Views Comments Previous Next Search

Реконструкция Дня святого Валентина

Саша Сколков16 февраля 2010
В старых материалах изображения недоступны. Приносим извинения за неудобства.

Сложно выбрать фильм, о котором стоит написать ко Дню всех влюбленных. И хотя «Мужчина и женщина» Клода Лелуша, «Падшие ангелы» Вонга Кар Вая, «Любовники полярного круга» Хулио Медема и «Девушка на мосту» Патриса Леконта – это весьма яркие высказывания на тему, но фильм «Реконструкция» датского режиссера Кристоффера Боэ сильно выделяется даже из этого списка.

      

     

Дания — удивительная страна с точки зрения кино. Она подарила миру «Догму» и фильмы, которые не рекомендуется смотреть людям с плохим вестибулярным аппаратом. В то же время, в Дании есть режиссеры, которые работают в полностью противоположном направлении, по 24 часа в сутки раскрашивая каждые 24 кадра. Двое из них объединились в «Реконструкции» – Кристоффер Боэ и Мартин де Тура.

Основную роль сыграл, конечно же, Кристоффер Боэ, именно ему как режиссеру «Реконструкция» обязана своей необычной структурой и загадками, но поддержать эту атмосферу удалось так безупречно благодаря Мартину де Туре, которого Боэ позвал на пост-продакшн. Через год де Тура стал всемирно известен как клипмейкер, собрав кучу официальных и неофициальных наград за свой клип «Human» для Carpark North:

    


    

После этого он подписал контракт с Academy Films, снял клипы для Mew и Fever Ray, и улетел на высоту, уже недосягаемую для независимого кино. Но в то время он был еще свободен и малоизвестен – Боэ повезло, именно такие совпадения часто играют решающую роль.

«Реконструкция» с самого начала заявляет о своей исключительности. Первые слова в фильме произносит закадровый голос: «Это фильм. Здесь всё придумано. И всё равно при этом бывает больно». В 2003 году, когда вышла «Реконструкция», да и до сих пор – это довольно странное начало. Люди приходят (или включают дома) кино, чтобы расстаться на полтора часа с окружающей действительностью, пока титры не выплюнут их обратно в кресло. Здесь же всё было иначе с первых минут.

Нам представляют главных героев, и они не слишком довольны, что прожектор выхватывает их из темноты:

    

    

Весь фильм Боэ (с помощью закадрового голоса) продолжает напоминать нам, что мы смотрим кино, добиваясь при этом невероятного эффекта — внимательный зритель как будто находится в контролируемом сне, всё время сохраняя способность размышлять и проецировать показанные в фильме отношения на собственную реальность. В этом смысле «Реконструкция» превосходит по воздействию даже 3D-кино, правда, чтобы это понять, необходимо включить сознание, а это непривычный режим при просмотре современных фильмов.

Как будто с этой целью Кристоффер Боэ наполнил фильм огромным количеством загадок. Например, с середины фильма главного героя перестают узнавать все его знакомые и родственники. Причина в том, что он полюбил девушку, которую случайно встретил в баре — с этого момента его жизнь разваливается на две части, ведь у него уже есть другая девушка, и знакомые привыкли воспринимать его именно с ней, а не с кем-то другим. Однако это лишь одна из возможных трактовок, и Боэ не дает ответов на большинство вопросов, как будто в надежде заставить зрителей задуматься самостоятельно.

Кстати, возможно, именно из-за этого многие уходят с фильма разочарованными, ведь обычно в кино зрителя интересует завязка, кульминация и конец – счастливый или нет, вот в чем главный вопрос. Здесь же вопросы совершенно другие, Боэ как будто издевается: обеих девушек главного героя в «Реконструкции» играет одна и та же актриса – Мария Бонневи. И если вы думаете, что ее по-разному гримировали для разных сцен, это не так. Они похожи, как близнецы. И хотя в интервью Боэ ответил, что причина в том, что в Дании просто больше нет таких замечательных актрис, как Бонневи, это больше похоже на шутку.

Кстати, возможно, Бонневи действительно какая-то невероятно редкая женщина, иначе зачем Андрей Звягинцев снимал её в главной роли в своем фильме «Изгнание», несмотря на то, что её потом пришлось озвучивать русским голосом (Бонневи, конечно, талантлива, но не настолько, чтобы вдруг заговорить без акцента).

    

    

В общем, «Реконструкция» — один из самых странных взглядов на любовь. Нет ничего более бессмысленного, чем раскладывать человеческие отношения на переменные и пытаться создать работающие уравнения — любовь не поддается математике. «Реконструкция» похожа на такую попытку, но фильм не стесняется признаться в провале. Более того, провал происходит уже в середине, а дальше мы находимся в свободном падении вместе с героями и собственными мыслями на эту тему.

На Каннском фестивале 2003 года «Реконструкция» получила Золотую пальмовую ветвь за операторскую работу и приз за лучший дебют. Боэ не остановился на достигнутом, и через два года выпустил еще один фильм на ту же тему — «Аллегро», в котором известный пианист возвращается в Данию, выключает свет в туалете и попадает в собственное прошлое, пытаясь разобраться в допущенных ошибках. Это тоже фильм о любви, и вообще он весь состоит из «тоже» — «Аллегро» выглядит даже не как вторая часть, а просто как клон «Реконструкции». Возможно, поэтому второй фильм Боэ почти никто не заметил. Основное отличие только в том, что Бонневи заменила не менее харизматичная Хелена Кристенсен:

     


     

Любовь не терпит повторений, даже в кино.

    

   

Текст: Сергей Сафронов

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.