Views Comments Previous Next Search

СпортНа стероидах: Как работает допинг

И почему избавиться от него пока не удаётся

На стероидах: Как работает допинг — Спорт на Wonderzine
На стероидах: Как работает допинг. Изображение № 1.

ольга лукинская

Из-за разразившегося допингового скандала российские спортсмены смогут принимать участие в Олимпиаде только под нейтральным флагом. Пока другие спорят, стал ли причиной «политический заговор против России» и не унизительно ли выступать в нейтральном статусе, мы решили разобраться, что вообще такое допинг, зачем и как его используют и как с ним борются, вместе с экспертами: спортивным диетологом, членом Международной ассоциации спортивных наук (ISSA) Леонидом Остапенко и кандидатом медицинских наук, врачом-терапевтом, кардиологом Ярославом Ашихминым. 

На стероидах: Как работает допинг. Изображение № 2.

 

Что такое допинг

Вообще допинг — это любые химические вещества, которые помогают улучшить результат в спорте. Какие именно, зависит от вида спорта и характеристик спортсмена, но нетрудно догадаться, что чаще всего это препараты, повышающие показатели силы или выносливости, помогающие мышцам быстрее восстанавливаться или способствующие концентрации и скорости реакции. На более глубоком (клеточном или молекулярном) уровне эти средства могут, например, стимулировать синтез белка в мышцах или улучшать транспортировку кислорода клетками крови. 

По словам Леонида Остапенко, есть прецеденты, когда допингом признавали пребывание в высокогорье перед началом соревнований: нахождение в разреженном воздухе резко повышает число эритроцитов в крови, а значит, и их способность переносить кислород, что существенно улучшает выносливость. Выбор конкретных средств зависит и от вида спорта, и от слабых мест спортсмена, и от того, как его организм реагирует на тот или иной препарат. Поэтому абсурдно предполагать, что, например, вся баскетбольная или футбольная команда применяла одно и то же вещество — это по меньшей мере нецелесообразно. 

С другой стороны, допинг — реально существующая вещь, прежде всего из-за высочайших требований к спортсменам. Практически стёрлась граница между сезоном и межсезоньем: весь год становится соревновательным периодом. Остапенко отмечает, что в спорт вкладываются гигантские деньги, которые необходимо возвращать, и цинизм очевиден: в топку финансовых интересов бросаются здоровье, достоинство и честность спортсменов, поскольку выдержать такие требования на естественных ресурсах организма просто невозможно. 

 

 

Почему он запрещён

Применение допинга неэтично — оно нарушает исходное равенство условий, в которых находятся спортсмены. Обидно, когда один добился выносливости исключительно тренировками, а другой принял препарат, повышающий число эритроцитов. С другой стороны, в профессиональном спорте важную роль играют и врождённые качества, генетическая уникальность; да и вообще, организм каждого человека отличается от другого, и об абсолютно равных исходных условиях речь не идёт. Тем не менее в стремлении сделать спортсменов «чистыми» список запрещённых препаратов постоянно расширяется — но на смену им приходят новые. 

Примерно до середины семидесятых в списке допингов отсутствовали даже стероиды — те самые «анаболики», о вреде и нелегальности которых сейчас знает даже ребёнок. Хотя признание Арнольда Шварценеггера в использовании стероидов на раннем этапе бодибилдерской карьеры многими было воспринято как нечто скандальное, в те времена это было законно и совершенно нормальным было обсуждать стероидные схемы вслух. Леонид Остапенко отмечает, что стероиды действительно отличное средство восстановления, ведь напряжённые спортивные и соревновательные нагрузки на определённом этапе ведут к снижению выработки половых гормонов. Поэтому, когда эти препараты были разрешены, их поначалу применяли для заместительной терапии после соревнований. 

Но, конечно, очевидный положительный эффект стероидов быстро привёл к злоупотреблению, и уже в восьмидесятые годы применяемые дозы многократно переросли количество, вырабатываемое самим организмом. Риск побочных эффектов стал намного выше пользы. Стероиды запретили — и спортсмены взялись за другие гормоны, например гормон роста и инсулин; после запрета и этих веществ в ход пошли другие, и этому процессу не видно предела. Однозначного решения тоже пока нет.

 

На стероидах: Как работает допинг. Изображение № 3.

 

Почему так трудно «очистить» спорт от допинга

Если запрещённые препараты применяются, то понятно, что это попытаются укрыть от допинг-контроля. Когда пробы мочи брали в заранее известные моменты, это было относительно просто: препарат переставали вводить за определённое время до анализа, чтобы вывести его из организма. Ускорить этот процесс помогали мочегонные — правда, их тоже запретили. Однозначной ситуацию не назовёшь: то же мочегонное средство может понадобиться спортсмену вовсе не для маскировки запрещённых препаратов, а по другим причинам. Так называемые медицинские исключения — тоже отдельная история, ведь при наличии справки от врача некоторые запрещённые препараты становятся разрешёнными. С другой стороны, как поясняет Ярослав Ашихмин, список исключений весьма ограничен, да и препараты в него входят относительно слабые.

