Views Comments Previous Next Search

Книжная полкаГалеристка Елена Баканова о любимых книгах

10 книг, которые украсят любую библиотеку

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

В РУБРИКЕ «КНИЖНАЯ ПОЛКА» мы расспрашиваем журналисток, писательниц, ученых, кураторов и кого только не об их литературных предпочтениях и об изданиях, которые занимают важное место в их книжном шкафу. Сегодня у нас в гостях Елена Баканова — директор галереи Paperworks Gallery.

ИНТЕРВЬЮ: Алиса Таёжная

ФОТОГРАФИИ: Павел Крюков

Елена Баканова

галеристка

Отношения с поэзией не сложились, там только Бродский
и Мандельштам

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 1.

 

 

Привычка к чтению сформировалась сама собой и как возможность устраниться, возможность ментального уединения. Я с детства любила побыть одна и мне никогда не было скучно. Родители не заставляли меня читать, насколько я помню. По факту ревизии в вашей рубрике мои любимые книги, как правило, попадают в жанр «приключения» или «путешествия». Начиная с прочитанных в детстве «Незнайки на Луне», «Чудесного путешествия Нильса с дикими гусями» и позже — «Гулливера в стране лилипутов» или «Дон Кихота», заканчивая Борхесом, Прустом, Умберто Эко или Фаулзом, Уэльбеком и даже Бретом Истоном Эллисом. Все эти авторы образуют для меня корпус литературной темы «Карта и территория». Персонажи этих книг — артистичные полуфрики, полуэксцентрики в поисках смысла жизни и в бегстве от ее обывательского уныния.

Книга, которая произвела на меня огромное впечатление в переходном возрасте, — «Сто лет одиночества» Маркеса. Я, думаю, неоригинальна в своем выборе подростковой книги. Самые сложные отношения у меня были, пожалуй, с Марселем Прустом, я его всегда читала не увлеченно, но «через не могу», и он страшный зануда. Аналогичные отношения были с Джойсом. Я однажды прочитала в интервью или статье Умберто Эко, что в книге «Имя розы» он специально сделал монотонное вступление страниц на сто, чтобы отсеять нетерпеливого читателя и задать определенный ритм чтения. Но книга же грандиозная и дальше события развиваются очень интенсивно, в полудетективном жанре. Эта писательская хитрость привела меня к опытам принудительного чтения.

В определенный, студенческий период своей жизни я читала очень много и, как правило, несколько книг параллельно, поэтому тогда же овладела базовыми навыками скорочтения. В общем, когда мне нужно, могу читать очень быстро или произвольно менять скорость чтения. Возвращаясь к жанрам, авторам и содержанию, в приоритетном своем списке книг не обнаружила ничего «про любовь» или про «шинель» обывателя, чем так богата русская литература XIX века. Не знаю, чем продиктован такой персональный выбор, но, как писал
А. С. Пушкин, «В корыте много ли корысти». Другое дело «Война и мир», «Бесы», «Братья Карамазовы», поиски граалей, тайные карты или масонские заговоры.

 

 

   

 

Владимир Сорокин — чистейший образец современного искусства в литературе 
и сплошное поле эксперимента с языком

 

   

 

 

Вот вам коротко весь мой мимезис, генезис и анамнез. Возвращаюсь, честно говоря, только к Шекспиру, Толстому и Достоевскому. Как говорили древние греки, мое — это то, что я узнал или съел. То есть всё, что я узнала, уже стало моим. Авторы и прототипы потеряны, а ностальгией я не страдаю. Почитывала, правда, регулярно рассказы Буковски. Отношения с поэзией не сложились, там только Бродский и Мандельштам.

В студенческом возрасте, в определенный момент, полностью переключилась на нон-фикшен, но самый что ни есть фикшен — философию, в основном современную французскую, структурализм, постструктурализм и т. д. Это было обязательной программой в рамках изучения современного искусства и его теоретических оснований. Любимые авторы тогда — Барт, Делез, Деррида и Бодрийяр. Современное же искусство для меня началось с Марселя Дюшана. То есть не с пластики, но как раз с теории. Выбор современного искусства как сферы профессиональной деятельности — тоже, видимо, чтобы никогда не было скучно.

Мои книжные полки занимают в основном альбомы по современному и старому искусству, по теории и его истории, и по современной архитектуре. Посмотреть люблю не меньше, а сейчас даже больше, чем почитать. Книги разложены и расставлены на всех полках где попало. Меня, кстати, всю сознательную жизнь сопровождают книги издательства Ad Marginem, они и сейчас много всего интересного издают.

