Views Comments Previous Next Search

XXYYXX: «Я люблю Grimes, и она будет моей девушкой»

Алиса 15 октября 2012

Марсель Эверетт, шестнадцатилетний музыкант из Орландо, выступающий под именем XXYYXX, за последний год проделал путь от записи в спальне для удовольствия до солд-аутов по всей Европе. Начав с искаженного чиллвейва, он перешел к более абстрактной электронной музыке, близкой равно к Джеймсу Блейку и Flynig Lotus. В свой первый приезд в Россию Марсель рассказал Look At Me о проблемах на шведской границе, своей несовместимости с мейджорами и подростковых переживаниях, цепляющих даже взрослых.

XXYYXX: «Я люблю Grimes, и она будет моей девушкой». Изображение № 1.

Ты в первый раз в туре за пределами Штатов. Как все проходит? Успел сделать что-то особенное?

Это какое-то безумие. Никогда не думал, что буду ездить куда-то с концертами. Как будто я в чьем-то крутом сне. Я тут впервые попробовал MDMA — такое ощущение, что Европа создана для этого. Очень круто, что я встретил невероятно интересных и более доброжелательных людей — ну, это если сравнивать с США. Мы объездили Голландию, Германию, Испанию…

А что случилось с вами в Швеции?

О, нас собирались арестовать на границе. У нас была травка в машине, и собака, видимо, учуяла ее. Хотя, скорее, это была обычная проверка. Задержали, долго обыскивали и допрашивали.

Ты писал, что подрался там с копом и сбежал.

Давайте притворимся, что так и было (смеется). Вообще, оказывается, за это в тюрьму можно попасть! Но мы даже штрафа не заплатили. Нас просто отпустили, а травку забрали. Хотя нет, там еще под сиденьем немного оставалось, но копы не могли ее достать и поэтому просто раздавили ее. Нам пришлось возвращать максимально пропахшую тачку в прокат. Не очень красивая история, конечно.

Ты вообще справляешься со свалившейся на тебя популярностью? Я слышала, что у тебя солд-ауты почти на всех европейских концертах.

Я очень странно себя чувствую. Нереальное давление. Люди ждут от меня чего-то, а я, на самом деле, просто записываю что-то у себя в комнате, и в этом ничего особенного нет. Мне кажется, что сейчас все только и ждут от меня крутой музыки. Все это становится больше работой, чем просто любимым делом. Но я стараюсь игнорировать эти мысли и все-таки веселиться. И делать то, что мне нравится. Понимаешь, у меня был очень резкий переход: еще недавно я просто выкладывал что-то в сеть, люди понемногу подключались, а я радовался каждому новому слушателю.

 

 

 

Твой первый клип появился на YouTube в апреле, и сейчас у него уже около трех миллионов просмотров. По-прежнему радуешься?

Я не знаю, как так получилось, если честно. Все эти люди появились из ниоткуда. Каждый пытается найти что-нибудь свежее в сети. Мне кажется, сейчас идеальное время для того, чтобы быть электронным музыкантом. Мне было сложно привыкнуть к тому, что кому-то интересны мои домашние записи. А потом Джаред, мой друг на протяжении последних пяти лет, заявил, что запускает свой лейбл (Relief in Abstract — прим. ред.), и предложил выпустить их. И всем вдруг понравилось.

Ты остался на этом лейбле, несмотря на предложения Universal и Atlantic. Протестуешь против корпоративной музыкальной индустрии?

У них подписаны реально дерьмовые артисты. Я не хочу делать треки для Wiz Khalifa. Какого черта! Ну и я не знаю, что им предложить. Все, что есть у Atlantic из электронной музыки, — это Skrillex. Не сказал бы, что мы с ним родственные души. Там полно мэйнстрим-рэпа, а я-то совсем не такой продюсер. К тому же, мне кажется, они хотели подписать «левый» контракт. Там была какая-то мутная история с посредническими продюсерскими компаниями. С большими контрактами всегда нужно быть настороже. В любом случае это бы просто не сработало. Мне даже не нравятся их артисты. И они хотели, чтобы я продюсировал треки для кого-то, а я вообще этим не занимаюсь. Я очень уважаю Clams Casino, например, который с кем только не работает. Даже до Soulja Boy добрался. Это его карьера, его выбор. Но я бы не хотел этим заниматься. Мне кажется, Сlams Сasino — большая удача для всех этих артистов, с ним они звучат гораздо лучше. Просто я не могу сказать того же о себе. Я бы не стал смешивать наши стили. Представь себе один из моих треков с кем-то из Universal.

Действительно, резкий скачок — от разговоров о домашних записях до обсуждения карьеры на основных лейблах страны.

Ну да. Мне помогают очень хорошие люди.

