Views Comments Previous Next Search

ЗдоровьеПищевые расстройства: К чему может привести одержимость здоровым питанием

Психолог и диетолог о мании здорового питания и способах её избежать

Пищевые расстройства: К чему может привести одержимость здоровым питанием — Здоровье на Wonderzine

Интервью: Карина Сембе

Многих из нас временами одолевает чрезмерное беспокойство по поводу того, чтó мы едим. Кто-то регулярно выковыривает желтки из сваренных на завтрак яиц, кто-то решает полностью отказаться от продуктов, содержащих сахар, а кто-то уверен, что животные жиры способны вызвать все болезни сразу. Конечно, каждый вправе решать, что лучше для его тела, но порой подобная озабоченность перерастает в паранойю, когда самый безобидный перекус предваряет скрупулёзное изучение того, насколько полезна для здоровья каждая его составляющая.

Такое расстройство пищевого поведения называют орторексией — навязчивым стремлением к здоровому и правильному питанию, которое приводит к существенным ограничениям в выборе продуктов. Эта тревожность зачастую касается не только состава пищи, но и способа её приготовления и даже используемых материалов: например, разделочная доска должна быть только из дерева, а кастрюля — исключительно с керамическим покрытием.

Термин «орторексия» впервые употребил в 1997 году врач Стивен Брэтмен. Сам он долгое время был приверженцем идеи здорового питания, успел побывать членом экокомунны и вегетарианцем, пробовал употреблять в пищу лишь свежесорванные овощи и фрукты и даже пережёвывал каждый кусочек по 50 раз. Постепенно Брэтмен стал замечать, что все эти ограничения сделали его жизнь скучной, и в конце концов осознал, что его озабоченность здоровой пищей приобрела маниакальную форму.

По данным статистики, излишняя обеспокоенность рационом часто сопровождается изнуряющими спортивными нагрузками на грани возможностей организма. Как и в фитнес-буме, в тотальном увлечении правильным питанием есть немало плюсов. Тем не менее настораживает тот факт, что упоминание о съеденном эклере зачастую звучит как признание в совершённом преступлении. Мы расспросили психолога и диетолога о том, где проходит граница между здоровым стремлением к сбалансированному рациону и расстройством пищевого поведения, и узнали, как оградить себя от тревожности по поводу еды.

Пищевые расстройства: К чему может привести одержимость здоровым питанием. Изображение № 1.

Ирина Лопатухина

Клинический психолог, гештальт-терапевт Французского института гештальт-терапии, асс. тренер МГИ, автор книг и статей по терапии нарушений пищевого поведения

   

 

Люди сегодня не на шутку озабочены едой, и всё чаще можно услышать термин «food anxiety», которым определяется так называемая тревога питания. Психологи связывают этот новый вид тревоги с переполненным тревогами полем жизни современного человека: экономические кризисы, военные противостояния, материальная нестабильность жизни. В частности, тревоги много и в России — начиная с кризиса власти и изменения экономического порядка в 90-х. В такие времена ломается устойчивость мироощущения человека, и начинается зачастую мучительный поиск ответов на вопросы: «Кто я?», «Как я живу?», «Зачем я живу?», «Во что я верю?».

Тревога возникает тогда, когда подъём витальной энергии никак не находит адекватную ситуации и ощущению себя форму самовыражения, например в ясном и понятном человеку чувстве, мысли, действии. И тогда, чтобы избежать мучительной неопределённости своего эмоционально-физического состояния, тревога «привязывается» к чему-то вполне определённому, известному, например к тому, что можно «взвесить», а именно к еде.

Сейчас мы все в той или иной степени помешаны на культе тела: хотим быть худыми, подкачанными, молодыми. Но вот в чем парадокс: при таком пристальном внимании к сантиметрам и килограммам современного человека редко встречается чувствительность к своему телу, внимание к его физическим и конституциональным особенностям, к подъёмам и спадам возможностей организма. И тогда именно через контакт с едой удается хоть немного осознавать свои телесные ощущения, восстанавливать чувственную связь со своим телом. Кроме того, тревоги о еде «собирают» и «оформляют» все те тревоги, которые трудно или страшно опознать. Всерьёз тревожиться о том, что, как, в каких количествах и когда я ем, — это очень понятное и к тому же вполне культурно одобряемое замещение базовой тревоги.

 

Проблема возникновения и усиления пищевой тревоги ещё и в том, что каноны современной красоты, в особенности женской, решительно настроены против еды и напрямую транслируют человеку: чем меньше ты ешь, тем ты красивее. Вкусно, с удовольствием поесть и при этом быть уверенной в том, что эта еда полезная, — это целое искусство. Существует ряд клише по поводу того, чтó считать полезным, а что — вредным. Полезное — это натуральное, низкокалорийное и только потом — питательное и вкусное. А вредное — это в первую очередь вкусное, часто жирное или хорошо зажаренное, копчёное — в общем, то, что возбуждает аппетит и, как правило, оказывается высококалорийным.

