Views Comments Previous Next Search

Книжная полкаSMM-консультант
Таня Родина
о любимых книгах

10 книг, которые украсят любую библиотеку

SMM-консультант 
Таня Родина 
о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

ИНТЕРВЬЮ: Алиса Таёжная

ФОТОГРАФИИ: Любовь Козорезова

МАКИЯЖ: Маша Ворслав

В РУБРИКЕ «КНИЖНАЯ ПОЛКА» мы расспрашиваем журналисток, писательниц, учёных, кураторов и кого только не об их литературных предпочтениях и об изданиях, которые занимают важное место в их книжном шкафу. Сегодня своими историями о любимых книгах делится Таня Родина — писательница и международный консультант по social media.

 

SMM-консультант 
Таня Родина 
о любимых книгах. Изображение № 1.

Таня Родина

писательница и международный консультант по social media

 

 

 

 

Именно чтение научило меня тому, как найти комфорт наедине с собой

   

Как же я ненавидела учиться читать. Помню цветные страницы с иллюстрациями, залитые моими слезами. Хорошо, что это прошло после того, как я наконец прочла свою первую книгу — «Три поросёнка». Спасибо маме и бабушке за то, что не позволили мне всё бросить на полпути. Дальше заставлять меня не потребовалось.

В детстве чтение было для меня попыткой перестать чувствовать одиночество. Почти все дети одиноки, я уже не говорю о взрослых. Я всегда была очень деятельной и дико подвижной: например, лет в девять, чтобы найти себе лучшего друга, придумала дизайн листовок в Word с чернильными человечками из 90-х и расклеивала их на районе. Потом возвращалась домой и ждала звонка от потенциальных друзей, коротая время за чтением. Всё это сейчас звучит грустнее, чем было в реальности.

На самом деле вокруг меня всегда было много людей и я постоянно была чем-то занята — от балета до большого тенниса, но всё-таки именно чтение научило тому, как найти комфорт наедине с собой, понять и принять одиночество. Ведь, по сути, оно никогда не заканчивается, и это нормально. В одном из летних лагерей мне как-то выдали медаль как самой читающей девочке в лагере. За две недели я прочитала книг шесть — всё потому, что именно в том лагере мне не понравились сверстники.

Среди самых любимых книг детства — «Кондуит и Швамбрания» Льва Кассиля. Эта книга о двух мальчишках, которые c чистого листа придумали свою страну, стала для меня очень близким другом. Я перечитывала её больше пятнадцати раз, серьёзно. Книга была библиотечной, очень старой, и я так и не смогла её вернуть. Она до сих пор хранится дома у родителей, мечтаю однажды прочитать её своим детям.

В 14 лет со мной случилась первая любовь. В это же время я прочитала Набокова. Такое взрывное сочетание. Когда первая любовь по-классически стремительно закончилась, а внутри появилась новая, непривычная тогда пустота, нужно было что-то со всем этим делать. Так я начала писать свои первые рассказы. Передо мной открылось целое новое измерение литературы. Когда ты читаешь, ты словно наводишь мосты с самим собой — сосредотачиваешься на глубокой внутренней работе, и всё внешнее на какое-то время перестаёт играть значение. Когда же я начала работать над собственными текстами, ощущения от контакта со своим внутренним миром стали ещё сильнее. Многие знают меня как вечно деятельного, бодрого и весёлого, счастливого человека. Но всё, что я пишу, — это весьма грустно. В написанных и прочитанных мной книгах находят отражение скрытые стороны моей личности, которые требуют внимания и рвутся наружу. Очень интересно, как это всё работает.

Я пишу и читаю на русском и английском, недавно добавился немецкий. Моя голова постоянно включена, а внимание расфокусировано из-за плотной работы c social media. Обо всём, что связано с social media и контент-маркетингом, я обычно читаю не книги, а блоги. К тому моменту когда по этим темам выходят книги, они уже наполовину теряют свою актуальность — в индустрии всё слишком быстро меняется. Пожалуй, единственное издание, которое стоит прочесть по теме, — это «Контент-маркетинг. Новые методы привлечения клиентов в эпоху Интернета» Майкла Стелзнера, основателя канонического блога Social Media Examiner.

Утром я обычно просыпаюсь около пяти, делаю зарядку и несколько часов пишу, пока ещё могу собраться с мыслями. Если не пишется (а такое тоже бывает, и это нормально), сразу начинаю работать. Читаю обычно перед сном, чтобы успокоить голову. Идеальный выходной после насыщенной рабочей недели — остаться дома с любимым человеком и читать весь день в постели, да и не только читать. Иногда мы читаем друг другу. Кстати, это очень интересное ощущение от литературы, тексты при совместном контакте становятся объёмными. Я постоянно путешествую, для чтения мне идеально подходит iPad и Bookmate. В моём списке на будущее сейчас уже более 100 книг — если честно, я не могу сдержаться и постоянно добавляю новые.

Стихи Хармса хорошо идут после тяжёлого дня. Одно стихотворение —
как бутылка вина. Опьяняет

   

SMM-консультант 
Таня Родина 
о любимых книгах. Изображение № 2.

 

Jonathan Coe

«The Rotters’ Club»

На одной из вечеринок об этой книге мне рассказал Олег Соболев. Через год я купила её в Париже. Это сильный, интересный роман. Странно, что не так много людей любят Коу в России, а вот Тартт стала безумно популярной. На мой взгляд, у него гораздо больше интересных работ. Начать можно именно с закрученного романа «The Rotters’ Club». Будьте готовы к тому, что во время прочтения, возможно, прольются слёзы.

