Views Comments Previous Next Search

ИнтервьюЕкатерина Щеглова:
«Я нарисовала
90 портретов детей»

Wonderzine рассказывает про новых молодых московских актрис

Екатерина Щеглова:
«Я нарисовала 
90 портретов детей» — Интервью на Wonderzine

Художник, поэт и актриса, звезда «Мертвых дочерей» Павла Руминова, Катя больше предпочитает оставаться за кадром и сценой, с 18 лет работая как художник-постановщик. На «Кинотавре-2013» Катю можно было увидеть в самом громком конкурсном фильме «Интимные места», взявшем приз за дебют, и в короткометражке «Расфокусин». Сама она не смогла приехать на фестиваль, потому что выпускала спектакль Юрия Муравицкого по французской пьесе «Papapart, mamament, mememeurt» («Папа уходит, мама врет, бабушка умирает») как художник-постановщик.

Екатерина Щеглова:
«Я нарисовала 
90 портретов детей». Изображение № 1.

камила мамадназарбекова

 

 

 

Екатерина
Щеглова

  

 

 

 

 

 

Когда я не стала никуда поступать, меня все прокляли

 

 

На кате:
Рубашка Rodebjer (UK Style), брюки Walk Of Shame

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

После школы я не училась в институте, а сразу попала к Борису Юхананову. С 17 до 20 лет была стажером в Мастерской Индивидуальной Режиссуры. На его актерско-режиссерском курсе в ГИТИСе занималась ботмеровской гимнастикой.

На курс к Юхананову меня привел один его ученик — Леша, он был модельным скаутом. Например, нашел Наташу Водянову в Нижнем Новгороде. Я, собственно, тогда с ней и подружилась и с Женей Володиной тоже. У них была такая модельная квартира на Маяковке, напротив «Моспроекта» на Брестской. Я тогда ушла из дома, и мы все вместе жили. Сама я быть моделью не могла из-за маленького роста, да мне и не хотелось. А с Лешей мы дружили, он очень хороший, чистый человек. Книжки мне всякие давал читать, водил меня с собой везде. И вот он повел меня на спектакль своего учителя, познакомил с Юханановым. Тот говорит, ну приходи, если тебе все это интересно, будешь вольнослушателем.

Моя карьера началась с фейк-спектакля, который готовила в качестве дипломной работы моя лучшая подруга, и она взяла меня к себе художником-постановщиком. Мы построили декорацию на свои деньги, они сыграли с однокурсником какие-то куски, и мы сняли все это на видео со штатива — как будто съемка из зала, с аплодисментами. Я даже эскизы костюмов нарисовала. То есть они в своем пальто играли, но я его потом нарисовала. Спектакль назывался «Машинистки» по пьесе Клима. У нас был аквариум, закиданный мятыми кусками бумаги вместо воды, и в нем жили два персонажа. Они все обещали друг другу, что будут вместе, но так и провели жизнь, печатая. По ходу сюжета аквариум заполнялся бумагой. Председателем комиссии тогда был Петр Фоменко, и в итоге подруга получила оценку «отлично».

Когда я не стала никуда поступать, меня все прокляли. Но я была так счастлива, что выпала из какой-то череды долженствований и осталась с собой наедине. С одной стороны, это такая пустота, когда ни в какую систему не встраиваешься. Но при этом есть экстремальность. И как будто от отчаяния я стала делать в два раза больше. Было лето, все уезжали на дачу, а я оставалась одна в квартире и вдруг стала рисовать. Это была паническая атака на ровном месте.

Я не инициирую никакую работу, она приходит сама. Живу-живу, и вот появляются проекты, они чередуются. То я постоянно снимаюсь, и у меня много актерской работы, а бывают периоды — как сейчас, например, — когда я больше работаю как художник-постановщик. Только закончила с Катей Шагаловой как художник по костюмам, и тут же начался новый проект с Колей Хомерики. И еще я каждый день делаю медитацию. Иначе бы свихнулась окончательно.

Еще я живописью занимаюсь, но это другое. Я не хочу на это жить. У меня есть проект «Дети мира»: я нарисовала 90 портретов детей и должна нарисовать еще около 20-ти. Это благотворительный проект, я им занималась весь прошлый год и ездила в настоящие экспедиции. Большими кусками жизни я жила, как живописец. Смысл этого проекта в том, чтобы рисовать по 10 детей в разных местах мира, — именно там, где они живут. Каждый портрет — метр на метр. Масштабная работа, которую нужно делать в полевых условиях, каждый раз находя место и способ. Очень быстро — за двое-трое суток. Ты с утра до ночи пишешь, потом все собираешь и уезжаешь. Сочи — Москва — Гоа — Париж—Тбилиси — Нагорный Карабах — небольшой город в Португалии — Стокгольм — Бангкок. Причем это все фигуративная живопись — портрет должен быть похож, это очень сермяжная работа.

Это дало мне столько энергии. Сначала я думала рисовать в Москве русских детей, ездить по всяким детским домам, но потом поняла, что интереснее это делать в путешествии. Потому что 10 детей из одного места чаще всего похожи, но дети из разных мест получаются по-разному. Технология одна и та же, но очень сильно влияет пространство. Это, наверное, был самый счастливый год в моей жизни.

Что изменилось за последнее время? Я вышла замуж. Вот вы спрашивали, смотрю ли я сериалы. Благодаря мужу в мою жизнь они и вошли. Уже целый год мы с Ромой (Роман Волобуев. — Прим. ред.) смотрим сериалы. Game of Thrones я полюбила всей душой, Boardwalk Empire не выдержала до конца, но первые 2,5 сезона мне очень понравились. Black Mirror тоже ничего.

 

Фотограф:
Иван Кайдаш

Визажист:
Марк Годар

Ассистенты:
Аня Репина и Лиза Кологреева

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.