И чем больше мы стараемся быть «хорошими» и «правильными» в выборе своей еды, тем активнее внутри нас набирает силу Вредина, которая требует вредной, но яркой по вкусу и по своему воздействию на организм еды, формируя своеобразный протест. С прожорливой Врединой можно учиться договариваться: раз мы хотим жить долго и здорово, то сейчас поужинаем кефиром и салатом с сельдереем, зато в субботу съедим свиную ножку. Так можно будет избежать жёстких пищевых ограничений и при этом наладить здоровый рацион.

Безусловно, в озабоченности пользой еды есть рациональное зерно: сегодня натуральных продуктов мало, всюду сплошные возбудители вкуса и пальмовое масло, и велик риск получить сплошную химию в красивой упаковке. Нам стало важно ориентироваться во всём пищевом изобилии, в котором Россия пребывает 25 лет. Когда мы обращаем внимание на состав продукта и, например, предпочитаем огурцы, выращенные на грядке под солнцем, огурцам из парника, это вполне нормальная забота о себе. В орторексию, то есть манию «правильных» продуктов, это превращается тогда, когда навязчивой заботой о здоровом питании маскируется страх перед жизнью.

Отношения с едой — это матрица отношений с миром. Пищевой контакт — контакт базовый, первичный: с молоком матери мы не просто получаем необходимое для выживания питание — мы поддерживаем ощущение себя любимыми. Таким образом, с рождения закладывается фундамент питания как отношения мира к человеку. Когда я, уже будучи взрослой, могу покормить себя чем-то вкусным, значит, мир ко мне добродушен. Когда я объедаюсь, а потом страдаю желудком и мучаюсь, или когда у меня вовсе нет аппетита (читай: интереса к миру), это значит, что мир ко мне жесток. Когда человек слишком сильно контролирует свое питание, скорее всего, за этим стоит абсолютная невозможность проконтролировать что-то пугающее — отношения с партнёром или ситуацию на работе. Чем более беспомощно я чувствую себя в мире людей, тем сильнее ужесточаю контроль своего рациона.

Мания «правильных» продуктов возникает тогда, когда навязчивой заботой о здоровом питании маскируется страх перед жизнью

   

Орторексия нередко становится спутником анорексии. Конечно, орторексия протекает спокойнее, но постоянный страх по поводу того, что через еду в организм может попасть что-то плохое, — уже повод задуматься. Если вы чувствуете, что уж слишком заморачиваетесь, задайте себе вопрос: если мания продуктов питания исчезнет, о чём я начну волноваться и что начну пытаться контролировать? Это простое упражнение, которое даёт возможность увидеть, что стоит за тревожностью по поводу еды.

Чтобы оградить себя от пищевой тревоги, нужно, во-первых, меньше читать глянец, во-вторых, не вестись на постоянно возникающие ограничительные тренды — от глютена до сахара. В случае беспокойства лучше сходить к хорошему эндокринологу и диетологу, сдать анализы, узнать, какая вы сейчас, как дела у вашей иммунной и пищеварительной системы, и уже в соответствии с этим питаться. Именно питаться, то есть питать себя, а не заедать злобу или уплетать ужин под телевизор, когда всё внимание обращено на блокбастер или выпуск новостей. Негативные эмоции и шоковая информация не должны совмещаться с питанием.

Нередко по поводу еды возникает чувство вины. Вина подлежит искуплению, и хорошо бы, чтоб искупление было для вас прежде всего щадящим и дружелюбным. Если вы наелись пончиков или выпили слишком много шампанского, искупить вину можно, например, дав себе задание сделать генеральную уборку, взяв на себя обязанности по утреннему выгулу собаки (заодно и подвигаетесь на свежем воздухе) или просто питая себя чем-нибудь полегче на следующий день. При этом важно понимать, что людям, у которых есть склонность регулировать свои психологические трудности с помощью питания, нельзя наказывать себя едой — это только дестабилизирует психику. Так что после переедания лучше не давать себе обетов голодания, а искупать «пищевую» вину каким-то поведенческим способом и помнить, как важно себя любить — в том числе в приятной и посильной заботе о своём питании.

Вину по поводу съеденного всегда можно искупить — главное, чтоб искупление было щадящим и дружелюбным

   

Пищевые расстройства: К чему может привести одержимость здоровым питанием. Изображение № 2.

 

Наталия Самойленко

Диетолог, эндокринолог

   

 

Здоровое питание в тренде, и в этом есть очевидный плюс: обращать внимание на пользу продуктов и поддерживать себя в здоровом теле похвально. Правда, только до тех пор, пока это увлечение не доходит до крайности. Из десяти человек, которые приходят ко мне на приём с желанием сбросить вес, у шести-семи индекс массы тела находится в пределах нормы, и из этих шести-семи пациентов случается один с крайне нездоровым отношением к еде — с элементами так называемого навязчивого здорового питания. При попытке составить рацион питания для такого человека может выясниться, что он не ест практически ничего, что не является овощами и фруктами, а иногда даже от фруктов отказывается. Пациентов с такими нарушениями пищевого поведения я направляю на консультацию с психологом. 

