Views Comments Previous Next Search

ЗдоровьеКак я боролась с акне: Хорошие и плохие решения

Анастасия Полетаева подробно рассказывает, как лечила заболевание

Как я боролась с акне: Хорошие и плохие решения — Здоровье на Wonderzine

Текст: Анастасия Полетаева

Помните, в экранизации «Загадочной истории Бенджамина Баттона» закадровый голос объясняет, почему цепь мелких незначительных событий закольцевалась и привела к тому, что героиня Кейт Бланшетт попала под колёса такси? Когда четыре года назад я сидела в ночи, рыдала и рассматривала в зеркале покрытое воспалениями лицо, я бесконечно прокручивала в голове миллион мелочей, из-за которых я стала так выглядеть.

Как я боролась с акне: Хорошие и плохие решения. Изображение № 1.

 

Лето 2010 года, выбор университета и вступительные экзамены: от меня все ждали клёвого судьбоносного решения, я нервничала, не могла есть и похудела на семь килограммов, что при исходных 49 было довольно критично. Август 2011 года: страшно болезненное расставание с первой любовью, переезд в Москву, вызванный стрессом и занятиями балетом артрит в нетипичные для этого 19 лет (можно было насторожиться). Осень 2011 года, Москва: плохое питание, ненормированный график, бесконечные простуды, соседи по квартире как из бандитских сериалов на канале «Россия» и новые отношения, которые строились совсем не безоблачно. Как раз тогда на лице у меня стали появляться первые признаки того, что надо заняться своим здоровьем, но пока их можно было замазать тональным кремом, я предпочитала о них не думать.

Зима 2011 года: я рыдаю ночами напролёт, потому что ни одно маскирующее средство уже не способно перекрыть этот кошмар. Потому что вся кожа болит, а я скупила уже все аптечные кремы, лосьоны и маски, которые только усугубили ситуацию. Потому что юноша, с которым я пыталась выстроить отношения, презрительно сказал: «Это что у тебя за пятна? Ты не можешь чем-то нормальным умываться?» Потому что мои подруги не выдерживают и спрашивают: «А что с тобой вообще?» Потому что на улице холод, а от холода всё становится хуже и хуже, а у меня плохая в смысле кожи наследственность и слабый желудок. Фуф.

Проблемы с кожей не считаются страшным заболеванием — и это логично, но только те, кто через них прошёл, могут понять, как это психологически тяжело. Ты можешь быть суперпрогрессивной и бодипозитивной — и всё это разлетается в пыль, когда люди, как тебе кажется, смотрят на тебя со смесью отвращения и недоумения. Отдельное гадство в том, что акне лишает тебя вроде как законного права на врачебную тайну: о том, что твоё здоровье пошатнулось, знают все — от коллег до продавцов в ближайшем супермаркете, и это страшно бесит. Сейчас, четыре года спустя, я выгляжу так же, как до этого кошмара, и общая картинка видится мне более объективной — она разделилась на плохие и хорошие идеи, которые приходили в мою голову: если бы я совершила меньше лишних телодвижений, всё решилось бы быстрее и проще.

 

Плохие идеи

Как я боролась с акне: Хорошие и плохие решения. Изображение № 2.

Самодиагностика

В самом начале, когда у меня была обыкновенная сыпь на висках, щеках и переносице, я думала: «Наверно, надо больше спать, а ещё вода слишком жёсткая». Всё оказалось куда хуже, а самостоятельно понять, чем именно вызвано акне, невозможно: одно дело, если вам не подходит крем, которым вы пользуетесь, и совсем другое, если у вас нарушился гормональный фон. Заманчивые этикетки даже на аптечной косметике не стоит воспринимать всерьёз — то, что вы наносите на лицо, не решит проблем с желудком, щитовидкой или инфекциями. Кроме того, сильно травмированная кожа может отреагировать на неправильно подобранные новые средства агрессивно: если до покупки, скажем, мицеллярной воды Vichy из серии Normaderm у меня просто было всё плохо, то после неё на лице началась настоящая атомная война. Поэтому не стоит искать решение в специализированных пабликах или надеяться на очередную чудодейственную пенку для умывания.

   

Самолечение

Слава олимпийским богам, мои руки не дошли до антибиотиков и гормональных препаратов, которые отпускают при проблемах кожи без рецепта, но я была в одном шаге от этого — спасибо маме, что перехватила меня. Это очень популярный вид реакции: открываешь Google, набираешь «акне как лечить» и читаешь на форуме условного Woman.ru (страшное место) о том, как пяти-семи-десяти девушкам помогли какие-нибудь серьёзные оральные контрацептивы, разные виды которых часто прописывают при акне. Большинству читающих может показаться, что ни один нормальный человек не купит себе такой препарат без рекомендации врача, но покупают и не такое — аптека всегда ближе, чем больница. И это не считая массы умельцев, которые предлагают «консультацию по фото» (это как определять беременность по цвету глаз). Лучше похода к врачу, а скорее всего — к нескольким врачам в зависимости от спектра проблем, ничего пока ещё не придумали, и если это понять оперативно, вы окажете себе большую услугу.

