Views Comments Previous Next Search

МнениеМожно ли говорить
о полном излечении
от ВИЧ-инфекции

Что на самом деле произошло с африканской девочкой

Можно ли говорить
о полном излечении
от ВИЧ-инфекции — Мнение на Wonderzine
Можно ли говорить
о полном излечении
от ВИЧ-инфекции. Изображение № 1.

ольга лукинская

Вчера мир облетела новость о девятилетней девочке, победившей ВИЧ-инфекцию «без лечения», — правда, при более глубоком изучении вопроса становится понятно, что терапия проводилась, хотя и довольно давно, а англоязычные источники аккуратно называют состояние ребёнка ремиссией, а не излечением. Мы попробовали разобраться, можно ли вообще говорить о полном выздоровлении после инфекций вирусами гепатита или ВИЧ и способен ли организм справиться с ними самостоятельно.

Можно ли говорить
о полном излечении
от ВИЧ-инфекции. Изображение № 2.

Проблема с вирусами в том, что все они очень разные и, в отличие от бактерий, не имеют клеточного строения. Для уничтожения бактерий бывает достаточно разрушить их оболочку, то есть внешнюю стенку самой клетки — так работает самый первый антибиотик, пенициллин. Есть антибиотики, которые нарушают синтез белка внутри бактерий и не дают им размножаться; как бы там ни было, бактерии — это самостоятельные организмы. Вирус же, по сути, представляет собой носитель генетической информации — ДНК или РНК — в белковой оболочке с несколькими вспомогательными молекулами вроде ферментов. ДНК вируса может встраиваться в клетку организма человека или животного на место «хозяйской» — поэтому так трудно разработать лекарства, уничтожающие вирусы и не повреждающие при этом клетки тела.

Надо понимать, что жизнеспособность и бактерий, и вирусов в организме и за его пределами неодинакова — те же вирусы гепатита легко уничтожить высокой температурой, например, при стерилизации стоматологических или маникюрных инструментов. Да и не все средства воздействия применимы одинаково внутри и снаружи нашего тела: можно обработать антисептиком кожу, но нельзя ввести его в кровь, если в ней неконтролируемо размножаются бактерии. Хрупкий, быстро погибающий на воздухе ВИЧ становится мощным и опасным при попадании в кровь — а хуже всего, что уничтожает он иммунные клетки, призванные бороться с инфекциями. И всё-таки учёные трудятся не зря, и уже есть достаточно эффективные лекарства, сделавшие ВИЧ-инфекцию хроническим заболеванием — а продолжительность жизни у получающих терапию пациентов составляет 70–80 лет. 

Эти лекарства называются высокоактивной антиретровирусной терапией, они воздействуют на разные компоненты инфекции и используются в сочетании друг с другом. Например, один препарат может подавлять фермент вируса, воздействующий на белки в клетках человека, а другой — блокировать рецепторы на иммунных клетках, не давая вирусу с ними связаться. Пока человек принимает лекарства, количество вируса в крови может снизиться до минимального, но через какое-то время после прекращения лечения ВИЧ-инфекция обычно снова себя проявляет. Этот период может составить несколько месяцев или пару лет — а может быть намного более длительным. Так бывает и вовсе без лечения: у некоторых людей ВИЧ-инфекция не прогрессирует восемь-десять лет после заражения, а точную причину этого учёные назвать пока не могут.

Можно ли говорить
о полном излечении
от ВИЧ-инфекции. Изображение № 3.

 

Важно понимать, что
в вирусологии практически нет понятия «ноль»: если вирус
не выявляется, возможно, чувствительность оборудования просто не позволяет его найти в столь низких количествах

Что считать излечением — тоже неоднозначный вопрос. Например, в практике лечения инфекций вирусами гепатита им считают так называемый устойчивый вирусологический ответ. Если в течение двенадцати недель после завершения терапии рецидива не произошло, то пациент считается вылеченным. Если вирус гепатита С обнаруживается через значительный период времени после этого — скорее всего, произошло повторное заражение (это не редкость, если речь идёт, например, о людях, употребляющих инъекционные наркотики). Важно понимать, что в вирусологии практически нет понятия «ноль»: если вирус не выявляется, возможно, чувствительность оборудования просто не позволяет его найти в столь низких количествах. Другое дело, что с единичными вирусными частицами даже таких опасных инфекций организм в силах справиться самостоятельно. 

С ВИЧ-инфекцией ещё сложнее: в одних исследованиях низким считается число вирусных копий меньше пяти тысяч на миллилитр крови, в других — меньше пятидесяти. Если мы не видим вирус, можно ли говорить, что он уничтожен полностью? После скольких лет ремиссии можно считать, что больной исцелился, и прекращать наблюдение? Если человек в период ремиссии умирает по причинам, не связанным с ВИЧ, — можно ли считать, что рецидива не произошло бы никогда? Это не только медицинские, но и философские вопросы — и пока случай длительной ремиссии у африканской девочки говорит лишь о том, что нужно продолжать изучать вопрос и пытаться понять, можно ли добиться этого эффекта у других пациентов. 

В принципе, уже довольно давно известно о мутациях, которые делают организм устойчивым к ВИЧ-инфекции. Не исключено, что, помимо сорока недель антиретровирусной терапии, проведённой вскоре после рождения, ребёнку помогла какая-то уникальная особенность организма — пока неизвестно, какая именно. На данный момент полная ремиссия, без возможности выявить вирусные частицы в крови, была достигнута у троих детей — и у одного из них всё-таки произошёл рецидив. На сегодняшний день мы можем лишь довериться врачам и учёным и надеяться на успех новых разработок — а в отношении детей в полной ремиссии ожидать, что она продлится всю жизнь. К заявлениям вроде «Иммунная система ребёнка самостоятельно справилась с ВИЧ-инфекцией» следует относиться с большой осторожностью: пока без лечения с ВИЧ не справился никто и, к сожалению, такие громкие заголовки могут стать причиной отказа от терапии, когда она необходима. 

Фотографии: Kateryna_Kon — stock.adobe.com, Kateryna_Kon — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.