Views Comments Previous Next Search

Музыка«Музыка — существо бесполое»: Участницы Synthposium о синтезаторах и стереотипах

«Вокруг все думали, что я чья-то подружка»

«Музыка — существо бесполое»: Участницы Synthposium о синтезаторах и стереотипах — Музыка на Wonderzine

ИНТЕРВЬЮ: Никита Величко

В Москве проходит крупнейший музыкально-технологический фестиваль Synthposium: в программе заявлено более ста пятидесяти участников, но женщин, как это нередко бывает на подобных мероприятиях в России и мире, среди них совсем немного. Ситуация с лайнапом в целом отражает ситуацию с количеством женщин, занимающихся электроникой. Мы расспросили участниц Synthposium — Марию Теряеву, Евгению Недосекину, она же Jekka, и участницу PTU Алину Изоленту — и узнали, что они об этом думают, как работают и сталкиваются ли со стереотипами.

О ролевых моделях

Всё всегда было вперемешку. Я не смотрела на вещи с позиции гендера — просто слушала группу, где фронтменом мог быть кто угодно

«Музыка — существо бесполое»: Участницы Synthposium о синтезаторах и стереотипах. Изображение № 1.

МАРИЯ ТЕРЯЕВА:

Первыми музыкантами, которые работали на синтезаторе Buchla и которых я услышала, были как раз Сьюзан Чани и Кэйтлин Орелия Смит. Сначала была музыка, которую играли женщины, и только потом я узнала, что это за инструмент. Когда я начала заниматься музыкой, передо мной не было примера именно женщины, которая бы меня вдохновляла, — но, когда я отошла от гитары и стала интересоваться электроникой, женщины сыграли основную роль.

АЛИНА ИЗОЛЕНТА:

Всё всегда было вперемешку. Я не смотрела на вещи с позиции гендера — просто слушала группу, где фронтменом могла бы быть девушка или парень, и не анализировала этот момент. Скоро мы будем играть в Казани на Unsound, и там будет выступать Лорел Хейло. Я очень этого жду, потому что люблю её и уважаю, мне интересно послушать её выступление, может, даже перекинуться парой слов.

 

ЕВГЕНИЯ «JEKKA» НЕДОСЕКИНА:

В первую очередь это была Бьорк. Она воплощала в себе образ музыканта, создателя, человека, который сам себя сделал и продолжает этим заниматься, целиком формируя свой индивидуальный образ и посыл в музыке. В общем, так же, как и Кейт Буш — другая героиня, повлиявшая на мое творчество.

Было приятно видеть кого-то, похожего на себя. Мне кажется, это важный момент — с кем-то себя ассоциировать и у кого-то учиться, если говорить на образном уровне. Это помогало мне ощутить, что у меня есть способности к чему-то — продюсированию, музицированию, созданию чего-то. Что мне не нужно ждать продюсера, который сделает из меня условную поп-звезду и напишет мне музыку, а я бы только пела. 

 

О стереотипах и сексизме

Мы все росли в патриархальном сексистском обществе, но меня это никогда
ни перед чем
не останавливало

«Музыка — существо бесполое»: Участницы Synthposium о синтезаторах и стереотипах. Изображение № 2.

МАРИЯ ТЕРЯЕВА:

Я могу выделить два периода: первый — когда я играла на гитаре в группах, второй — когда окунулась в электронную тусовку. Лет десять-пятнадцать назад отношение к женщине было немного другое, чем сейчас. Возможно, это связано со временем, а может, само гитарно-инструментальное общество более консервативное. В нём я часто сталкивалась со стереотипами и откровенным сексизмом. 

Мы все росли в патриархальном сексистском обществе, но меня это никогда ни перед чем не останавливало. Все стереотипы были рядом, но я не воспринимала их на свой счёт. У нас была группа с классическим набором инструментов: бас, барабаны, гитара, вокал. Гитарой я начала заниматься ещё в школе, я была одна женщина-музыкант среди мужчин, и меня это никак не смущало. В то же время вокруг все думали, что я чья-то подружка — или гитариста, или барабанщика. Просто потому, что девушка якобы не может вот так захотеть играть на гитаре. 

