Views Comments Previous Next Search

Книжная полкаДиректор редакторского бюро TXT Анна Красильщик
о любимых книгах

11 книг, которые украсят любую библиотеку

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах — Книжная полка на Wonderzine

На Wonderzine давно есть постоянные рубрики, где девушки рассказывают о своих любимых нарядах и столь же любимой косметике. Теперь мы запускаем новую серию, в которой будем расспрашивать журналисток, писательниц, ученых, кураторов и кого только не об их литературных предпочтениях и об изданиях, которые занимают важное место на их книжных полках. Для первого выпуска мы поговорили с Анной Красильщик, основательницей и директором редакторского бюро TXT, а также автором блога «Дети как дети».

Интервью: Алиса Таёжная

МАКИЯЖ: Мария Ворслав

ФОТОГРАФИИ: Fashion & lifestyle photoproduction Picls

Анна Красильщик

основательница и директор редакторского бюро TXT

Я с детства
знала, как выглядят недетские издания

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 1.

 

 

Мой дедушка Семён Красильщик работал редактором в издательстве АПН и фанатично собирал книги — дома всё с полу до потолка было заставлено рядами полок, а бабушка злилась, что повсюду пыль. Он относился к книгам невероятно трепетно, не разрешал класть страницами вниз — только закладки. Я, в общем-то, благодаря этой его страсти с детства знала, как выглядит куча разных совершенно недетских изданий — Платонов, Светлов, Битов, — еще понятия не имея, что это за писатели. Он же приносил детские книжки, и у меня, наверное, было всё, что могло быть у советского ребенка в те годы. Я научилась читать в пять лет, и после этого книжки подсовывала мне мама. Она как-то до сих пор всегда знает, что мне понравится, и в этом смысле мой главный советчик.

Я раньше довольно много читала — во-первых, потому что не было компьютера и телефона, а во-вторых, потому что каждое лето меня на три месяца отправляли на дачу. Ну и там немного как в тюрьме — что еще остается. В общем, так я проглатывала собрание за собранием, а также бесконечные хранившиеся на даче подшивки «Нового мира», «Знамени», «Октября» и других толстых журналов. У меня какая-то дурацкая память, и, увы, я половину не помню, вернее, помню только то, что читаю не меньше двух раз. Больше всего мне нравились длинные романы — «Сага о Форсайтах», сёстры Бронте и Джейн Остин, Дюма, «Проклятые короли» — и всякая приключенческая литература.

Была такая прекрасная разноцветная серия «Библиотека приключений», где вышли Каверин, Дюма, Жюль Верн, Стивенсон, Дефо и еще куча прекрасных книжек. А еще оранжевый Майн Рид, зеленый Купер, синий Джек Лондон — это всё я тоже обожала. Но это лет в 9–11. А в 12 мама сунула мне «Войну и мир». Почему-то у нас в семье периодически эта книга упоминалась, и я была уверена, что адское занудство. В итоге я, конечно, влюбилась в князя Андрея ну и так далее. Когда я пришла поступать в гимназию 1567 и меня спросили, какая книга любимая, я тут же назвала «Войну и мир». Комиссия, конечно, издевалась, потому что не верила. Кстати, я до сих пор не понимаю, почему. Ну а потом я поступила и, так как училась в гуманитарном классе, тоже постоянно читала.

 

 

 

   

 

 

Я ненавижу летать на самолетах,
но это теперь единственное место,
где мне удается вчитаться

 

 

   

 

 

 

К большому счастью, мой прекрасный учитель литературы Эдуард Львович Безносов заставил некоторых из нас всё это прочесть, полюбить и даже понимать немного. К тому же он приводил к нам на уроки современных поэтов: один раз нам читал свои стихи Пригов, другой — Кибиров. А потом я училась в РГГУ на историко-филологическом, там тоже всё время нужно было читать, там в Центральной аудитории читал свои карточки Лев Семёнович Рубинштейн и там мы ходили на спецсеминар к замечательной Галине Андреевне Белой, где тоже обсуждали книги.

Уже на последних курсах я начала писать рецензии — довольно жуткие, надо сказать, — и даже какое-то время работала продавцом в книжном магазине «ПирО.Г.И.» на Новокузнецкой. Но известный теперь поэт Юрий Цветков, который тоже тогда продавал книжки, уволил меня за то, что я не умела вставлять чековую ленту в кассовый аппарат, и это было обидно. Самое грустное, что сейчас я читаю гораздо меньше, потому что, во-первых, когда работаешь с текстами, перестаешь воспринимать чтение как отдых. А во-вторых, слишком много всего кругом и мне, например, сложно сосредоточиться. Я ненавижу летать на самолетах, но это теперь единственное место, где мне удается вчитаться — там не работает телефон и интернет. Вот слетала недавно в Стамбул — и «Щегла» прочла заодно.

 

 

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 2.


«Возвращение
в Брайдсхед»

Ивлин Во

Мне кажется, это вообще один из лучших романов и одна из тех книг, в которые ты проваливаешься с головой, а дочитав, не можешь с этим смириться и какая-то пустота остается.