   

Маскировка вместо и во время лечения

Хороший корректор может на пару месяцев внушить вам, что ничего страшного не происходит, — и это его абсолютный максимум. Любой косметолог скажет, что плотные маскирующие текстуры тем сильнее противопоказаны воспалённой коже, чем больше очагов воспаления и чем они серьёзнее. В этом главная подлость — пользоваться плотными тональными средствами во время лечения нельзя. Поэтому нужно делить на десять всё, что проворачивают со своим лицом бьюти-блогеры: такой макияж на воспалённом лице возможен как единовременная мера для поднятия настроения, но ходить так каждый день или даже через день не стоит, если вы хотите продвинуться в лечении. Меня отчасти спасал оттеночный крем, который готовила мой косметолог, в сочетании с лёгкой гипоаллергенной пудрой, но, если честно, толку от этой смеси было мало, пришлось терпеть. У меня тонкая чувствительная очень сухая аллергичная кожа с расширенными порами (вот такой джекпот), на которую я в старших классах наносила стойкий тон из масс-маркета за триста рублей, — и ничего. Когда я пришла с акне к косметологу, она выкинула половину моей косметички и довольно строго меня отчитала. Сейчас я нормально чувствую себя с BB-кремом, а стойкими тональными кремами не могу пользоваться до сих пор.

Как я боролась с акне: Хорошие и плохие решения. Изображение № 3.

Истерики

Как очевидно из моей истории, стрессы стали одной из главных причин появления акне у меня. А переживания из-за состояния кожи со временем превратились в ряд кошмарных привычек, словно из учебника по психологии для первокурсников: например, каждые пять минут я смотрелась в карманное зеркало, чтобы понять, не стало ли всё ещё хуже (ухудшения набирали силу в считанные часы), а правую сторону лица я стала завешивать волосами, потому что правая щека и кожа на лбу справа по линии роста волос выглядели совсем уж пугающе. Короче, это только усугубляет ситуацию и прибавляет комплексов. В какой-то момент я поняла, что у меня серьёзные проблемы со здоровьем и здесь нечего стыдиться. Это болезнь, и её нужно лечить.

   

Неаккуратность

Сессии «я сама себе косметолог» время от времени устраивают себе все, но выдавить одинокий прыщ на лбу и трогать акне — это две большие разницы. В какой-то момент мои аналитические способности активизировались, и я заметила, что чем больше я трогаю и ковыряю лицо, тем хуже всё становится. Отдельным спектром проблем стало то, что в пиковой стадии у меня по линии роста волос на лбу, на висках, переносице и подбородке появились очень болезненные большие подкожные шишки, которые проходили месяцами — я не выдерживала и трогала их тоже. Единственное, чего я добилась таким образом, — на переносице у меня теперь шрам, убрать который можно только лазером или серией химических пилингов. Он не бросается в глаза, виден только при определённом освещении и на фото, но каждый раз, когда я его вижу, я вспоминаю о собственной недальновидности.

   

Загар

На загорелой коже воспаления и покраснения, действительно, менее заметны, поэтому всю злополучную зиму 2011 года я ходила в солярий. А всё лето 2011 я ходила с нарушенной пигментацией: во-первых, после таких настойчивых попыток загореть следы от прыщей проходят в несколько раз дольше. Во-вторых, средства от воспалений часто усиливают воздействие ультрафиолета, что возвращает нас к нарушению пигментации. Так что единственное, что можно, — это гипоаллергенный крем с сильным SPF-фильром, который подберёт вам косметолог.

Хорошие идеи

Как я боролась с акне: Хорошие и плохие решения. Изображение № 4.

Поход к врачу

В моём случае — серия походов. В середине февраля 2011-го я пришла к косметологу — и она сказала, что даже не притронется к моему лицу в таком состоянии, потому что моя проблема далеко не косметологического характера. Так до меня впервые дошло, что лечение кожи начинается с очереди к не самым очевидным врачам. Моя мама, которая любит всю неофициальную медицину сразу, уговорила меня на биорезонансную диагностику (о том, почему это на 80 % профанация, можно почитать тут). Но определённый смысл в этом был: программа, которую используют при этом виде диагностики, действительно хорошо сводит вместе данные всех анализов, которые вы уже сдали. Все результаты обследования подтвердились позже у профильных специалистов: от острого гастрита и проблем с печенью до непролеченных зубов. Поэтому я до сих пор не знаю, какой именно врач помог мне решить проблемы с кожей.

