Views Comments Previous Next Search

Сериалы«Она же „Грейс“»: Рассказ служанки в викторианских интерьерах

Психологический детектив по книге Маргарет Этвуд «Alias Grace»

«Она же „Грейс“»: Рассказ служанки в викторианских интерьерах — Сериалы на Wonderzine
 «Она же „Грейс“»: Рассказ служанки в викторианских интерьерах. Изображение № 1.

дмитрий куркин

На Netflix вышла «Она же „Грейс“» — шестисерийная экранизация исторического романа Маргарет Этвуд, номинированного на Букеровскую премию. Разбираемся, за счёт чего авторам драмы о не до конца расследованных убийствах середины XIX века удалось нечто большее, чем психологический детектив в викторианских декорациях, и что художественно обработанная биография ирландской служанки рассказывает о месте женщины в обществе.

Молодому канадскому врачу Саймону Джордану подворачивается крайне любопытный случай: ему поручают собеседовать Грейс Маркс, горничную, отбывающую пожизненное заключение. Улики прямо указывают на то, что Грейс и конюх Джеймс Макдермотт убили своего нанимателя, фермера Томаса Киннера и экономку Нэнси Монтгомери, обчистили дом и попытались скрыться.

Тем не менее далеко не все уверены, что кроткая на вид девушка, которой не исполнилось и шестнадцати (а потом и образцовая заключённая), была способна на хладнокровное убийство. Обвинительный вердикт вызвал массу споров в канадском обществе. Спустя годы после приговора многие по-прежнему считают, что Маркс была всего лишь орудием в руках кого-то (предполагаемого подельника Макдермотта) или чего-то (Грейс проявляет признаки некой душевной болезни, впрочем, не вполне диагностированной).

Обследовать девушку — и, по возможности, доказать её невиновность — поручают Джордану, подающему надежды алиенисту (то есть психиатру в терминах XIX века). Но чем больше он слушает рассказы пациентки, тем больше запутывается в этой туманной истории о травматичном прошлом, сомнамбулизме, провалах в памяти, общении с мёртвой подругой Мэри Уитни (чьим именем Маркс назвалась при побеге). Или это сама Грейс запутывает его, разыгрывая помутнение рассудка?

«Она же „Грейс“»: Рассказ служанки в викторианских интерьерах. Изображение № 2.

Проект экранизации исторического романа Маргарет Этвуд «Она же „Грейс“», основанного на реальном случае из судебно-медицинской практики середины XIX века, сценаристка и продюсер Сара Полли (номинантка на «Оскар» за сценарий к фильму «Вдали от неё») и режиссёр Мэри Хэррон толкали в гору аж четыре года. Но после успеха «Рассказа служанки» стало очевидно, что и другая книга Этвуд о положении женщины в обществе на полке не залежится. Так и произошло: Netflix выкупил права на глобальный стриминг у канала CBC и обеспечил ему должное промо.

«Женщина-демон», «невинная жертва», «слишком невежественная, чтобы уметь притворяться», «производит впечатление человека, намного умнее своего положения», «хорошая девушка, легко подпадающая под чужое влияние», «хитрая и вводящая в заблуждение», «слабая головой, но чуть умнее идиота» — Грейс Маркс, проявляющая живой интерес к собственному делу, перечисляет характеристики, выданные ей прессой, и задаётся вопросом: как же один человек может вызывать столь противоречивые отклики?

Та же загадка заинтересовала Этвуд. Когда она взялась изучать дело, обнаружилось, что исторические аргументы за и против базируются не столько на фактах или психиатрических исследованиях (случай Маркс попросту оказался слишком сложным для актуальной медицинской базы её эпохи), сколько на домыслах и заранее запрограммированных социальных установках. Это они задали тот лабиринт, по которому двигалась жизнь ирландской девушки, сбежавшей в Новый Свет от деспотичного отца-алкоголика. Это они в конечном счёте определят, получит ли она помилование или навечно застрянет в исправительных учреждениях, где её будут лечить методами, больше напоминающими средневековые пытки.