Владимир Сорокин — чистейший образец современного искусства в литературе и сплошное поле эксперимента с языком. Вернулся с «Теллурией» снова как большой русский писатель. Пелевин для меня в категории настольной литературы, читаю его всего, как старого друга с потрясающим чувством юмора, преуспевшего в жанре социальной сатиры. В ближайшее время собираюсь прочитать «Поправки» Джонатана Франзена, всё время откладываю.

 

 

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 2.

 

«В поисках утраченного
времени»

Марсель Пруст

У меня не было ни одного шанса пройти мимо этого романа. Мераб Мамардашвили постоянно писал и анализировал Пруста. Пруст также оказался культовой фигурой для московского концептуализма. Он изобрел жанр нового модернистского романа — экзистенциального путешествия через жизнь, скажем так. Литература тяжелая и является экзистенциальным путешествием и для читателя тоже.

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 3.

«Дон Кихот»

Мигель де Сервантес Сааведра

Великая книга об одиночестве и наказуемости артистического поведения. 

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 4.

«Имя розы»

Умберто Эко

Умберто Эко — один из любимых моих авторов — философ, семиолог, медиевист, поэтому действие романа разворачивается в средневековом монастыре. Жанр — философско-детективный роман, в котором серийным убийцей оказывается монах (или настоятель?), который не выносит смеха и иронии. Актуальная метафора на все времена, как говорится. В списке любимых книг Эко также роман «Маятник Фуко» и философский анализ искусства 2-й половины XX века — «Открытое произведение».

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 5.

«Карта
и территория»

Мишель Уэльбек

Этот ироничный роман Уэльбека своего рода современная версия экзистенциального романа Пруста. Самое интересное в нем то, что помимо главного героя он вводит себя в роман в качестве персонажа под своим же именем и совершает над собой же карикатурный акт эвтаназии в жанре «Техасская резня бензопилой». К тому же в романе у Уэльбека впервые присутствует современное искусство и его критика как феномена современной культуры.

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 6.

«Поэмы. Стихотворения»

Владимир Маяковский

Романтический персонаж, поэт, революционер, его фигура интриговала меня почти с детства.

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 7.

«Роман»

Владимир Сорокин

Ну что здесь скажешь? Сорокин — гений. Книга «Роман» относится к академическому периоду автора — периоду опытов с деконструкцией языка, формы и жанров. Имя главного героя — Роман, из города он приезжает к родственникам на село, масштабные пасторальные картины заканчиваются кровавой мясорубкой и интертекстом в финале. «Роман вздрогнул. Роман дернулся. Роман пошевелил. Роман дернулся. Роман умер». «Роман» и «Норма» — это mustread современной российской литературы.

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 8.

«Гламорама»

Брет Истон Эллис

Одна из главных книг 90-х. Опять путешествие — приключение — экзистенция, опять социальная сатира, опять кровь, резня и взрывы, как я люблю, в литературе, разумеется.

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 9.

«Волшебные
сказки»

Шарль Перро

Ну как можно прокомментировать книгу из обязательного списка детской литературы, и особенно сказки Шарля Перро, персонажи которых, такие как Золушка или Красная Шапочка, стали архетипами современного психоанализа? Разве что анекдотом американского концептуалиста Джозефа Кошута, который он рассказывал во время своего визита в Москву (при мне три раза) разным людям и следил за реакцией: «Идет Красная Шапочка по лесу, встречает волка. Волк говорит ей: „Сейчас я сорву с тебя одежду, повалю на землю и трахну в задницу“. На что Красная Шапочка достает из кармана пистолет, приставляет себе к виску и отвечает: „Или всё будет как в сказке, или я убью себя“».

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 10.

«Коллекция»

Хорхе Луис Борхес

«Жизнь — это хаос, но мир — это текст». Интеллектуал, филолог, философ и библиотекарь невероятной и нечеловеческой эрудиции, который создавал книги-шарады. Борхес неоднократно говорил, что искусство и философия для него почти тождественны. Рассказы-фантасмагории, рассказы-назидания, постраничные примечания к воображаемым текстам, скрытые цитаты и заимствования — всё это меня очень увлекало.

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 11.

«Гамлет»

Уильям Шекспир

Трагедия в пяти актах. В русских переводах XIX–XX веков. Гамлет переведен на русский язык более двадцати раз. Каждый перевод — новая интерпретация. А адвокаты «Уильяму нашему Шекспиру», как известно, не нужны.

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 12.

«Бесы»

Фёдор Достоевский

Великая книга. На этом, пожалуй, всё.

Галеристка Елена Баканова о любимых книгах. Изображение № 13.

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.