Что относится к полезной пище, а что нет, тоже спорный вопрос. Откуда люди могут почерпнуть информацию о пользе или вреде определённых продуктов? В основном это СМИ, интернет, пестрящие противоречивыми, а зачастую и лженаучными данными. Если трансжиры уже в прошлом, то боязнь глютена, молочных продуктов или так называемых ГМО сейчас как раз в моде. Глютен и лактоза нередко действительно плохо усваиваются и для кого-то представляют опасность, но исключать эти вещества следует только после медицинского подтверждения непереносимости или чувствительности к ним, а не в результате интуитивной самодиагностики.

в мире с серьезными пищевыми расстройствами сталкиваются около 5% женщин и 2% мужчин, а от менее выраженных проблем с питанием страдает 15–20% населения

   

Опасную позицию «сам себе диетолог» часто принимают и спортсмены-любители. Эта категория в группе риска по части орторексии: спортсмены с обсессивным пищевым поведением тщательно взвешивают каждый грамм употребленного белка, доводят питание по графику до абсурда и впадают в депрессию по поводу слишком медленного, на их взгляд, набора мышечной массы или недостаточно быстрой потери жировой. Практически невозможно без помощи психотерапевта донести до таких пациентов, что полное исключение жиров оказывает огромный вред гормональной системе, восстанавливать которую необычайно сложно, и что злоупотребление фармацевтическими препаратами до добра не доведёт. Радикальное сокращение процента жиров и углеводов в рационе, замещение его львиной доли спортивным питанием и общий дефицит калорий серьёзно сказываются на обмене веществ, не говоря уже о том, что куриная грудка из супермаркета или обезжиренный творог далеко не всегда полезны.

Зачастую подобные шаблоны и маниакальная озабоченность едой подкрепляются тренерами, которые любят называть себя диетологами, не имея при этом ни малейшего представления о физиологии. Нередки случаи, когда человек, скажем, проводит тренинг по здоровому питанию или является тренером в спортзале и на первом месте среди всех его регалий указана профессия «диетолог», хотя окончил этот «эксперт» в лучшем случае институт физкультуры, а то и факультет экономики или вовсе ничего. Их советы не стоит воспринимать всерьёз. Диетолог — это прежде всего врач, обязанность которого — назначить сбалансированный рацион конкретному пациенту в зависимости от состояния здоровья, результатов обследования, возраста и множества других факторов.

Бодибилдеры-профессионалы перестраивают свой рацион осознанно и под наблюдением специалистов, ведь трансформация тела — их работа. Тем не менее так называемые читмилы или сушка будут иметь неожиданно серьёзные последствия для непросвещённых дилетантов. «Зигзаги» в питании непросто выдержать метаболизму, пищеварению в целом, гормональной системе, которые уже успели адаптироваться под определённый рацион, а затем столкнулись с резкой сменой нагрузки.

Опасную позицию «сам себе диетолог» часто принимают спортсмены-любители, они в группе риска по части орторексии

   

Далеко не все люди в курсе о своих проблем со здоровьем, и иногда, когда мы отправляем пациента на обследование, человек с удивлением узнаёт о том, что у него диабет или атеросклероз, ведь он никогда в жизни не сдавал анализы на проверку уровня сахара или холестерина в крови, зато успел определить для себя рацион с необоснованными ограничениями. Даже элементарные и в общем полезные разгрузочные дни могут принести вред, если у пациента мочекаменная болезнь, застой желчи или повышенное содержание мочевой кислоты в крови, — что и говорить о долговременных и жёстких ограничениях в питании.

При подозрениях нервной орторексии или других нарушений пищевого поведения мы направляем пациента к психотерапевту, который занимается пищевым поведением. Я сама проходила такую подготовку и всегда советую нескольких хороших специалистов — у пациента должен быть выбор. Особенно важна работа психотерапевта в случае анорексии — это серьёзная проблема с высокой смертностью. Без помощи психотерапевта не все могут найти в себе силы расширить рацион, перестать бояться еды и готовы увидеть прибавку на весах, а при анорексии и прочих видах ограничительного пищевого поведения эта готовность необходима. Для большинства женщин норма жировой ткани колеблется от 25 до 27 %. Этот процент зависит от возраста, конституциональных особенностей и баланса гормонов, но можно с уверенностью утверждать, что процент жировой ткани ниже нормы вреден для организма.

В своей практике я стараюсь не упоминать о расчёте калорий, жёстком контроле за балансом белков, жиров и углеводов. Незачем проводить полжизни за взвешиванием куриной грудки. Куда важнее научиться «дружить» с едой и правильно расставлять приоритеты. Безусловно, без сбалансированного питания нам сложно сохранять наши ключевые показатели здоровья — от нормы анализов до хорошего настроения. Но даже здоровой едой нужно уметь правильно «пользоваться», не забывая при этом, что вкусная еда — это одно из удовольствий жизни.

Фотографии: 1, 2, 3 via Shutterstock

Рассказать друзьям
12 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.