Views Comments Previous Next Search

ИнтервьюМиа Васиковска о Достоевском, паранойе и Джесси Айзенберге

Звезда выходящего на экраны фильма «Двойник» рассказывает, почему его надо смотреть, и делится собственными режиссерскими амбициями

Миа Васиковска о Достоевском, паранойе и Джесси Айзенберге — Интервью на Wonderzine

1 мая на российские киноэкраны выйдет «Двойник» Ричарда Айоади — актера и режиссера, которого все полюбили за трогательное драмеди «Субмарина» про любовь слишком умных британских подростков. На этот раз он взялся за классический материал и адаптировал повесть Достоевского: это история о человеке, чья жизнь начинает катиться под откос, когда у него на работе появляется новый сотрудник — его точный двойник, только более классный. Обе главные роли сыграл Джесси Айзенберг, а их общую зазнобу — звезда «Не сдавайся» Миа Васиковска. Мы расспросили ее о любви западных актеров к Достоевскому, дружбе с Хармони Корином и одиночестве.

 

Миа Васиковска о Достоевском, паранойе и Джесси Айзенберге. Изображение № 1.

 

актеры обычно очень любят достоевского. Вы из-за этого снялись в фильме?

Мне очень понравилась сама идея — столкновение двух сторон личности. Каждому из нас предстоит определиться с трактовкой всего, что происходит в фильме и жизни этих двух героев. Но даже и без этого каждый из нас в состоянии предположить, что такое конфликт с самим собой, — это всем знакомо. Еще мне кажется очень важной мысль о том, как ты воспринимаешь себя и как тебя воспринимают окружающие, вот этот эффект домино, который случается с вещами вокруг нас. Объективность и субъективность, внутренние противоречия, общественное мнение, быть и казаться — все это кажется мне страшно интересным.

то есть вам тоже не чужды темы внутреннего конфликта и одиночества?

Конечно.

классику часто модернизируют, переносят сюжет в современность. и это особенно свойственно британцам. Думаете, так людям понятнее?

Адаптировать литературу для кино, особенно классическую — это же очень сложно. Особенно когда книга о двух идентичных героях: очевидно, что их должен играть один актер, а это вдвойне сложная задача. Так что всегда есть риск, что ничего не выйдет и фильм провалится. Но Ричард Айоади очень классный режиссер, он не боится, и даже наоборот — никогда не упускает шанса взяться за что-то странное и неоднозначное. Мне кажется, получился очень эмоциональный фильм: там есть и сложный конфликт, и первоклассные шутки. Ричарду удается очень честный юмор — это тот случай, когда по-настоящему драматичные вещи могут выглядеть смешно.

Вы дружите с Хармони Корином, а сценарий «двойника» написал его брат Эви. то есть вы приняли участие в проекте по дружбе? 

Кстати, нет, кажется, сценарий пришел обычным путем — его прислал мне мой агент и сказал, что если мне интересно, Ричард хотел бы со мной встретиться и рассказать поподробнее. Так что с Эви я встретилась только на съемках. А с Хармони мы знакомы, да — и он мне действительно давно рассказывал про этот проект, но тогда это была просто идея и все еще было писано вилами на воде.

Миа Васиковска о Достоевском, паранойе и Джесси Айзенберге. Изображение № 2.

 

А вы смотрели предыдущий фильм Ричарда?

«Субмарину»? Конечно, это вообще мой любимый фильм 2010 года! Он дико милый и трогательный. Я же говорю — Ричарду всегда удается пройти по этой тонкой грани между комедией и трагедией, нигде не сфальшивив. Так что когда мне сказали, что Ричард сам хочет меня в «Двойника», мне даже не пришлось размышлять — я сразу сказала да.

Понравилось с ним работать? не разочаровал?

Что вы! Возможно, это выражение уже заездили, но мне действительно кажется, что у него есть свое уникальное видение. И еще он каждый раз как-то умудряется тебя удивить, превзойти твои ожидания. Правда. Плюс он такой честный, хороший человек с нулевым эго. Мы все знаем эти страшные истории про Орсона Уэллса или Альфреда Хичкока, — это вообще не про Ричарда. Очень классно, что он сам актер, так что он с огромной симпатией и пониманием относится к этой профессии. Все лучшие режиссеры, с которыми я работала, умели слышать актеров, не игнорировать их идеи, даже если они максимально идиотские — потому что из каждой идеи можно выцепить что-то ценное, придумать что-то, отталкиваясь от нее. Для меня это свойство всех великих режиссеров. Ну, и я
по-настоящему я поняла, что Ричард крут, еще когда дело только дошло до репетиций — они были довольно интенсивными, мы проходили по тексту около двух недель.

о, это даже как-то по-театральному. Сейчас же редко кто репетирует.

На мой взгляд, для этого фильма это было просто необходимо, хотя, конечно, каждый режиссер работает по-своему. Кто-то настаивает на репетициях, кто-то нет, это всегда особенность режиссерской манеры, продиктованная стилистикой, которая у каждого своя. Единой формулы не существует. Джим Джармуш никогда не снимет как Ричард, и наоборот — и это же прекрасно. На «Двойнике» в первый же день репетиций стало понятно, что без них мы бы просто не справились — если бы начали с чистого листа, вышло бы непонятно что, потому что, как оказалось, мы все играем по-разному.

