Views Comments Previous Next Search

ИнтервьюПевица Джесси Лэнза о котах, мастер-классах для девочек и новом альбоме

«Посмотрите на музыкальные фестивали — большинство тех, кто играет и работает на них, мужчины»

Певица Джесси Лэнза о котах, мастер-классах для девочек и новом альбоме — Интервью на Wonderzine

Текст: Никита Величко

5 августа в Москве на «Стрелке» выступит канадская исполнительница Джесси Лэнза, выпустившая отличный новый альбом «Oh No» весной этого года. Джесси — бывшая учительница музыки, родившаяся и до сих пор живущая в небольшом канадском городе Гамильтоне, где, как сама говорит, на её концерт «пришло бы десять человек», хотя она давно ездит в большие туры по Европе и Америке.

В детстве Джесси любила слушать Мисси Эллиотт и Сиару наравне с ритм-энд-блюзом и буги-вуги; в более позднем возрасте её вдохновляли джук-легенды диджей Рашад и диджей Спинн. Сейчас Джесси сочиняет равно соблазнительные и бескомпромиссные песни в компании Джереми Гринспена из дуэта Junior Boys, которые издаёт на одном из важнейших прогрессивных электронных лейблов Hyperdub. Мы поговорили с Лэнзой о музыкальной карьере, принципах, последнем альбоме и растениях, которыми она в последнее время очень увлеклась.

Певица Джесси Лэнза о котах, мастер-классах для девочек и новом альбоме. Изображение № 1.

 

У вас есть кот по кличке Стьюи. Где вы его оставляете, когда уезжаете в турне?

Я живу с Джереми (Джереми Гринспен — участник группы Junior Boys, вместе с которым Лэнза сочиняет музыку. — Прим. ред.), а если и его нет дома, кормить котов приходит моя мама. Да, у меня есть ещё один кот! Его зовут Вудс!

Вудс и Стьюи хорошо ладят друг с другом?

Нет. То есть чаще всего нормально, но вообще они очень разные, друг друга не любят и иногда дерутся.

Вы росли в музыкальной семье — ваши родители пели в хиппи-рок-группе, тогда как вы любили слушать R’n’B. У вас не было с ними столкновений по этому поводу? 

Нет, мои родители очень открытые и вообще — отличные люди. Им не то чтобы не нравилась музыка, которую я слушаю… Я думаю, им было всё равно. 

Вы играете на синтезаторах из коллекции своего отца? 

Да, на его Polymoog. Какое-то время я пользовалась его Yamaha DX7, но сейчас он сломан. Ещё у папы есть микшерный пульт — я всё мечтаю его починить. Там надо поменять электронику внутри корпуса, но никак руки не доходят, да и дорого это, так что пока он пылится в коробке.

Вы однажды сказали, что музыка с детства была для вас средством ухода от действительности. Почему вы ничего не сочиняли и не выпускали до 2013 года?

Я сочиняла! Просто никто этого не слышал, потому что мои песни были чудовищными! Я писала музыку, ещё когда была подростком, но мне самой они не очень нравились. Когда мы начали работать с Джереми, я почувствовала, что мы делаем что-то стоящее и это может понравиться другим людям. Но перед этим я очень много времени работала без хороших результатов.

Если я не ошибаюсь, вас открыл Kode9 (босс важного электронного лейбла Hyperdub)? 

Да, мы с Джереми уже делали вместе музыку, но она никому не была интересна. Джереми поставил Kode9 несколько песен, и вдруг тот спросил: «Можете записать целый альбом, в котором будет такой же достойный материал?»

Какие это были песни?

«Strange Emotion», «Keep Moving»… Какие ещё… (Слышно мяуканье кота; Джесси кричит на кота: «Stop it!») Простите — они правда не очень ладят. Так, кажется, их нет в комнате. В общем, остальные песни я не помню, но эти две точно были, и они Kode9 очень понравились.

 

 

← Трек «Keep Moving» из альбома «Pull My Hair Back»

 

В университете вы учились по курсу джаза. Нужно ли современному музыканту профильное образование? 

Музыкальное образование действительно очень странная штука. Но я рада, что получила его, потому что оно помогло мне понять, как другие музыканты делают то, что делают. Я научилась строить последовательности аккордов и ударных. Ещё мне стало легче копировать чужую музыку — я думаю, что это важно, потому что, когда слушаешь кого-то и пытаешься его имитировать, это помогает тебе сочинять своё.

