Views Comments Previous Next Search

ИнтервьюЗвезда «Покажи мне любовь» о своем фильме про женский панк

Шведская актриса и режиссер с русскими корнями Александра Дальстрём о своем первом полнометражном фильме

Звезда «Покажи мне любовь» о своем фильме про женский панк — Интервью на Wonderzine

Завтра в москве стартует международный фестиваль документального кино Beat Film Festival.  В рамках программы в пятницу покажут первый полнометражный фильм Александры Дальстрём «Только сейчас». Дальстрём попала на радары после нашумевшего фильма Лукаса Мудиссона «Покажи мне любовь», в котором она сыграла одну из главных ролей. Сегодня Александра не только снимается, но и снимает кино. Первая полнометражка Дальстрём — документальный фильм о женской панк-группе Vulkano из Швеции. В течение нескольких лет она путешествовала с группой, следя за их жизнью сначала в родном Стокгольме, а затем в Лондоне и Лос-Анджелесе. Мы поговорили с Александрой Дальстрём о том, почему она решила снять фильм о панк-группе, каково быть женщиной-режиссером и российских корнях.

Звезда «Покажи мне любовь» о своем фильме про женский панк. Изображение № 1.

Даша Татаркова

Звезда «Покажи мне любовь» о своем фильме про женский панк. Изображение № 2.

↑ актриса, диджей и режиссер Александра Дальстрём

В какой момент вы решили, что хотите быть не только актрисой, но и режиссером?

Это было очень естественно, мне всегда это было интересно. Даже когда я снималась в детстве, я везде совала свой нос. Мне было четырнадцать, когда мы работали с Лукасом Мудиссоном, и я расспрашивала его обо всём: что это за лампы, а что за камера, почему, как, что именно здесь делают — мне хотелось понимать всё. В школе я с подругой поставила «Медею» Еврипида — это была отличная практика. Мне было едва за двадцать, когда я окончила учебу и поехала в Рим, чтобы работать актрисой. Некоторые стороны той работы тогда показались мне очень поверхностными и какими-то глупыми, и мне хотелось рассказать что-то самой.

Пока я жила в Италии, я написала сценарий. У меня был друг, шведский фотограф, который согласился работать со мной, хотя всё, что я могла оплатить, — это его билеты. Мы сняли первую свою короткометражку на «супер восемь», там же, в Италии, я нашла монтажера; всё было на итальянском, правда. Фильм в итоге оказался достаточно хорошим, чтобы его приняли на Международный стокгольмский фестиваль: «Лакримоза» получила специальное упоминание жюри. Работая режиссером, я почувствовала даже не только свободу, но и какую-то новую силу. Было ощущение, что я нахожусь в правильном месте, как будто я нашла что-то, чего мне долго не хватало.

На вас как-то повлияли те режиссеры, с которыми вы работали до этого как актриса?

Думаю, да, довольно сильно. В последнее время я работала с режиссером Йеспером Гансландтом. Несколько лет он буквально был мне ментором, мы много говорили про самовлюбленность — это, может быть, смешная, но не очень приятная черта молодых людей. Они так сосредоточены на собственных проблемах и драме, что бывает очень комично. Один из моих короткометражных фильмов был как раз про это. Я думаю, что, когда я снималась у него в «Blondie», эта тема пришла ко мне и через съемки, и через наши с ним разговоры.

От Лукаса у меня остались искренность и честность. Он очень прямой человек и правдолюбивый. Конечно, он к тому же невероятно рассказывает про молодых людей, чувствует потенциал в их историях. Можно сделать интересное сравнение моего фильма с «Покажи мне любовь», ведь это истории о героинях, которые хотят покинуть город, в котором они родились, и найти что-то большее. Как «Три сестры» Чехова, когда девушки хотят в Москву. Это истории про тоску и надежду, страстное желание, когда понимаешь, что есть что-то больше, чем то, что у тебя под носом.

