Views Comments Previous Next Search

СериалыДо последней капли:
За что мы любили
«Настоящую кровь»

Вчера вышла последняя серия главного сериала про вампиров — вспоминаем, на что мы потратили последние 6 лет

До последней капли: 
За что мы любили
«Настоящую кровь» — Сериалы на Wonderzine

Текст: Дарья Нифонтова

В воскресенье в Америке вышла последняя серия «True Blood» — самой красивой, самой кровавой и самой развратной истории о вампирах на телевидении. Сериал, так толком не разобравшийся, о чем он хочет рассказывать, с самого начала собрал огромную толпу поклонников — и не только благодаря откровенным сценам с обнаженным Александром Скарсгардом. Мы не будем рассказывать, чем все закончилось, чтобы не портить удовольствие от просмотра последней серии. Пока клавиатуру заливают слезы расставания, вспоминаем, почему «True Blood» навсегда останется в наших сердцах.

До последней капли: 
За что мы любили
«Настоящую кровь». Изображение № 1.

Сериал, который начинался как история любви простой девчонки к вампиру, пережил множество чудес — в нем были греческие богини, оборотни, безумные христиане, якудза, исторические флешбэки и самая трогательная в мире история однополой любви (осторожно, по ссылке спойлер!). Главная героиня сериала — Сьюки Стэкхаус, курносая официантка в легкомысленных платьях, постоянно попадала в передряги, связанные с ее первым в жизни бойфрендом-вампиром. Помимо Сьюки в сериале было за кого переживать и кем любоваться: Александр Скарсгард в образе тысячелетнего вампира, Кристин Бауэр фон Стратен в роли острой на язык Пэм; гениальная роль ироничного повара-гея Лафайета в исполнении Нелсана Эллиса, и в целом звездный каст (прямо говоря, ставший таковым по ходу сериала) оставлял надежду на что-то крутое и необыкновенное. Первые пару сезонов сериал порой походил на эротический ситком с замашками слэшера — наивные жители маленького городка в Луизиане совершенно не были готовы к наплыву нечистой силы и реагировали на такие новшества очень забавно. Нашлось в сериале и место настоящим драмам — разбитые сердца, семьи и дома жили в «True Blood» на равных правах.

 

Динамика сериала была похожа на кардиограмму человека, переживающего сердечный приступ

 

Если в целом динамика у сериала была похожа на кардиограмму человека, переживающего сердечный приступ, то после пятого сезона стало ясно — лучше не будет. Создатели утверждают, что седьмой сезон стал последним именно поэтому — сценаристы не смогли предоставить захватывающее развитие сюжета, и, хоть просмотры у сериала все еще зашкаливают (последнюю серию посмотрели 10 миллионов людей — это больше, чем население Швеции), пришло время попрощаться с Сьюки, Биллом, Эриком, Пэм и всеми теми, кого мы узнали и полюбили за семь лет. Такое развитие событий печально, но закономерно — редкий сериал может продержаться на высоте семи сезонов подряд. А уж если даже к последнему сезону шоураннеры так и не определились, про что они делают сериал, судорожно мечась о темы к теме, так что ни одна из них в итоге даже не претендует на остроту, остается только рассказать, зачем мы смотрели его все эти годы закрывая глаза на очевидные проблемы сценария.

Почему мы его полюбили? Сериал всегда по мере объяснял простые правила, при этом пользуясь сказочным антуражем и заманивая зрителя провокационной картинкой. Сегрегация, гей-браки, непрописной страх смертельных болезней — слегка измененные и присыпанные волшебной пылью реальные истории человеческой борьбы авторы сериала, нехитро мудрствуя, переносили в Луизиану — консервативный штат симпатичных реднеков с нереально длинными ресницами. Лети Мэй понимает и принимает дочь, ставшую вампиром; мать троих детей Арлин, которая, кажется, начала карьеру официантки, только окончив школу (и никогда с этой карьерной тропы не сворачивала), осознанно вступает в довольно платонические отношения с вампиром, который изначально ее отвращал своей инаковостью; перевертыш Сэм становится легитимным мэром Бон-Тона. Конечно, массово и радостно такие изменения не принимаются — жители выходят на охоту за вампирами, отдельные герои все еще презрительно называют Сьюки вампирской подстилкой, а узнав об «особенностях» мэра, толпа быстро свергает его с должности.

До последней капли: 
За что мы любили
«Настоящую кровь». Изображение № 2.

Чтобы еще сильнее облегчить понимание, авторы не поскупились на гениальные остроты, щедро одарив героев чувством юмора, убедительными эмоциями (ну почти всегда) и порой оригинально сталкивая их друг с другом. Фанаты составляют подборки самых смешных сцен каждого сезона, на выступления команды на Comic Con приезжают со всего мира, а под фотографиями в официальном аккаунте «True Blood» в Instagram можно найти целые сочинения на тему «Как я любила» с трогательным хэштегом #truetotheend. И именно так все мы оказались на крючке, с которого сложно соскочить, невзирая ни на плохие диалоги, ни на провалы в сценарии. Мы узнавали себя в героях, рыдали до пузырей из носа, когда умирал Годрик, и истошно кричали «стой, дурак!», когда очередной герой спускался в подвал под тревожную музыку. Все герои «True Blood» — это мы сами. Глупые и влюбленные, самодостаточные и остроумные, сильные, трогательные, хрупкие. Сказка с феями помогала нам задумываться о реальности, смеяться и напоминала нам о самых важных вещах. Хотя бы о том, что нужно оставаться настоящим до самого конца.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.