 

 

Владимир Набоков

«Приглашение на казнь»

Роман Набокова, который я до сих пор с восхищением перечитываю. Хорошо запомнила свою первую реакцию, когда прочитала его в школе: я c ужасом хохотала в слух, почти выла от восхищения. Набоков здесь своим словесным крюком вытаскивает читателя из кожи вон. До чего же феноменальный сюрреализм, просто прекрасно!

Timur Vermes

«Look Who’s Back»

Кстати, о сюрреализме. Эту книгу подарил мне в аэропорту Бомбея мой муж. Тогда он уже прочитал её на немецком, а мне достался вариант на английском языке. У Вермеша страшная и жутко интересная утопия: Гитлер проснулся в своём бункере и начал продвигать себя через СМИ и социальные медиа. Несмотря на любовь к простым, жизненным историям, такие эффектные, сатиричные антиутопии мне нравятся ничуть не меньше.

 

 

Грегори Дэвид Робертс

«Шантарам»

Писать простым языком о смысле жизни — сложно. У Грегори Дэвида Робертса именно это: захватывающий до мозга костей сюжет и лёгкие рассуждения на тему счастья, но лёгкие они только на первый взгляд. Интересно, что сюжет практически полностью основан на реальных событиях. В это сложно поверить, потому что кажется, будто действие разворачивается в другой реальности. Как-то я шла по улице и рассказывала своей подруге о том, что начала читать «Шантарам». Мимо проходил незнакомый парень, услышав меня, он остановился и сказал: «„Шантарам“ — это суперкнига!» — и пошёл дальше. И оказался прав.

Даниил Хармс

«Полёт в небеса»

Один из моих любимых русских поэтов. Хармса мне нравится читать детям, они всегда радуются его сумасшедшим стихам и историям. Я тоже вот каждый раз радуюсь. Мне нравится, когда литература выходит за привычные рамки. Когда повествование заставляет читателя спотыкаться. Люблю это очень честное, неподдельное чувство изумления, порой даже неприятия. Особенно хорошо стихи Хармса идут после тяжёлого трудового дня. Одно стихотворение — как целая бутылка вина. Опьяняет.

 

 

David Deutsch

«The Beginning of Infinity»

Обычно я читаю по такой схеме: фикшен, нон-фикшен, что-то по social media или бизнесу, а затем всё по кругу. Так я могу гармонично развивать свой мозг, это работает. Дэвид Дойч, британский физик-теоретик с израильскими корнями, очень интересно пишет и о мозге тоже. А ещё о космосе и квантовой физике. Кстати, именно эта книга, как недавно выяснилось, есть на полке у Марка Цукерберга. Не пугайтесь и будьте готовы к тому, что «The Beginning of Infinity» потребует особой сосредоточенности. То же самое с другими работами Дойча, например «The Fabric of Reality».

Mihaly Csikszentmihalyi

«Flow: The Psychology of Optimal Experience»

Если честно, я не очень доверяю книгам на тему личностного роста. Какие-то они все притянутые за уши, искусственные. О «Flow» мне несколько раз рассказывали самые разные люди. Начала её читать с неуверенностью, зато потом не могла остановиться. Нужные, понятные мысли, достаточно просто изложенные болгарским психологом с прекрасной фамилией. Пожалуй, моя любимая книга о состоянии, которого многие стремятся достигнуть — состоянии «потока». Коротко его можно объяснить так: «Я делаю что-то, и мне от этого по-настоящему кайфово». Заменит остальные тысячи книг о том, как стать и оставаться счастливым.

 

 

David Foster Wallace

«Infinite Jest»

Об американском писателе Дэвиде Фостере Уоллесе недавно вышел фильм «The End of the Tour» с комедийным актёром Джейсоном Сигелом, который известен многим по бесконечному сериалу «How I Met Your Mother». Я, если честно, очень удивилась, когда его посмотрела. Лет пять назад с удовольствием прочитала роман Уоллеса «Infinite Jest», но почему-то пропустила его биографию. Знала только, что он покончил с собой. После этого фильма стало интересно вернуться к его текстам снова. Писатель здорово владеет словом, мне нравятся его сюжетные ходы и очень близки темы, которые он затрагивает. Считается, что Уоллес писал для того, чтобы не быть одиноким. Кажется, не получилось. Кроме «Infinite Jest» советую «Brief Interviews with Hideous Men».

Yukio Mishima

«The Temple of the Golden Pavilion»

Во-первых, моя любимая страна — Япония, здесь я себя чувствую по-настоящему дома. Во-вторых, я очень люблю эту книгу японского писателя Юкио Мисимы. После её прочтения у меня было такое же подавленное состояние, как когда я закончила «Бытие и ничто» Сартра. В этом нет ничего плохого. Меня невероятно вдохновляет то, что некоторые книги могут воздействовать на людей с такой силой. Как Сартр, так и Юкио Мисима взрывает своим словом почву под ногами и заставляет отстраивать её заново. После Сартра мне потребовалось две недели, чтобы это сделать. После Мисимы — чуть меньше.

 

 

Кристиан Крахт

«Империя»

Я жила в Швейцарии. Если коротко: там безумно красиво и безумно скучно. От швейцарской литературы я тоже не ожидала ничего хорошего. И вот сначала под руку попались короткие заметки путешественника Крахта — швейцарский писатель был и Грузии, и в Камбодже, и много где ещё. Для меня он стал открытием — до чего же интересный слог, тончайший юмор и нестандартное повествование. В «Империи» Крахт местами превращается в Набокова: километровые предложения (а на немецком они вдвое длиннее), меткие детали и едкие сравнения. О сюжете даже говорить не буду — там чистая магия. 

 

Рассказать друзьям
12 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.