Views Comments Previous Next Search

МузыкаТри недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию

Катя Шилоносова из Glintshake и NV рассказала о своей феерической поездке в Токио на Red Bull Music Academy

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию — Музыка на Wonderzine

Этой осенью прошла очередная Red Bull Music Academy — академия для музыкантов, путешествующая по миру. Самые разные люди со всего света съезжаются туда, чтобы пообщаться с единомышленниками, поучиться и поиграть вместе музыку в специально оборудованном для них здании. За годы существования там побывали самые разные музыканты от Нины Кравиц до Flying Lotus, в 2014-м, например, в качестве участников были Zebra Katz и Lafawndah. Вместе с ними из тысяч заявок выбрали в том числе и Катю Шилоносову из группы Glintshake и занимающуюся сольным проектом NV. Мы поговорили с Катей про ее поездку в Токио, а она рассказала, что она узнала о творчестве, дружбе и Японии.

 

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 1.

 

Проект NV и то,
как попала на RBMA

NV появился еще раньше, чем Glintshake. Мы просто записали два трека и думали поучаствовать в конкурсе Look At Me, тогда еще выиграли «Труд». Я решила сделать из этого свой сайд-проект, в котором я могу реализовывать идеи, которые никак не вписываются в Glintshake. Долго не могла заставить себя заполнить анкету, она недели две покрывалась пылью, Женек (Женя Горбунов — основатель группы Glintshake. — Прим. ред.) говорил, что вообще стоит забить на это. Но Токио, где проходила эта академия, — город моей мечты и вообще мне есть чему поучиться, так что в итоге я всё сделала, потратив буквально последние деньги на отправку. Вообще я думала закрыть NV, рассуждая, что, может быть, мне достаточно одного Glintshake. Долго мучилась и вот только-только приняла волевое решение, что всё, хватит, как на следующий день пришло письмо с RBMA, о том, что меня взяли, — очень смешно. У организаторов был просто завал анкет, когда они объявили, что академия будет в Токио — 6000 толстых заявок, причем они все подробно читают, отбирая участников, — и меня взяли одной из них.

Не важно, из какой ты страны, в этом году, например, было двое французов среди остальных. Ясмин, которая Lafawndah, сейчас живет в Нью-Йорке, но изначально она из Франции. Был год, когда DZA и Mujuice вместе катались в Лондон. Я не очень много знала об академии, знаю, что Nina Kraviz, например, участвовала, в этом году у нее были гастроли в Японии, кстати, и она зашла к нам в гости. Она очень хотела остаться в студии и делать музыку, но объявили штормовое предупреждение и всех выгнали. В Японии тайфун — это серьезно, у нее даже отменился концерт, но в Москве по сравнению с ним я и пострашнее видела — бывало, как Китай-город затопит.

 

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 2.

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 3.

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 4.

 

Женщины в музыке 

Я не первая девушка из России, которая на RMBA поехала (другими участницами академии c 1998 года были Анастасия Клинкова, Нина Кравиц, Анна Кутц из Love Cult и Ольга Бохан. — Прим. ред.). Почти все девчонки в этом году были очень за «girl power» и Ясмин (Lafawndah), с которой мы это обсуждали, в том числе. Я в самолете ее заприметила и подумала, вот классно, если бы она RBMA летела и оказалась музыкантом — и волшебным образом так и случилось. Lafawndah очень вдохновилась тем, что на RBMA в этом году приехало очень много девушек, практически 50/50 было распределение. Она мне рассказывала, что раньше они туда в основном приезжали как исполнительницы и пытались в чьих-то треках поучаствовать. Ясмин ходила всю RBMA и объясняла окружающим: «Вы понимаете, как это круто? Первая RBMA, где столько девушек и они не просто поют!» Все же приехавшие в этом году были не просто вокалистками, а сами продюсировали свою музыку, делали всю работу от и до — меня это тоже очень впечатлило. К девушкам, к сожалению, зачастую в музыкальном плане совсем другое отношение, об этом и Бейонсе и Grimes говорят — девчонок в творчестве немного ущемляют, не думают, что они способны на что-то. Но абсолютно все девочки в нашем наборе были очень крутые и суперсамостоятельные.

Я поняла, что вообще надо проще ко всему относиться в плане музыки. У нас часто местную сцену воспринимают в штыки и постоянно с чем-то сравнивают, с западной сценой например. А на RBMA вроде все относительно тебя западные, но для них это естественная среда обитания. Остальные не сравнивают тебя ни с кем, воспринимают просто как музыканта — и это самый верный подход.

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 5.

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 6.

Участники академии

Мы шутили, что мы как в детском лагере — все очень закорешились между собой. У нас появились какие-то невероятно теплые отношения: я всех люблю, все безумно талантливые. Думаю, что отчасти помогло то, что нам повезло с выбором места. Япония так далеко почти ото всех, что ни у кого не было толком связи с внешним миром и сбежать из RBMA-пузыря не было возможности ни у кого. Мы очень сплотились, хотя и называли друг друга иногда по названиям стран, когда не могли запомнить имя, но никто не стеснялся и не обижался — все-таки сложно запомнить 30 человек по именам сразу. При этом все воспринимали друг друга абсолютно на равных. Меня поразило, насколько участники свободно мыслили и открыто воспринимали любую информацию, не было никакого заготовленного снобизма. Приходили нереально крутые чуваки вроде Джеймса Мтуме, который с Майлзом Дэвисом играл, или Бенджамина Райта, который скрипки для Майкла Джексона писал, и рассказывали историю своей жизни. Ты сразу понимаешь, что это безумные талантливые музыканты, которые искренне любят то, чем занимаются, и видно, что они воспринимают тебя на равных при этом! И как музыканта, и как человека, не ставя себя выше тебя, понимая, что каждый талантлив по-своему. 

