Views Comments Previous Next Search

РазвлеченияИгра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга

От древних греков до Ру Пола

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга — Развлечения на Wonderzine

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга. Изображение № 1.

ксюша петрова

После девяти сезонов «RuPaul’s Drag Race» и многих часов, проведённых в инстаграмах любимых королев, мы вряд ли когда-нибудь устанем признаваться в любви дрэгу — дело не только в эстетике, но и в его жизнеутверждающей сути. Сегодня дрэг популярнее, чем когда-либо, — и, как любое субкультурное явление, ставшее мейнстримом, сталкивается с кризисом идентичности. Шоу Ру Пола и выступление Кончиты Вурст на «Евровидении-2014», с одной стороны, вывели «королев» из подполья, а с другой — настолько затмили опыт всех предыдущих поколений артистов-кросс-дрессеров, что дрэг стал ассоциироваться исключительно с китчевыми альтер эго гомосексуальных мужчин. Чтобы уловить суть дрэга, стоит помнить, что игра с переодеванием и присваиванием внешних признаков, типичных для «противоположного» пола, существовала примерно всегда, а современный дрэг гораздо разнообразнее, чем представленные в шоу Ру Пола типажи.

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга. Изображение № 2.

 

Как бы мы ни мечтали об обществе, где одежду, профессии и черты характера не делят на «мужские» и «женские», сейчас мы всё-таки живём в бинарной гендерной системе. Это явление в первую очередь культурное, но имеет и эволюционные предпосылки: благодаря способности мыслить стереотипами наши предки научились быстро отличать опасные ситуации от безопасных, отраву от еды и врагов от потенциальных партнёров для продолжения рода. Сегодня клише тоже помогают нам жить и ориентироваться в потоке информации, однако практическая необходимость во многих из них отпала — в гендерных уж точно. Тем не менее в XXI век человечество въехало с культурным багажом, который во многом основан на дихотомии «мужское — женское». Абстрагироваться от него нелегко: традиционные гендерные роли по-прежнему влияют на наши привычки, отношения с близкими, ежедневные ритуалы и, конечно, внешний вид. За последние сто лет женщины завоевали право на брюки и короткие стрижки — но мужчина в платье и косметике по-прежнему вызывает как минимум любопытство, а полной свободой от стереотипов не могут похвастаться даже самые прогрессивные общества.

Для женщин брюки стали символом с боем добытого равноправия: удобная мужская одежда шла в комплекте с правом голоса, возможностью учиться и зарабатывать, водить машину и выходить замуж по своей воле. Символизм брюк для женщин понятен, но зачем мужчинам переодеваться в платья? Как сообщают нам ресурсы вроде crossdressers.com, мотивы могут быть самыми разными: одни фетишизируют предметы женского гардероба и надевают их только в интимной обстановке, другие изображают известных героинь на Хеллоуин для веселья, третьи реализуют свой творческий потенциал, придумывая женское альтер эго и перевоплощаясь в него на сцене. К последней категории и относятся дрэг-королевы из «RuPaul’s Drag Race» — но практика гендерного маскарада существовала задолго до них.

Дошедшие до нас легенды и исторические эпосы свидетельствуют, что и мужской, и женский кросс-дрессинг существовал в самых разных культурах. Самое раннее упоминание встречается в скандинавской мифологии: однажды боги Тор и Локи переоделись в женщин, чтобы обмануть гиганта Трюма и вернуть украденный им молот Тора, обладающий магической силой. Ещё одна известная история с переодеванием — старинная китайская поэма о Хуа Мулан, которая легла в основу мультфильма Disney.

 

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга. Изображение № 3.

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга. Изображение № 4.

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга. Изображение № 5.