«Она же „Грейс“»: Рассказ служанки в викторианских интерьерах. Изображение № 3.

Трудно сказать, понимала ли это реальная Грейс Маркс, но героиня Этвуд своё положение осознаёт очень хорошо. Настолько, что полушутя рассуждает — устами авторов сериала, конечно — о разнице между определениями «murderer» и «murderess»: уж если быть убийцей, то лучше «знаменитой», чем «знаменитым» — она всё ж не мясник какой (игра слов с феминитивом в переводе на русский, где у «убийцы» и мужской, и женский род, теряет остроту).

Сценаристке шоу Саре Полли не нужно было долго искать пример классического исторического мыла в викторианских декорациях. В одном таком — канадском сериале «Дорога на Эвонли» — она же сама сыграла в 90-х и потому отлично понимает недостатки жанра, создающего безнадёжно рафинированную картинку времени господ и слуг. «Она поднимает темы, которые в „Дороге в Эвонли“ никогда бы не стали обсуждать: классовая система в колониальной Британии, аборты, проблемы брака», — говорит Сара Гадон, сыгравшая Грейс. По словам Хэррон, то же можно сказать и о первоисточнике: «„Грейс“ уже сама по себе напоминает викторианский роман, куда вернули обратно всё то, что вырезали бы цензоры. В книге XIX века не стали бы описывать аборт или смерть в результате аборта. Там бы написали „а потом она внезапно скончалась“, или „ударилась в бега“, или „пошла и утопилась в реке“».

Авторы сериала не избегают малоприятных бытовых подробностей, их тут куда больше, чем, скажем, сцен насилия: Хэррон рассказывает анекдот о том, что оскаровская лауреатка Анна Пакуин, сыгравшая роль Нэнси Монтгомери, хотела, чтобы её при съёмке сцены убийства спустили с лестницы — режиссёр объяснила ей, что это совершенно не обязательно.

«Она же „Грейс“»: Рассказ служанки в викторианских интерьерах. Изображение № 11.

«Доктор, да вы же и правда ничего не знали о работе служанки», — эта мысль вдруг осеняет Грейс во время одной из терапевтических бесед. Вслед за этим следует в меру подробный рассказ об особенностях справления нужды в сельском туалете провинции Онтарио середины XIX века. И правда что, в «Аббатстве Даунтон» такое не покажут.

Из книги же в сериал перекочевала другая находка — метафора лоскутного одеяла, сложного, противоречивого человеческого опыта, который не всегда можно разложить на простейшие составляющие. От топорной детективной интриги «кто убийца?» сериал уходит, предлагая взаимоисключающие и почти равноправные версии событий. «Если честно, я думаю, что у каждого зрителя будет возможность достроить в уме свою „Грейс“», — полагает Хэррон, и снятая ею шестисерийка оправдывает аванс. Викторианский триллер о безумии и паранормальных явлениях (что по меркам эпохи одно и то же)? Драма о ревности и зависти? Рассуждение о классовом неравенстве и «месте женщины» в реалиях XIX веке и современности? «Она же „Грейс“» и то, и другое, и третье.

Грейс Маркс — живое воплощение парадокса своего времени, где женщине заведомо присвоена одна из ролей: «добропорядочной леди» или «распутной девки», анютиных глазок или демонессы, деревенской простушки или Макиавелли из Мценского уезда. Выйди за буйки стереотипа — и тебя обвинят во лжи. И наоборот, чтобы убедить окружающих и получить ключ к свободе, приходится им подыгрывать, втискивая себя в чужие корсеты. В этом «Грейс», рассказывая о событиях полуторавековой давности, убеждает вполне. Вопрос в том, многое ли изменилось с тех пор.

Фотографии: Netflix

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.