Звучит так, как будто меня в секту завербовали или раз в месяц подкупают холодильничком «рэд булла», но на самом деле это оказалось очень крутое мероприятие, не столько про саму музыку, сколько про социальные связи. Музыка — как клей: это связующая вещь, которая всех объединяет, но в то же время и не является самым главным. Такое ощущение, что нас вместе собрали, чтобы мы поняли, что на свете очень много классных талантливых людей, от которых надо просто офигевать, понимая как они плавно перетекают в свою музыку. Под конец меня настолько накрыло, что я просто поверить не могла, что бывает так хорошо, — боялась, что нарушился вообще баланс добра и зла.

Первую неделю было очень тяжко, был сильный джетлаг. Только на вторую стало получше, мы ходили на концерты друг к другу и сразу стали понимать, с кем хочется что делать, какой трек записать, а времени уже нет. Хотелось бы, чтобы академия шла подольше — я успела сделать совместный один трек и поучаствовала еще в треке у девчонок, сделала пару заготовок, но это всё, конечно, ерунда — очень мало. Хочется сделать больше, но не успели просто. У нас теперь есть своя группа в фейсбуке, мы там планируем совместные проекты, я сейчас в Берлине, хочу как раз к Xosar поехать поиграть музыку.

 

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 7.

 

Токио и его жители

После RBMA осталось несколько дней сверху, мы сняли большую квартиру и жили там вдесятером у каких-то ребят-отаку, которые рисуют для видеоигр, кажется, — вся комната была заставлена фигурками. В Токио всё как в аниме, создатели не приврали ни разу. В обычной раменной всё как из мультиков: у чуваков рис из плошек летит в разные стороны, девушки чахнут над плошечками. Я считаю теперь, что лучше Токио города на свете нет, он просто не может не вставить.

Там очень безопасно, у тебя никто ничего не украдет, ты можешь в три часа ночи идти с вечеринки по темной улице и не бояться ничего. К хорошему быстро привыкаешь, конечно. Когда вернулась в Россию и поехала в Подмосковье, было уже просто смешно, а не грустно — такая огромная разница между местами. В Токио к тому же очень чисто и потрясающий свежий воздух. Архитектура города очень сбалансированно сочетается с парками, и ты везде чувствуешь себя очень уютно и комфортно. Там нет какого-то одного центра, город огромный, всё аккуратно меняется, Харадзюку плавно перетекает в Синдзюку. На улицах очень много людей, и все они абсолютно разные.

Я думала, что выйду на Сибуе, а там будут одни фрики, а оказалось, что их не так уж много, и все они выползают ближе к вечеру. Всё это было незадолго до Хэллоуина, и всю неделю Сибуя отмечала его: люди ходили в самых странных костюмах и с удовольствием фотографировались. Мои фавориты: мальчик в костюме лосося и два чувака-зайца с очень страшным мейкапом. Если идешь в парк гулять, то запросто можно было встретить девушку, одетую в костюм единорога, — и это нормально. Самое классное, что всем всё равно, как ты выглядишь, можно надеть абсолютно что угодно — и никто не осудит. У нас такое даже представить сложно — в меня в Москве как-то кинули чем-то просто из-за того, что у меня синие волосы.

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 8.

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 9.

Три недели в Токио: Как попасть в самую крутую музыкальную академию. Изображение № 10.

Еда и трудности
перевода

Мы думали, что «Трудности перевода» сильно преувеличен, но столкнулись с этим в первый же день, как закончилась Академия. Мы сели в такси, показали водителю, куда ехать. Спросили, знает ли он английский — таксист ответил да, и увез нас в противоположную сторону. У нас было множество ситуаций, когда мы не могли узнать дорогу или выяснить у полицейского, как попасть на другую платформу на станции в метро. В итоге «Старбакс» стал для нас чек-пойнтом: и вай-фай есть бесплатный, чтобы погуглить дорогу, и кофе без сюрпризов, и про туалет не нужно спрашивать. У меня даже возникла идея, что для Токио надо сделать карту с зонированием: в каких районах хуже всего с английским — Дима Мидборн (басист группы On-The-Go. — Прим. ред.) вот такую уже давно в твиттере ведет по уровням алкогольной опасности городов России.

Апогей случился, когда я пошла на рынок рядом с храмом в Асакусе. Там продается куча традиционных сладостей, и я захотела купить невероятно красивые бобовые конфеты — они выглядели как разноцветные камни. Я спрашиваю, могу ли я купить их? Продавец отвечает — только не сегодня, — а я завтра улетаю. Я так расстроилась, стала спрашивать, в чём же дело, я жутко любопытная. Он страшно со мной мучился и в итоге вынес айпэд, на котором в переводчике он забил, что хотел сказать. В числе прочих слов, получившихся на английском, были «living creature» — «живое существо». В итоге мы одновременно вздохнули и разошлись. Нашла потом их в другом месте, а там девушка объяснила, что их нужно до завтра съесть, потому что портятся быстро. В Токио вообще всё портится с космической скоростью — у меня как-то пироженка покрылась плесенью за ночь.

Фотографии: WUTclothes, katenvy/Instagram, 1 via Flickr

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.