Вы как-то сказали, что для человека, склонного слишком много беспокоиться, музыка — один из худших вариантов карьеры. Почему? 

Потому что эта карьера непредсказуема. Ты никогда не знаешь, откуда возьмутся деньги. В один день кажется, что всё суперкруто — тебе приходит письмо: «Apple Music хочет купить ваши песни за миллион долларов!» И ты думаешь — ух ты, у меня будет столько денег! А через час тебе пишут: «Нет, они решили выбрать другую группу». И то же самое с концертами и другими коммерческими предложениями. Радоваться можно, только когда что-то действительно произошло. И ты никогда не знаешь, произойдёт оно на самом деле, или в последний момент всё обломается. 

Во многих интервью журналисты спрашивают вас про вашу излишнюю нервность, тревожность. Вы действительно так много беспокоитесь?

Можно сказать, что я решила рекламировать это душевное качество. Я думаю, все в определённой мере страдают от тревожности, излишнего беспокойства или депрессии. Я всю жизнь с этим разбираюсь — и мне кажется, у других людей всё то же самое.

И вы хотите перенести это беспокойство в музыку?

Нет! Как раз наоборот! Не хочу! Музыка — это моя попытка справляться с беспокойством. Я не хочу сочинять музыку, из-за которой люди будут чувствовать себя дерьмово.

Ещё вы говорили, что часто зацикливаетесь на одних и тех же вещах. Можно сказать, что поэтому одна из главных составляющих вашей музыки — непрерывно повторяющийся бит?

Безусловно. Все песни, которые мы пишем с Джереми, основаны на зацикленных семплах. Мы слушаем что-то снова и снова, а потом я вступаю с вокалом — так что да, всё именно так.

Однажды вы провели мастер-класс по Ableton для девочек от 14 до 16 лет. Почему вы решили в этом поучаствовать? 

Меня позвала моя подруга Кристи. Нам хотелось, чтобы девушки могли почувствовать себя комфортно, не как в школе. Их было совсем немного, они никогда до этого не работали в Ableton, и это было очень здорово — я бы хотела ещё раз провести что-то подобное.

Это как-то повлияло на вашу местную сцену?

Я думаю, те девушки ещё слишком молоды. Гамильтон достаточно забавный город: тут почему-то очень развита нойз-сцена, но электроника и поп-музыка совсем не в почёте. Клубов в городе практически нет — а те, что есть, слишком мачистские, жестокие… Ничего хорошего. Лет двадцать назад здесь была развита рейв-культура, но больше её не существует.

  

 

И всё же вы продолжаете жить в Гамильтоне, и вам там нравится. Кстати, то, что вы стали музыкантом, как-либо повлияло на ваши отношения с родственниками и друзьями?

Вообще нет. Людям интересно узнать, как прошло моё путешествие, но в целом всем абсолютно всё равно. Если бы я играла концерт в Гамильтоне, на него бы пришло человек десять. Тут больше любят Гарта Брукса — знаете, кто это такой? Всем нравится рок, кантри. Есть и те, кто увлекаются электроникой, но жить мне тут нравится ещё и потому, что это очень отстранённое от всего остального место, в отличие от Нью-Йорка. Мне нравится сбегать из мест, где люди сильно погружены в электронную сцену. 

Как долго вы работали учительницей и почему перестали?

Пять или шесть лет. Я думала, что мне это интересно, но Hyperdub выпустил мой альбом, я начала ездить с концертами, и так получилось, что на преподавание больше времени не осталось.

Вы помните, как встретили Джереми первый раз?

У меня есть чёткое воспоминание, как я увидела его в баре лет десять назад. Я знала про него и раньше, потому что старший брат моего друга тоже играет в Junior Boys. Я слушала Junior Boys, ещё когда училась в школе. Они ведь тоже из Гамильтона — и уже тогда делали электронику и ездили в турне, то есть были известной группой на международном уровне. Мы виделись с Джереми несколько раз, когда я была подростком, но работать над музыкой мы начали только пять лет назад.

Вы часто ссоритесь, когда работаете вместе? 

Нет. Мне не нравится ссориться с людьми, и в целом нам очень комфортно. Сначала мы работаем поодиночке, а затем, когда формируется что-то похожее на песню, собираемся в студии Джереми — у него гораздо больше оборудования. Но мы не те люди, которые любят (слышно мяуканье кота) джемить вместе. Я не очень люблю джемить.