Полгода я сидела на спартанской диете, разгружающей печень и желудок: я не ела яблоки и апельсины, жареное, солёное и острое, сладкое и жирное, не ела магазинные соусы и порошковые йогурты, не пила алкоголь, пакетированные соки и лимонады. Было тяжело и невкусно, но терпимо. На всякий случай я вылечила все зубы, потому что кариес — такой же верный способ попадания инфекции в организм, как любое другое повреждение. По прошествии полугода я пошла к гинекологу и сдала все базовые анализы, этот же гинеколог прописал мне оральные контрацептивы. В моём случае это были популярные таблетки «Джес» — их чаще всего прописывают молодым девушкам без детей, содержание активных веществ в них щадящее, и они нормализуют гормональный фон, если с ним что-то не так. «Джес» я пила год и бросила только потому, что у меня стали увеличиваться грудь и бедра (мне было некомфортно с новыми объёмами). Желудок лечу до сих пор.

   

Поход к косметологу

Во второй раз к нему я пошла только после гинеколога, когда самые страшные воспаления уже прошли. Как я уже сказала, на помойку отправилась половина моей косметички: все стойкие тональные кремы и плотные основы, все кремы масс-маркет-марок и многие аптечные средства. Из-за очень сухой кожи знаменитая болтушка с салициловой кислотой мне не подходила, и мне прописали просто ихтиоловую мазь — она жутко пахнет, и от неё остаются следы на несколько часов, но её вытягивающие свойства вне конкуренции.

Вместо очищающих средств я стала умываться дегтярным мылом — опять же из-за сухости кожи это было не очень комфортно, зато действенно. Вместо увлажняющего крема я до сих пор пользуюсь супержирной мазью «Пантенол», которой вообще-то смазывают ожоги — она идеально увлажняет пересушенное лицо, у меня нет на неё аллергии и она не забивает поры. Из процедур я сделала одну-единственную чистку и остановилась. Во-первых, даже на неё моя чувствительная кожа отреагировала так, что сошла слоями за две недели (безболезненно, но очень неэстетично). Во-вторых, необходимость уже отпала: первая чистка избавила меня от самых сильных воспалений, а новые так и не появились. На небольшие воспаления я наносила «Базирон AC», который продаётся в любой аптеке и тоже был мне прописан косметологом.

Как я боролась с акне: Хорошие и плохие решения. Изображение № 5.

Новая косметика

Как уже, наверное, понятно, мои отношения и с ухаживающей, и с декоративной косметикой выстраивались не очень гладко. Дойди я до косметолога раньше, возможно, проблемы исчезли бы быстрее — она посоветовала мне перейти на ухаживающие средства марки Holy Land. Я пользовалась универсальным очищающим тоником два раза в день, точечным ментоловым тоником один-два раза в неделю и серной точечной маской (тоже один-два раза, но в другие дни). Не без помощи того же косметолога я обратила внимание на BB-кремы Clarins — для меня стало огромным плюсом то, что в отличие от средств других брендов, на эти моя кожа не реагировала бунтом. Здесь я ничего советовать не буду, единственная рекомендация — не слушайте ничьих советов и доверяйте только своему дерматологу или косметологу. То, что подошло мне или кому угодно другому, может очень сильно вам навредить.

   

Новый взгляд на проблему

Звучит в духе тренингов «Познай свою внутреннюю богиню», но, вообще-то, вам и правда придётся полюбить себя даже с прыщами во всё лицо — иначе можно свихнуться. Это сейчас я понимаю, что чрезмерно любопытные подруги не хотели обидеть меня своими вопросами о моём внешнем виде, а мужчина, который бьёт по слабым местам, — не то, что нужно мне или кому угодно другому, но в 2011-м я тратила чудовищное количество сил и нервов на такие ситуации. Успокойтесь, всё пройдёт со временем, а проблем со здоровьем ни в коем случае не стоит стыдиться хотя бы потому, что вы в них не виноваты и они не делают вас хуже, чем вы были до этого.

Я ещё раз подчеркну, что мой способ лечения далеко не эталонный, именно поэтому я расписала так подробно все ошибки. Но по старой памяти я всё ещё состою в группах и пабликах для людей, для которых акне — это не марка одежды. Я вижу доведённых до отчаяния девушек и юношей, которых криво консультируют по фото, и знаю, каково это — ненавидеть собственное отражение в зеркале. Сейчас я могу ходить без тонального крема, хотя моя кожа всё ещё далеко не идеальная (и станет идеальной вряд ли). Зимой иногда случаются обострения, и если я питаюсь в течение недели в McDonald’s, то потом две недели хожу с кошмаром на лице. Но теперь я хотя бы знаю, как решать эти проблемы и как их избегать. А значит, жизнь они мне больше не портят, и это, по-моему, самое главное.

Фотографии: 1, 2, 3, 4, 5, 6 via Shutterstock

Рассказать друзьям
59 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.