дела в русской глубинке совсем не похоже на строительство компании в США, и не пытается любой ценой сопоставить успех своего героя с какими-нибудь миллионерами Кремниевой долины. Если автор и проводит параллели, то очень продуманно: например, мне запомнилась история основателя Wal-Mart Сэма Уолтона, который открыл свой второй магазин только спустя семь лет после появления первого — его терпение может быть примером для предпринимателей во всём мире.

 

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.