Views Comments Previous Next Search

Интервью«Мне хотелось быть на виду»: Bebe Rexha о работе с Эминемом и цене хитов

«Я считала себя неудачницей, потому что со мной не работали крутые продюсеры»

«Мне хотелось быть на виду»: Bebe Rexha о работе с Эминемом и цене хитов — Интервью на Wonderzine
«Мне хотелось быть на виду»: Bebe Rexha о работе с Эминемом и цене хитов. Изображение № 1.

наташа федоренко

Современную индустрию поп-музыки недаром называют «фабрикой хитов»: представьте себе конвейер, с которого строго по расписанию сходят песни, от которых ни спрятаться, ни отделаться — и вы почти не ошибётесь. На каждом из участков этого конвейера стоит свой специалист: продюсер, аранжировщик, битмейкер, автор текстов или даже автор «вокальных хуков» (бессловесного напева, который зачастую и становится главной приманкой для слушателя).

Большинство имён этих цеховых мастеров находятся в тени — мы мало что знаем даже о самых известных и высокооплачиваемых вроде Макса Мартина или дуэта Stargate, имена прочих за пределами индустрии и вовсе никому ничего не скажут — но тем не менее именно они ответственны за подавляющее большинство популярных песен. Время от времени они выходят из-за кулис — и добиваются не меньшего успеха, чем те артисты, для кого они писали.

Дочь албанских иммигрантов Bebe Rexha находится в начале этого пути: она сделала себе имя как автор музыки к таким хитам, как «Monster» Рианны и Эминема, «Like a Champion» Селены Гомес и «Team» Игги Азалии, и уже потом запустила сольную карьеру. Мы поговорили с артисткой, а она рассказала, сколько платят новичкам за работу над хитами, почему не любит работать одна и как пробиться в поп-музыку без дорогих битов.

«Мне хотелось быть на виду»: Bebe Rexha о работе с Эминемом и цене хитов. Изображение № 2.

 

Ableton и воркшопы

Я полюбила музыку, когда была ещё совсем маленькой, а в старшей школе стала учиться играть на фортепиано и гитаре. Слушая новую песню на радио, я ломала голову над тем, как можно было сделать что-то подобное. Я начала писать музыку и тексты сама — сначала, конечно, выходило ужасно. Потом я стала ходить на музыкальные семинары, чтобы лучше играть на инструментах и научиться пользоваться компьютерными программами. На этих уроках я знакомилась с другими начинающими продюсерами и авторами текстов — мы пробовали работать вместе.

Долгое время я была тем самым «продюсером из собственной спальни». Освоила Logic, Pro Tools, Ableton и вообще всё, что можно использовать для создания музыки. Ещё в школе откладывала деньги, чтобы купить хороший компьютер и микрофоны. Я хотела быть независимой от родителей и зарабатывать музыкой. Мне, как и многим, помог интернет. Я писала людям, чья музыка казалась мне классной, и мы старались делать что-то вместе. С тех пор я обожаю коллаборации. Работая в одиночестве, я чувствую, что топчусь на одном месте, другие музыканты помогают мне расти над собой.

 

 

 

 

Monster и чужие биты

За мой первый трек, который стал большим хитом, я не получила ни цента. Да я и не просила — мне в голову не приходило, что за мою музыку могут что-то заплатить! Тогда мне было семнадцать лет. За следующий хит я получила пятнадцать тысяч долларов. Мне казалось, что это огромные деньги, но, на самом деле, я должна была получить гораздо больше. Доходы от него исчислялись миллионами.

Я никогда не писала для конкретных музыкантов. Просто когда понимала, что не буду использовать музыку для себя, могла отправить её на почту какому-нибудь Кэлвину Харрису. Иногда эти треки используют настоящие звёзды — так меня заметил человек из команды Эминема, и «Monster» стал большим хитом. Но не могу сказать, что мы как-то активно вместе работали, с Эминемом я вообще никогда не разговаривала.

Нельзя сказать, что все исполнители работают со сторонними авторами из интернета. Какой-нибудь Эд Ширан не может позволить себе взять чужой текст. Большинство рэперов тоже стараются писать всё самостоятельно, разве что «хук» возьмут у кого-то другого. А вот в поп-индустрии некоторые исполнители даже не делают вид, что сочиняют сами. Это нормально, все разные, к тому же я сама могу купить бит, если он мне очень понравится.

 

 

 

 

Сольная карьера
и лейблы-машины

Я пришла в индустрию, когда была ещё в старшей школе, и долго не могла начать сольную карьеру — вокруг просто не было подходящих людей. Писала музыку, что-то делала для себя. Конкуренция в бизнесе высока, хотя многое зависит от жанра: например, кантри-музыка в США очень дружелюбная, в этой тусовке радуются появлению каждого артиста и оказывают всяческую поддержку. В Калифорнии и поп-музыке в целом всё гораздо жёстче. Но лично я поняла, что не нужно пытаться быть самым быстрым — важно остаться надолго. Музыканты уходят и приходят, но нужно найти свою узкую нишу.

Если ты хочешь развиваться как поп-артист, от тебя будут ожидать определённого качества музыки, которое делают самые солидные продюсеры. Купить у них бит — уже большая проблема, они банально очень дорого стоят. Я никогда не работала с такими ребятами, да мне и не предлагали — просто никогда не была достаточно популярной для этого. Я всегда считала себя неудачницей, потому что со мной не хотели работать крутые продюсеры. Тогда я решила, что просто обойдусь без них, и, кажется, получилось. Со временем я нашла людей, которые хотели того же, что и я.

Сейчас популярным можно стать и без какой-либо помощи. Просто выложить классный трек на Spotify или видео на YouTube и получить миллионы просмотров. Но дальше ты сталкиваешься с большими ожиданиями и необходимостью поставить свою музыку на поток. Проще всего сделать это, подписав контракт с лейблом. Это как купить машину, которая позволит тебе работать быстрее и эффективнее. Так четыре года назад я присоединилась к лейблу Warner Bros. Records — я была готова начать работать над сольной карьерой, так что не писала музыку для других исполнителей этого лейбла.

 

 

 

 

Ноунеймы и деньги

Лейбл очень помогает начинающим артистам. Допустим, меня отправили в тур с Ником Джонсом, когда я ещё не была популярна. Пришлось осваивать новый жанр — что-то вроде поп-рока. Но в итоге я получила важный опыт. Лейбл также дал мне деньги на собственный тур — на тот момент я даже не могла заплатить за билеты и отель. Сейчас я чувствую себя более уверенно в плане денег. Хотя я не могу сказать, что когда ты становишься частью лейбла, над твоими треками начинает работать толпа людей — максимум 6–7 человек. Допустим, трек «Me, Myself and I» мы записали втроём — просто сели в круг и начали импровизировать, пока что-то не начало получаться.

Я стараюсь работать с ребятами, которые пока не очень известны — так я чувствую себя комфортнее и спокойнее. Например, с Kranium — он делает регги, пока только начинает свою карьеру, но уверена, что уже скоро станет известным. Мне нравится находить свежие музыку и голоса. Но иногда интересно работать и с хорошо известными людьми. В моём последнем альбоме есть записи с 2 Chainz, Gucci Mane и Lil Wayne. Долгое время моя музыка принадлежала другим людям, а теперь я пою сама, и это самая естественная вещь на свете — мне всегда хотелось быть на виду.

Фотографии: Bebe Rexha

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.