 

 

Мой фильм как «Три сестры» Чехова — это история
про тоску и надежду, про девушек, которые страстно хотят чего-то большего

 

 

Почему вы решили снять именно документальное кино?

Я сама не знаю! Думаю, отчасти потому что документальное кино предлагает создателю ту свободу, которой нет в художественном, игровом кино, где всё очень спланированно. К тому же есть немаловажные факторы затраченного времени и финансов. Денег на игровое кино нужно куда больше. В документальном кино есть такая прекрасная свобода в том, что ты сам себе начальник и не зависишь так много от других людей. Это очень интересно, когда у тебя на глазах разворачивается настоящая жизнь. Сразу начинаешь обращать внимание на всю красоту и драматичность вокруг, которые легко упустить, если ты не снимаешь документальное кино. Игрового кино мне хватает на остальной работе, и как актрисы, и сценариста, да и даже режиссера. В своих музыкальных видео, кстати, я всё равно стараюсь оставить этот свободный, документальный подход.

Как родилась идея «Только сейчас»?

Я уже была знакома с одной из девушек, поскольку мы раньше работали вместе над короткометражкой, где она исполняла маленькую роль. После того как я узнала, что она играет поп-панк в собственной группе, я решила их снимать. Их концерт вживую был потрясающим — и сами по себе девушки мне безумно понравились. Я поняла, что в этом есть очень сильная история. Это фильм про их дружбу — я два-три года ходила за ними с камерой, иногда они друг друга снимали. Мне кажется, что главный вопрос, который он поднимает, — это попытка героинь понять, что важнее: дружба или успех.

Звезда «Покажи мне любовь» о своем фильме про женский панк. Изображение № 3.

Я так понимаю, что еще очень важно, что это именно женская дружба?

Да, безусловно, потому что мы так редко ее видим в кино. На меня огромное впечатление произвели «Девочки» Лены Данэм — такое мало когда увидишь, что очень жаль! Женская дружба, отношения между женщинами — это очень важная история. Обычно девчонок показывают так, что либо они влюбляются, либо дерутся за парня. Мы как будто бы всё время зависим от мужчин, на это уже неинтересно смотреть. Интересно, напротив, следить за тем, как молодые женщины исследуют свой характер и следуют за мечтой, и которые к тому же очень высокие профессионалы.

Получается, это кино про людей, чьи ценности вам близки?

Да, стопроцентно. Это была совместная работа вместе с героинями, так что все основные идеи фильма одинаково близки и мне, и им. Мы вместе нащупывали темы, что-то предлагали они сами, я всё время спрашивала их про всё, что их волнует: деньги, любовь, дружеские отношения, работу. Это кино про молодость и про свободу. Название как раз отражает быстротечность момента, ведь этот момент — всё, что у нас есть. Потом он исчезает, и поэтому нужно всегда присутствовать в нем, отдавать себе отчет о том, что происходит внутри и вокруг, чтобы не пропустить его. Мне кажется, что в этом фильме видно, что иногда некоторые люди могут быть вместе только в определенное время — потом их дороги расходятся в разных направлениях. Насильно оставаться вместе бессмысленно, иногда нужно отпускать людей, даже если это очень грустно.

Вы и сами ведь занимаетесь музыкой?

Я очень рано полюбила музыку, наверно, через моего папу. Мама очень любит классическую музыку, она слушала Виктора Хару и, конечно, Аллу Пугачёву, поскольку мама русская. Когда я была подростком, я всё узнавала из журналов, проводила всё свободное время в музыкальных магазинах. Так у меня постепенно стала собираться собственная коллекция пластинок, их уже больше 700. Лет в шестнадцать меня первый раз позвали подиджеить — это не стало моей профессией, но я очень люблю это делать. Например, сегодня вечером в Стокгольме я буду играть, а летом вместе с Лизой, которая играет в фильме на синтезаторе, мы будем играть каждую неделю в очень приятном клубе. Музыка дает огромное вдохновение, и ничто не дает такой энергии, как она. Фильмы невероятно оживляются от правильной музыки, не стоит сосредотачиваться только на кинематографии. Что бы я ни снимала, видеоклип или документальный фильм, или игровое кино, мне всегда важно подобрать правильный саундтрек.