Несколько лет назад вас раздражало, что люди думали, что вы только поёте и не пишете музыку самостоятельно. Сейчас ситуация поменялась? 

Да, благодаря концертам, диджей-сетам люди стали воспринимать меня всерьёз. Но их можно понять, ведь новых музыкантов очень много, и часто они исчезают, едва появившись. Так что многих не берут в расчёт, пока они не будут проявлять себя какое-то продолжительное время.

Вы чувствуете дискриминацию по отношению к себе как к женщине?

Нет, все ко мне очень милы и относятся нормально, никаких эксцессов не было. Но всё равно — когда ездишь в туры, очень странно наблюдать, что музыкальная индустрия почти целиком состоит из мужчин. Везде одни мужчины: посмотрите на лайнапы фестивалей — большинство тех, кто играет и работает на них, мужчины!

 

 

← Клип на песню «It Means I Love You» из нового альбома

 

В каком состоянии находится сейчас ваш дом? Я читал интервью, где вы рассказывали про гриб, внезапно проросший в ванной. 

Я действительно об этом говорила в интервью? Ох… Лучше бы я этого не делала. Но сейчас всё хорошо. То есть нет никакого гриба в ванной. Но несколько растений погибли, пока меня не было дома. Надо новые купить. Но в общем дома всё хорошо. Тут красиво. Не слишком солнечно, не слишком жарко.

У вас есть любимые домашние растения?

Суккуленты. Небольшая толстянка… Клеома, которая уже три года стоит. Это растение тяжело убить. В последнее время я постоянно окружала себя тропическими растениями. Я уверена, что качество воздуха в нашем доме медленно убивает нас. Это прозвучит безумно, но растения многое изменили в моей жизни.

В чём для вас как для музыканта была главная разница в написании второго альбома по сравнению с дебютником? 

Я чувствовала себя комфортнее, увереннее. Мы решили сделать более попсовый альбом. В то же время я много слушала Yellow Magic Orchestra и других музыкантов, ассоциирующихся с ними. Так что я знала, чего хочу, и Джереми тоже знал. Когда мы делали первый альбом, это были скорее сплошные пробы и ошибки. Но сейчас мы были гораздо сконцентрированнее. Я сразу знала, что хочу назвать альбом «Oh No», и чувствовала себя увереннее как вокалистка. Всё было проще. Ну и мне было всё равно, будет он успешным или нет — я просто хотела его закончить. 

Чем вам нравится Yellow Magic Orchestra? 

О, это гениальная группа. Их влияние можно расслышать в самых разных жанрах, при этом сами они ни на кого не похожи. Диско, техно, синтипоп… Делать так, как они, очень тяжело.

Когда вы пишете тексты, вы стараетесь особенно над ними не задумываться. И всё же — как появилась строчка «I say it to your face but it doesn’t mean a thing» из «VV Violence»? 

Мы дописали альбом, отправили его Hyperdub, они ответили, что всё почти хорошо, но нужно ещё немного доработать. А я-то думала, что мы уже закончили! Я была очень обижена, моё эго было задето. Я на всех разозлилась, хотя знала в глубине души, что они, скорее всего, правы. Весь день я была в плохом настроении, чувствовала себя отвергнутой. Про то и песня.

Другая песня, «Vivica» — это имя героини из сериала «Коломбо». Как вы узнали об этом сериале? У нас его в 90-е показывал крупнейший телеканал.

Правда? То есть Питер Фальк — знаменитость в России?! Это находка Джереми. Другие фильмы с Питером Фальком тоже отличные — «Женщина под влиянием», например. Я не люблю современное высококачественное телевидение — мне кажется, люди по нему выглядят как рептилии. Мне больше нравится картинка 70-х.

Вы однажды сказали, что стремитесь быть аутсайдером от поп-музыки. Это до сих пор так? 

Возможно, я бы хотела быть больше внутри индустрии, потому что тогда у нас было бы гораздо больше денег. Нам с Джереми очень нравятся музыканты вроде The Dream, которые могут написать Рианне песню «Umbrella» и в то же время заниматься сольным творчеством. Мы бы тоже хотели уметь так, но пока что не получается. Почему-то, когда мы пытаемся сочинить песню для кого-то другого, она постоянно оказывается в моём альбоме.

Фотографии: The Windish Agency, Jessy Lanza/Instagram

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.