Views Comments Previous Next Search

КиноПара года: Стив Карелл
и Ченнинг Татум
покоряют Канны

Продолжаем следить за перезагрузкой симпатичных нам актеров на Каннском кинофестивале

Пара года: Стив Карелл 
и Ченнинг Татум 
покоряют Канны — Кино на Wonderzine

Текст: Камила Мамадназарбекова

Комики, кумиры девочек и звезды сериалов — все жаждут серьезных драматических ролей. Казалось бы, американская спортивная драма — не самый очевидный жанр для перезагрузки карьеры. Но хороший режиссер может разогнать до шекспировских масштабов истории и про бейсбол, и про борьбу вольным стилем. И еще, как хороший тренер, он умеет заставить актеров прыгать выше головы.

Пара года: Стив Карелл 
и Ченнинг Татум 
покоряют Канны. Изображение № 1.

Показанный в каннском конкурсе «Охотник на лис» Беннетта Миллера, как и все его фильмы («Человек, который изменил все» и «Капоте»), основан на реальных событиях — в данном случае на трагифарсе 1996 года с летальным исходом. Предыстория следующая: в тени собственного брата, семьянина, тренера и золотого медалиста жил чемпион по вольной борьбе Марк Шульц. Жил плохо: государство о нем не заботилось, он ел растворимый суп и не мог найти работу. Все это продолжалось до тех пор, пока ему не позвонил наследник одного из старейших состояний Америки, потомок основателей корпорации DuPont и всей американской химической промышленности, и предложил создать и возглавить собственный клуб.

Скучно? Ничего подобного, потому что успешного брата играет Марк Руффало, лузера — Ченнинг Татум, а эксцентричного миллионера — «сорокалетний девственник» Стив Карелл. И вот за его перерождением в драматического актера, внезапно, наблюдать интереснее всего: пока Паттинсон, Гослинг и Татум с разной степенью успешности пытаются доказать, что они не просто смазливые мордашки, запертый в амплуа лузеров-переростков Карелл показывает всем класс.

В возрастном гриме с накладным орлиным носом он играет обремененного властью карлика, который сходит с ума на почве любви к маме и спорту. Из тщеславия, комплексов и, конечно, из патриотических чувств он организует в своем имении Foxcatcher Farm тренировочный плацдарм: здесь за его счет команда по вольной борьбе будет набираться сил для победы на Олимпийских играх 1988 года в Сеуле. Надменная мать (ее играет аристократка сцены Ванесса Редгрейв), не любит никого, кроме породистых лошадей, и справедливо сомневается в талантах сына. За это Дюпон устраивает масштабные показные выступления, снимает про себя монументальные документальные фильмы и внезапно встает на место тренера, когда она появляется в зале. Проблема в том, что за его деньги все должны ему подыгрывать.

 

Пока Паттинсон, Гослинг и Татум пытаются доказать, что они не просто смазливые мордашки, Карелл показывает всем класс

 

Придавленный завышенными ожиданиями и всей историей своей семьи, он довольно нелепо выглядит в роли друга, учителя или наставника. «Называй меня Джон. Или Орел. Или Золотой орел. Так меня звали в детстве друзья», — говорит он сначала Марку, а потом его брату Дэйву, прежде чем признаться, что на самом деле у него не было друзей, кроме сына шофера его матери, которому, как потом оказалось, за это платили.

Консервативный дискурс вообще неисчерпаемая тема для шуток. Мало того, что Дюпон первым делом везет Марка Шульца на поле битвы к монументу павшим героям и сравнивает его спортивные победы с военным. В одной из лучших сцен фильма в салоне частного самолета по дороге на какое-то светское мероприятие они разучивают речь. Марку нужно с трибуны признаться Дюпону в сыновних чувствах и рассказать о разных достоинствах своего покровителя: «Орнитолог, антрополог, автор, филателист, филантроп», — простой парень из пригорода Шульц все время спотыкается на слове «филателист», но Дюпон отчетливо повторяет его по слогам и устраивает настоящее логопедическое упражнение.

Что все это время делает Ченнинг Татум? Чуть-чуть переигрывает: супится, смотрит исподлобья, ходит косолапо, закругляет руки в локтях и топорщит уши (где-то мы что-то такое уже видели). Вместо эпилога мы созерцаем драматический вид его огромной спины, незаметно переходящей в голову. Кто бы мог подумать, что дословная экранизация анекдота «а еще я в нее ем» может так удачно резюмировать один из самых умных фильмов года. Воистину не стоит судить по внешности.

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.