↑ участницы панк-группы Vulkano Сисси Эфраимссон и Лиза Пик раньше играли в другой шведской группе Those Dancing Days

← трейлер фильма  «Только сейчас»

У вас есть какой-то любимый женский панк, раз вы снимаете документалку про панк-группу?

Сами Vulkano напомнили мне The Cure, которых я много слушала в подростковом возрасте, я люблю Le Tigre, да и riot grrrls мне близки, но вообще я сама больше люблю электронику вроде Ladytron. Я снимала, отталкиваясь не от жанра музыки или какой-то другой группы, которая мне нравилась, а от потенциала, который был в этой конкретной истории. Я чувствовала, что у Vulkano масса интересных референций и что они сами очень интересные люди. Вообще тот факт, что это девушки, сразу дает новую глубину истории, еще один слой повествованию. Если бы это были парни, было бы не так интересно.

Всё зависит от того, какую музыку ты слушаешь, но я сейчас вижу именно сильные перемены в электронной музыке. Нина Кравиц, может быть, и не феминистская икона, ее, конечно, странно сравнивать с Кэтлин Ханной, но ее успех лучшая иллюстрация положительного тренда. Я вижу, как в Стокгольме всё больше девушек становятся диджеями, а вот уж какая среда была исключительно мужской, так это как раз она. В Швеции теперь легко впускают и девушек на это поле, если они хотят этим заниматься.

Жалко только то, что они все поодиночке. Что так прекрасно в моем фильме про Vulkano и вообще в девичьих группах, так это то, что они вместе. Важно, что не идет акцент исключительно на фронтвуман, а вокруг одни мужчины; или, если речь идет о нескольких девушках, то они не конкурируют, а работают вместе на равных, по-настоящему вместе делят и внимание, и успех, и мечты. И я надеюсь, что таких групп будет появляться больше и больше. Я очень люблю панк, но сейчас кажется, что будущее за электроникой. Было бы классно, если бы появлялись диджей-коллективы девушек.

Я очень советую почитать книгу «Please Kill Me» о становлении панка и ключевых группах. На меня она произвела большое впечатление. Панк — это не только, когда у тебя гитары, панк в первую очередь в душе. Настоящий панк — это когда ты слушаешь только свое сердце и не идешь на поводу чужих ожиданий.

 

Звезда «Покажи мне любовь» о своем фильме про женский панк. Изображение № 4.

↑ выступление панк-группы Vulkano

А ваша работа в театре как-то повлияла на ваше кино?

Я никогда не думала об этом, может быть, тематически. Больше всего вдохновения я нахожу, конечно, в кино. В «Только сейчас» я использовала ощущение, которое дарит театр, когда ты стоишь на сцене. Оно очень странное, даже магическое, это удивительный контакт с публикой.

У вас есть любимые фильмы о музыкантах?

Да, например «Dream of Life» про Патти Смит. Я еще не смотрела новый документальный фильм про Курта Кобейна, но обязательно посмотрю. Я очень люблю «20 000 Days on Earth» про Ника Кейва, он потрясающий, его не зря хвалят. Мало того что это очень интересный фильм, он к тому же очень красиво и дорого сделан. Конечно, игровых любимых фильмов о музыкантах у меня больше. Я очень советую «24 Hour Party People» Майкла Уинтерботтома, он очень смешной! Мне в своем фильме тоже хотелось показать похожее, показать молодое поколение людей, показать, что ими движет и что именно с ними происходит.

На вас влияло то, что вы росли между двух культур?