В каком смысле?

Фильм очень энергичный и разговорный, так что мы там должны были разговаривать с пулеметной скоростью. На репетициях мы оттачивали эпизоды раз за разом, чтобы реплики отскакивали у нас от зубов — Ричард точно знал, как все должно выглядеть, что очень здорово. Некоторые режиссеры не всегда хотят работать в таком духе, им хочется больше импровизации, чтоб что-то вдруг спонтанно проявилось, что тоже круто. Но для «Двойника» такая манера бы точно не подошла.

 

 

 Я всегда думала, что я ужасно нерешительный человек

 

 

когда вы соглашались сниматься, Джесси айзенберга уже утвердили на роль? вообще насколько сильно кандидатура партнера по фильму может повлиять на ваше решение?

Я первый раз снималась с Джесси, хотя и так знала, что он классный актер. Но на этот раз ему досталась очень сложная двойная роль — вы же понимаете, такую задачу непросто вытянуть. Я тут согласна с Ричардом, что на свете сейчас вообще не так много людей, кто мог бы убедительно сыграть двух очень похожих, и в то же время полностью противоположных героев. То есть Джесси пришлось одновременно изображать застенчивого лузера-одиночку и его антагониста, самоуверенного плейбоя. Я сама только на днях посмотрела окончательную версию фильма, и знаете, очень странное впечатление: ты всегда понимаешь, когда на экране Джеймс, а когда — Саймон. Даже в те моменты, когда они абсолютно одинаково одеты. Это полностью заслуга Джесси, он умудрился сыграть их совершенно по-разному.

а на съемках это как-то было заметно? не сложно с человеком, который постоянно переключается между тремя персонами — двумя придуманными и одной собственной?

Ну, у меня не было ни одного эпизода, когда оба в кадре — вообще с Джеймсом все эпизоды короткие, большинство с Саймоном. Но это было ух. Единственная сцена с Джеймсом дается через восприятие Саймона: это момент в кафе, когда мы ссоримся, потом целуемся, и все это видит Саймон, нам подают происходящее его глазами. Вообще все его отношения с моей героиней Ханной даны с его позиции — Ханна-то, возможно, вообще все по-другому видит.

а возвращаясь к достоевскому, вы саму повесть читали?

Я прочитала ее до съемок, просто чтобы быть в курсе — потому что я сразу знала, что у нас в этом смысле много вольностей, это же не дословная экранизация. Хотя на самом деле все получилось довольно близко к тексту, так что мне совсем не помешало то, что я прочитала книжку. В ней очень проникаешься этим ощущением паранойи, испытываешь сильную эмпатию к главному герою. Про свою героиню я оттуда ничего особенного не узнала — у Достоевского она почти не фигурирует. Ну, ее упоминают пару раз, и только. Но было очень хорошо почувствовать эту паранойю, которую мы пытались воплотить в фильме.

Миа Васиковска о Достоевском, паранойе и Джесси Айзенберге. Изображение № 3.

 

О да. В фильме есть ощущение оторванности от какого-то конкретного времени и места действия, плюс съемка и музыка здорово нагнетают эту атмосферу.

Да-да! Все это вместе очень сильно работает. На самом деле мы все снимали в Англии, в местечке под названием Кроуторн, это около Уокингема, где-то 40 минут от Лондона. Это заброшенный и практически безлюдный промышленный район, где вообще ничего нет, кроме небольшого здания, где находится автошкола для пересдачи прав. Это место такое пустынное, безликое, немного в коммунистическом стиле, просто идеальное для нас по духу. Ну и художники на площадке тоже постарались, конечно.

вы сами недавно попробовали себя в режиссуре, так что теперь больше понимаете все эти детали, да?

Да, я недавно сняла короткометражку по книге Тима Уинтона «Поворот». Вообще очень полезно побывать на площадке в другом качестве, не как актриса. Я в фильме не появляюсь.

а вы планируете продолжать?

Хотелось бы. Но пока ничего не могу сказать, посмотрим.

Что самое главное в режиссуре, на ваш взгляд?

Нет смысла делать что-то, если нет понимания того, что ты делаешь. Я всегда думала, что я ужасно нерешительный человек, но удивительным образом, когда тебе нужно построить свой маленький мир, решения даются легко.

Вы пишете?

Да, сценарий к своему короткому метру я написала сама, но я бы не назвала себя сценаристом. С этим мне пока нужна помощь!

Что дальше?

Я собираюсь играть мадам Бовари в новой версии Флобера, мы будем снимать в Нормандии. Жду с нетерпением.

Можете подытожить, чем для вас стал «Двойник»?

Знаете это корректное выражение: «Работа с такой замечательной командой стала действительно уникальным опытом»? Так вот правда — я ни разу до этого не была на проектах, где у всех была бы такая вовлеченность в процесс. Для меня знак качества — это когда я искренне переживаю, как фильм воспримут зрители. В данном случае точно. Я много снимаюсь, какие-то фильмы более удачные, какие-то менее. Но после таких проектов, как «Двойник», всегда остается ощущение очень крутого и необычного опыта. Честно.

 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.