«Малыш и Карлсон»

Астрид Линдгрен

Меня попросили принести какие-то важные книжки — и вот это издание я нежно люблю. Во-первых, за картинки очень трогательные (моя любимая — где мумия Мамочка лежит, страшно оскалив вставную челюсть дяди Юлиуса ), а во-вторых, за лично мой автограф переводчицы — замечательной Лилианны Лунгиной, с которой работала моя бабушка.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 3.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 4.

«Волхв»

Джон Фаулз

Я еще люблю «Дэниела Мартина» и «Башню из черного дерева», но «Волхва», наверное, больше всего. Читала его лет десять назад, но всё забыла — наверное, к счастью, — и когда перечитывала три года назад, совершенно не помнила сюжет. И всё как в первый раз. Мне потом показалось, что «Тайная история» Донны Тартт чем-то на него похожа, но что-то со мной никто не согласился.

«Большое
и маленькое»

Виктор Пивоваров

Я всю жизнь — наверное, лет с полутора — помню картинки отсюда. Там речь о маленьком старичке, который жил в большом доме с белкой, попугаем и всякими другими тварями. Она какая-то очень трогательная, и когда я обнаружила, что ее переиздали, невозможно возрадовалась и притащила своим детям.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 5.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 6.

«Ложится мгла
на старые ступени»

Александр Чудаков

Это роман об истории семьи автора. Я еще в школе слышала про Чудакова от того же Эдуарда Львовича и почему-то запомнила, что у него — специалиста по Чехову — такие же инициалы, АПЧ. А потом мне кто-то подсунул роман, который как раз переиздал Corpus. Это совершенно фантастическое чтение — настоящий классический русский роман, написанный самобытным замечательным языком. Я уже не помню детали — значит, пора перечитывать.

«Мой дедушка был вишней»

Анджела Нанетти

Очень редко бывает, когда действительно нравится то, что получилось, и это ровно такой случай. Лет десять назад мы с моей подругой Ксюшей Тименчик пришли к Ире Балахоновой в издательство «Самокат» — нам очень хотелось что-то переводить. Ира сунула каталоги каких-то итальянских издательств и велела с ними списаться. И хотя это казалось немного нереальным, я действительно списалась с редактором Einaudi, после чего мне прислали несколько книжек. Эта была первой. На первой странице я уже поняла, что это мое и я ее переведу. Речь там идет про восьмилетнего мальчика, который рассказывает о своей семье. Дальше ничего не скажу, иначе будет спойлер. Мне как раз недавно написали, что будет переиздание, так что сами прочтете — на самом деле это довольно взрослая книга.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 7.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 8.

«Анна Каренина»

Лев Толстой

В одном из курсов на Arzamas Елена Исааковна Вигдорова очень точно говорит, что в разном возрасте ты оцениваешь героев Толстого по-разному: в двадцать с чем-то ассоциируешь себя с Кити, в тридцать с чем-то — с Левиным и так далее. Это, конечно, ровно так и есть. Вообще, толстовские герои настолько живые, что как будто проникают тебе куда-то в голову или под кожу. Когда я рожала, думала про Кити и ходившего за дверью Левина — хотя, казалось бы, не до мыслей должно было быть. Или когда мы пили вино на выпускном в школе на крыше, я думала про Долохова из «Войны и мира», который на спор пил шампанское на карнизе. Или я вижу какого-то красавца и думаю, ага, он станет моим мужем — как князь Андрей на балу (хотя бред же). Ну и так всю жизнь.

«Справки и танцы»

Михаил Айзенберг

«Стихотворения и переводы»

Григорий Дашевский

Сразу про обе книги, потому что обе недавно вышли в одном и том же «Новом издательстве», обе лежат в синем пакете, забытом дома у друзей, обе мечтаю поскорее забрать и в них уткнуться. Наконец, обе — стихи и обе написаны, наверное, лучшими современными поэтами.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 9.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 10.

«Обещание
на рассвете»

Ромен Гари

Я не очень люблю французскую литературу — мне как-то ближе русская и английская, но эта книжка любимая. Первый раз я ее читала в издании «Иностранки» — там была такая карманная серия «Иллюминатор», а второй раз относительно недавно — уже в «киндле» и уже какими-то другими глазами, как мама маленького мальчика.

«Записки об Анне Ахматовой»

Лидия Чуковская

Записки не столько об Ахматовой, сколько об эпохе — ты узнаёшь и начинаешь понимать очень многое о периоде 30–50-х годов, который захватывает повествование. Я ее прочла в одиннадцатом классе, и это было невероятно полезно — и с точки зрения истории, и с точки зрения истории литературы. А совсем недавно я еще с огромным удовольствием прочла записки той же Лидии Корнеевны о переводчице Тамаре Габбе, Пастернаке, Симонове и других ее современниках.

Директор редакторского бюро TXT Анна Красильщик 
о любимых книгах. Изображение № 11.

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.