Я не жила в России, я родилась в Швеции, но моя мама из Москвы, где она жила и работала переводчиком до того, как познакомилась с моим отцом. Сейчас, правда, моя российская семья живет в Волжском и Новороссийске, но я хорошо знаю только Москву. Когда я была маленькой, она часто брала меня с собой во время командировок и для меня это было удивительное переживание. Мне было пять лет, и я как-то сказала ей: представляешь, на том языке, который только мы знаем, на нем здесь все говорят, и телевизор, и дети! Мне очень приятно слышать его вокруг себя, когда я приезжаю в Россию. Это очень родной для меня язык, хотя сейчас я и нечасто говорю на нем, это язык моего детства и моей молодости, культуры, сформировавшей меня. Мама передала мне любовь к русской литературе и кино.

Я читала про Pussy Riot, и случившееся, конечно, ужасно, но самая большая дискуссия в Швеции была о ситуации в России с правами ЛГБТ. Очень печально, что это так сейчас выглядит. Хотя некоторые культурные вещи со стороны мне кажутся скорее положительными, например уважительное отношение к женщинам. В Москве нам с мамой помогали с тяжелыми сумками или дверь открывали, это было очень приятно. В Швеции очень много профеминизма, и я считаю, что это отлично. Правда, когда мы организовывали вечеринку 8 марта, нам было очень жалко, что у нас так мало цветов в этот день. В итоге мы заполнили ресторан цветами; чтобы не только равноправие отпраздновать, но и цветы подарить.

 

 

Настоящий панк — это когда ты слушаешь только
свое сердце и не идешь на поводу чужих ожиданий

 

 

КАК РЕЖИССЕР ВЫ СТАЛКИВАЛИСЬ С ДРУГИМ ОТНОШЕНИЕМ ПРОСТО ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ВЫ ЖЕНЩИНА?

Боже, постоянно! В одном моем фильме был актер, который как-то странно себя вел. Оказалось, что это просто из-за того, что он привык работать с мужчинами и ему не нравилось слушаться женщину. Женщинам невероятно сложно войти в мир рекламы, я могу сказать по своему опыту. Сейчас, к своему счастью, я нашла продюсера-женщину. Она работает в рекламе, и у нее очень хороший настрой к своей среде и работе, с юмором. Женщинам зачастую не дают шанса, лишь потому что в индустрии доминируют мужчины.

Почему феминизм важен для вас?

Это даже не вопрос важности — это так естественно! Меня невероятно удивляет, когда женщины говорят, что они не феминистки. Мы все феминисты, если мы не хотим, чтобы половина нашего населения были в тени. Мы все люди, мне просто смешно, что права у нас всех неодинаковые. Сейчас в шведских медиа большая дискуссия из-за одного норвежского писателя, который очень жалеет себя из-за того, что феминистке не понравилась его книга. Он пытается надавить на жалость, говорит, что Швеция ужасная страна, его не ценит. Очень расстроился бедняга!

Если смотреть хотя бы на сто лет назад, даже невооруженным глазом видно, насколько стало лучше. Другой вопрос, что те, кто у власти, всегда будут сопротивляться переменам. Тот, кто обладает властью, никогда не будет ее отдавать по собственной воле. Всегда нужно идти на диалог. Самое главное оружие, на мой взгляд, это юмор, он сильнее любого насилия. Мы уже говорили про «Девочек» — вот лучший тому пример. Или, например, Кейтлин Моран, которая написала книгу «Быть женщиной». Она безумно смешная! В ней столько остроумия, любви и силы.

В России вторая часть заголовка книги звучала как «Дневник отъявленной феминистки».

Какой странный отпугивающий заголовок! Не надо называть феминизм отъявленным. Это естественная вещь, не нужно проводить водораздел: она феминистка, а мы нет. Это базовая вещь для общества. Тем более, что у всех мужчин, которые наделены властью, есть и мамы, и бабушки, и сестры, и дочери.

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.