Меня это страшно бесило. Когда мы ехали на гастроли по России, люди, например, думали, что я случайный человек в гримёрке. Если возникали какие-то технические неполадки с комбиком или со шнурами, техники были уверены, что в первую очередь это моя проблема — что я громкость на гитаре не вывела. В ста процентах случаев оказывалось, что это их косяк.

Когда я стала заниматься электроникой, я перестала сталкиваться с этой проблемой. Притом что в этой отрасли ты должен работать с техникой больше; в ней надо разбираться, и это сложнее, чем просто играть на гитаре. Это парадокс. Может, всё потому, что электронные музыканты деликатнее. У истоков электронной музыки стояло много женщин — от Сьюзан Чани и Лори Шпигель до Дафны Орам. Образованный музыкант не может упрекнуть в чём-то женщину, играющую электронику. Может быть, у меня изменился круг общения, но сейчас я со стереотипами в свой адрес не сталкиваюсь. 

АЛИНА ИЗОЛЕНТА:

Гендерные вопросы стали возникать, когда я становилась старше. Мне кажется, стереотипы не относятся к одной сфере деятельности — они, по сути, бытовые. Чем бы ты ни занималась, даже если ты на кухне, и туда заходит парень, который тоже любит готовить, ты можешь с ними невзначай столкнуться. Если стереотипы в целом есть в жизни, их несложно обнаружить и в музыке.

В моём случае это была такая специфическая запутанность. Прежде всего фразы, с которыми сталкивались все девушки, вроде: «Это так здорово звучит, как будто сделал мальчик». Обычно я на них реагировала спокойно и позитивно, что она свидетельствует об определенном уровне невежества говорящего, так что никаких болезненных восприятий не было.

Иногда думают, что девушки не сами создали какую-то вещь, а её сделал за них кто-то из мальчиков. Забыв о том, что так вообще можно думать в 2017 году, этим летом я услышала подобное в очередной раз. Причём по отношению к девушке, которая занимается проектом минимум лет десять. Это очень крепкий стереотип.

В такие моменты я думаю о том, что нам всем есть над чем работать, и этой работы много. Нередко такое слышишь не от глупых людей, а от очень умных и образованных. В этот момент ты понимаешь, что тут нет какого-то зла, идущего от сердца — просто всё очень переплетено, и каждая нить составляет общую картину. Всё скрыто в таких мелочах, что даже очень умные, критически мыслящие люди могут совершенно за собой что-то не замечать. Это не зависит от города и касается взаимоотношений в любой области. В этом много абсурда. Очень странно, когда люди могут много рассуждать о свободе каждого и тому подобном, и вдруг каким-то образом посягнуть на свободу другого человека.

 

ЕВГЕНИЯ «JEKKA» НЕДОСЕКИНА:

Чаще всего подозревали, что я не сама себе пишу музыку — что её пишет продюсер, бойфренд, ещё кто-то. Что я не обладаю техническими знаниями, как что подключается. Такая фамильярность возникала очень часто в виде уменьшительно-ласкательных слов в мой адрес и немного надменного отношения. 

Сейчас стереотипов стало меньше, опять же благодаря доступности технологий, тому, что больше людей могут сами что-то создавать. Они понимают, насколько сложно всё устроено. Тем не менее из-за того, что голос — это мой основной инструмент, люди думают, что я певица, но не музыкант и не продюсер. Постоянно приходится поправлять кого-то и говорить, что я не только певица, но и продюсер тоже.

Раньше это очень раздражало. Сейчас я просто пытаюсь реагировать на это спокойно, объяснять людям, что к чему, показывать примеры, давать минимальную справку.

 

О «женском» и «мужском»

Мне кажется, что музыка женщин более мелодичная, что ли, а у мужчин — более напористая

«Музыка — существо бесполое»: Участницы Synthposium о синтезаторах и стереотипах. Изображение № 3.