 

Много дурацких тинейджерских проблем вроде «я больше не вижусь со своими друзьями» и другие сопли. Иногда мне кажется странным, что музыка, которая из этого рождается, нравится взрослым людям

 

Ты сам называл себя чем-то вроде онлайн-чуда. Как твоя история отличается от истории популярности Grimes, о которой ты отзывался как о просто тумблер-картинке?

Я уже пожалел, что говорил про это. Потому что я люблю ее и когда-нибудь она станет моей девушкой (смеется). Я не занимаюсь самопиаром, хотя это и создало бы определенный хайп. Тем не менее все и так хорошо складывается. Я много общаюсь со своими фэнами. Многие из них, правда, ведут себя как полные мудаки. Они зачем-то пишут мне очень грубые вещи. Я не понимаю, зачем выливать на меня весь этот негатив. Но не все, конечно, такие придурки.

У тебя есть ощущение, что ты упускаешь многое из того, чем обычно занимаются люди твоего возраста?

Мне пришлось закончить школу экстерном, чтобы поехать в этот тур. Еще я недавно переехал. Все друзья остались в моей старой школе, я их почти не вижу. Да, я пропускаю все веселье, поэтому я просто сижу дома и пишу музыку. Больше просто нечем заняться.

Как прошел выпускной?

А я не ходил. Я сменил школу накануне выпускного, мне не нравилась такая богатенькая испорченная тусовка там, где я раньше учился. На новом месте со мной училось всего три человека. Совершенно непонятным мне образом меня приняли в экстерн-программу для отличников. Это было немного странно, но мне нужно было как-то сменить обстановку.

А твои одноклассники были в курсе, чем ты занимаешься? Как они реагировали?

Мой трек периодически ставили во время школьных объявлений. Очень странную песню с первой EP, которая даже не похожа на мою, Letter 23. Я все равно был очень рад. Но никто не знал, что это я.

XXYYXX: «Я люблю Grimes, и она будет моей девушкой». Изображение № 2.

Ты говорил, что пишешь новый материал, в основном когда тебе грустно. Расскажи, из-за чего ты расстраивался, когда готовил последнюю EP?

Сучистая бывшая девушка, сучистая настоящая на тот момент девушка, моя бывшая школа. В общем, много дурацких тинейджерских проблем вроде «я больше не вижусь со своими друзьями» и другие сопли. Иногда мне кажется странным, что музыка, которая из этого рождается, нравится взрослым людям.

Ты правда отправлял свои треки Снуп Доггу?

Ха. Я собирался, но потом забыл об этом. Но я сделал кавер на Beach Fossils и послал им его. Только они ничего не ответили. Это было очень давно, еще до того, как я начал делать электронную музыку. Так что его нигде не найти. Если Элли Гулдинг наконец-то ответит мне в твиттере, я сделаю кавер и на ее песню.

И тогда вы вместе выступите на следующей королевской свадьбе?

Тогда это должен быть trap-кавер.

С кем еще собираешься выступить?

Скоро у нас концерт с Shlomo и Mount Kimbie, которого я обожаю. Я бы очень хотел сыграть с Flying Lotus. Его последний альбом очень крутой, и у него такие агрессивные лайвы, многое из того, что он играет, — даже не его музыка, просто треки, которые ему нравятся. Я слышал его дабстеп-ремикс на Yonkers на фестивале Bamboozles.

Где ты видишь себя в контексте современной музыки?

Я пытаюсь найти какой-то баланс между влиянием хип-хопа и бэйса. Пока я не совсем понимаю, что это. Бывает, я сделаю пару фьюз-треков и думаю: «Ну наконец-то! Вот оно, мое звучание!», а через неделю понимаю, что не узнаю себя в этих треках. Наверное, сейчас можно сказать, что меня больше клонит в сторону бэйса. Его часто называют пост-дабстепом, но я не хотел бы вдаваться в эти подробности.

У тебя были музыкальные откровения за последнее время?

У нас было много концертов вместе с европейскими диджеями в этом туре, которые открыли для меня волшебный мир IDM. Dermental, Dream Coala — отличные ребята.

Признайся, мама не боялась тебя в тур отпускать?

Она, конечно, очень осторожничает, но это нормально, она же моя мама. Я рад, что она отпустила меня в Европу, хотя ей не сразу понравилась идея, что я проведу месяц с незнакомыми людьми черт знает где. Она понимает, что нельзя было упускать такую возможность. И сейчас рассказывает своим подругам: «Мой сын выступает в Генте, в Берлине». Это забавно, конечно, но мне приятно, что она мной гордится.

 

Сразу после интервью Марсель записал микстейп для радио Follow Me. Послушать его можно здесь.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.