Сам аналитический процесс, выявляющий допинг в моче или крови, очень сложен, и даже самые продвинутые методы масс-спектрометрии позволяют найти только молекулы, о существовании которых уже известно. Поэтому появилось такое понятие, как «дизайнерские» стероиды — это молекулы с новой структурой, масса которых не совпадает с молекулярной массой уже известных. Выявить такое вещество в крови практически невозможно, потому что его никто не ищет. Но и допинг-контроль совершенствуется: сейчас в крови выявляют метаболиты, то есть продукты переработки тех же стероидов или других препаратов. 

 

 

Как улучшен контроль сейчас

Сегодня WADA (Всемирное антидопинговое агентство) использует так называемые биологические паспорта спортсменов. Такой паспорт — это электронный документ, куда регулярно вносятся результаты анализов. Это позволяет в течение долгого времени отслеживать параметры, изменения которых могут косвенно указать на применение допинга. Сейчас биологический паспорт состоит из двух модулей: гематологического (то есть отражающего параметры самой крови, её клеток) и стероидного, который фиксирует показатели метаболизма стероидных гормонов. Если в какой-то момент производных стероидов становится больше, то, скорее всего, эти препараты вводились извне. Само взятие образцов крови или мочи для анализа может быть не только плановым, но и выборочным: представители WADA могут «выдернуть» любого спортсмена и подвергнуть его тестированию в любой момент.

По словам Ярослава Ашихмина, благодаря стероидным паспортам выявлять применение стероидов стало гораздо проще, так что и использовать новые «дизайнерские» молекулы стали меньше. Сейчас биологический паспорт содержит гематологическую и стероидную части, но при желании можно применить тот же принцип ко множеству других параметров, регулярно проводить анализ крови на огромное количество метаболитов и регистрировать результаты в паспортах. Если стоит задача сделать так, чтобы все выступали максимально честно, то нужно продолжить расширять списки запрещённых препаратов и регулярно проводить анализы. При этом сильно упростил бы жизнь «белый список» лекарств, которые точно можно применять в случае болезни и для упрощения подготовки. 

 

На стероидах: Как работает допинг. Изображение № 4.

 

Правдивы ли слухи вокруг допинга

Как всё запрещённое или балансирующее на грани нарушения закона, допинг породил множество слухов. Поговаривают, что в детских спортивных школах анаболики подсовывают ученикам под видом витаминов, а гимнастки якобы практикуют наступление беременности перед соревнованиями, чтобы выступить на пике спортивной эффективности в первом триместре, а потом сделать аборт. Леонид Остапенко считает, что эти слухи необоснованны: «Применение определённых веществ в детских школах может быть выявлено элементарными анализами крови, и это основание для судебного преследования человека, рекомендовавшего их». Кроме того, чем раньше человек начинает использовать допинг, тем короче становится его карьера: нарушается естественный процесс формирования физических качеств и любой грамотный тренер должен это понимать. 

Слухи же о «плановых» беременностях и абортах появились после падения Берлинской стены: тогда началось «разоблачение зверств» в ГДР и пошли разговоры о том, что спортсменки подвергались такой «процедуре». Подлинность этих фактов подтвердить или опровергнуть невозможно, но можно сказать одно: эффект беременности не так предсказуем и сильно зависит от гормонального профиля конкретной женщины. У одних в первом триместре беременности действительно наступает пик выносливости и силы, а другие бесконечно плохо себя чувствуют и не способны на серьёзную активность.

 

 

Что ждёт нас в будущем

Борьба с допингом — сложный этический и философский вопрос. Можно довести до абсурда список запрещённых препаратов, но всегда останется «серая зона» в виде средств, которые разрешены по медицинским показаниям. Если запретить и их, то получится, что выступать могут только абсолютно здоровые люди — а это дискриминация. Можно обозначить допустимые верхние и нижние границы для веществ, признаваемых допингами, — но и это не всегда справедливо, ведь метаболизм у всех разный. «Разрешённая» на момент соревнований концентрация может не всегда говорить об отсутствии допинга.

Многое зависит и от того, как мы вообще относимся к спорту, в том числе на политическом уровне. Одно дело хотеть, чтобы соревнования были максимально «чистыми» и побуждали население к физической активности, совсем другое — если речь идёт о наращивании конкурентной мощности стран, наподобие ядерной, только спортивной. В таком случае можно быть уверенными, что не за горами применение генного допинга — «улучшение» будущих физических качеств эмбрионов; тогда за сверхдержавы на соревнованиях будут выступать сверхлюди.

Фотографии: Fisher Photostudio — stock.adobe.com (1, 2, 3)

 

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.