МАРИЯ ТЕРЯЕВА:

На уровне звука я заметила, что в электронной модульной музыке у мужчин ценится, на сколько процентов он использовал технические возможности, насколько сложнее он сделал патч и сложнее ли получилась музыка. То есть мне кажется, что музыка женщин более мелодичная, что ли, а у мужчин — более напористая, не знаю, как это описать. Когда мы обсуждаем музыку женщин среди музыкантов, я часто слышу: «Ну, эта музыка какая-то романтичная, нежная». И это звучит как что-то плохое. А меня, например, наоборот, это привлекает.

Мы часто спорим с друзьями — они думают, что некоторые женщины-музыканты пользуются своей женственностью как дополнительным бонусом, как будто это что-то нечестное. Мне кажется, люди все разные: кому-то нравится выглядеть так и носить юбки, потому что это очень гармонирует с личностью. Но я не такая, меня можно назвать скрытной. Каждый человек должен быть в гармонии с собой, вот и всё.

Всё должно идти естественным путём. Насильно заставлять женщин заниматься музыкой или набирать 50/50 женщин и мужчин в лайнап, если на данный момент в России нет 50 % женщин в электронике, на мой взгляд, странно. Но со временем эта ситуация выровняется благодаря личным примерам и просвещению.

АЛИНА ИЗОЛЕНТА:

Вопрос женственности и мужественности в звуке для меня открытый, но, по моим ощущениям, музыка Лорел Хэйло очень женственная. Не знаю, будет согласна Мира или нет, но я чувствую это и в музыке Ishome или Shadowax. Мне кажется, это ощутимо точно так же, как ты чувствуешь через музыку, человек мягкий по натуре или не очень. Хотя есть теплые и открытые люди, создающие суровую музыку. Например, Xosar. Думаю, надо еще поразмышлять над этим и понаблюдать, чтобы с уверенностью ответить.

Безусловно, мне интересно слушать вживую других девушек. Что должны или не должны делать промоутеры, трудно сказать — сам продукт тоже имеет значение. Важно, чтобы на девушек не смотрели свысока, не думали о том, что они девушки и у них в связи с этим может что-то хуже получаться. Да, с одной стороны, хочется, чтобы на них обращали больше внимания и сознательно включали их в лайнапы. С другой — для меня принципиально важно, чтобы это был не искусственный поступок. Мне важно, чтобы то, что я делаю, оценивалось с достаточно честной позиции, так же как и творчество других. Иначе вся суть и сила музыки и сцены в целом поблекнет. У нас не очень совершенный мир в этом смысле: нас периодически бросает в крайности и мы теряем адекватность восприятия явлений.

 

ЕВГЕНИЯ «JEKKA» НЕДОСЕКИНА:

Музыка — существо бесполое. Глупо думать, что, как часто пишут, женская музыка романтичная, а мужская музыка брутальная. Всё это звучит бессмысленно и бредово, на мой взгляд. Музыка, мне кажется, не зависит от гендера, особенно в условиях сегодняшней реальности, когда люди способны менять свой физический пол. Мне кажется, музыка прежде всего выражает мысли человека, а не половые признаки. Неважно, мальчик ты или девочка, нет чёрного и белого — всё перемешано.

Конечно, сейчас стало больше женщин в поле зрения — благодаря медиа, интернету, более продвинутым технологиям. В какой-то степени они были всегда, но их не всегда было видно. Женщины могут высказываться более открыто и продвигать сами себя, хотя это сложно: всё равно сталкиваешься со стереотипным мышлением и предвзятым отношением.

Мне кажется, важно показывать на примерах, что есть, во-первых, крутые девушки-музыканты, исполнители, промоутеры, те, кто могут этим заниматься. И не только делать девушек-музыкантов более видимыми, а и вносить разнообразие в лайнап. Опять же — всё сводится к привычке составлять программы, базируясь на вкусовых предпочтениях. К сожалению, промоутеры не так часто включают женщин. Я жду момента, когда в принципе приставка «женщина-музыкант» или «женщина-продюсер», «женщина-фотограф» или «женщина-инженер» перестанет существовать, и мы увидим медиаматериалы, фестивали, где равное количество творческих людей и профессионалов.

Обложка: Алёна Ермишина

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.