Дошедшие до нас легенды и исторические эпосы свидетельствуют, что и мужской, и женский кросс-дрессинг существовал в самых разных культурах

 

Из школьной программы вы наверняка помните, что в древнегреческом театре все роли исполняли мужчины. Аналогичная ситуация была в японском театре кабуки — любопытно, что с самого начала он был чисто женским, но потом заботящиеся о нравственности правители запретили японкам выступать на сцене. В результате появились оннагата — актёры-мужчины, которые исполняли женские роли и отличались особым манерным стилем игры, что уже почти похоже на современный дрэг. Пока в Японии формировалась эстетика театра кабуки, в Англии вовсю ставили Шекспира — в семи из 38 пьес британского классика, дошедших до нас, есть персонажи кросс-дрессеры (например, в «Венецианском купце» и «Двенадцатой ночи»).

В труппе «Глобуса» и других театрах той эпохи женщин не было (помните фильм «Влюблённый Шекспир»?), и это добавляло представлению абсурда: актёры-мужчины играли женских персонажей, которые по сюжету притворялись мужчинами. Когда церковь, выступавшая против театра в принципе и женщин на сцене в частности, сдала свои позиции, мужчины остались лишь на комедийных женских ролях, а ряды травести-исполнителей серьёзно пополнились актрисами. Амплуа травести существует в театре до сих пор — обычно так называют исполнительниц, которые играют детей, юношей или подростков (например, в любом российском ТЮЗе мальчика в «Малыше и Карлсоне» играет женщина).

Задолго до расцвета современной дрэг-культуры нечто подобное существовало в мире искусства — например, стоявший у истоков дадаизма и сюрреализма художник Марсель Дюшан придумал себе эксцентричное женское альтер эго по имени Роз Селави. В России с внешними проявлениями гендера экспериментировала декандентская интеллигенция — из той же школьной программы можно вспомнить, что Зинаида Гиппиус систематически появлялась на публике в мужском костюме.

 

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга. Изображение № 6.

 

Дрэг, каким мы его знаем сегодня, зародился в 1950-е и 1960-е годы в США — как и вся гей-культура, он был маргинальным, а в популярную культуру просочился к 1980-м. После войны американцы уже не переходили на другую сторону улицы, увидев женщину в брюках (хотя «традиционная женственность» и была в приоритете), однако мужчин-кросс-дрессеров по-прежнему преследовали по закону: в Нью-Йорке 1950-х полицейские имели право арестовать любого прохожего, если на нём меньше трёх элементов типично мужской одежды. Переломным моментом для ЛГБТ-сообщества стал рейд полиции в нью-йоркском баре «Стоунволл-Инн», где собирались самые маргинальные и бедные представители ЛГБТ — в основном трансгендерные женщины и дрэг-квин. Рейды с избиениями и арестами были обычным делом, однако облава в «Стоунволл-Инне» стала первым случаем, когда представители сообщества оказали сопротивление.

После Стоунволлского бунта в стране появилось движение за права ЛГБТ и первые активистские организации, а в каждом крупном городе стали проводить дрэг-балы — эти красочные мероприятия, представляющие собой что-то среднее между дискотекой-маскарадом и конкурсом красоты, были одним из столпов субкультуры, пока общество не стало чуть терпимее и у кросс-дрессеров не появились другие возможности проявить себя. Нью-йоркским балам посвящён документальный фильм Дженни Ливингстон «Париж горит»: его герои и героини с большой теплотой рассказывают о своих «дрэг-домах» — сообществах, заменивших семью тем, кто страдал от собственной инаковости и не мог найти себе места в консервативном укладе.

В 1980-х дрэг влился в массовую культуру: всемирно известной дрэг-дивой стала Дивайн, прославившаяся благодаря ролям в треш-фильмах Джона Уотерса. В воображаемый зал славы дрэга входят десятки имён — например, Хосе Хулио Сарриа, который в 1960-х стал первым открытым геем в политике и основал первую организацию для дрэг-квин, Королева-мать Сабрина, которую больше ста раз арестовывали во время протестных акций за права ЛГБТ, звезда нью-йоркских балов и дизайнер Пеппер Ла Бейджа, основательница фестиваля Wigstock и диджей Леди Банни. В 1990-х главной королевой стал Ру Пол с его хитом «Supermodel» и луками в духе высокой моды: начав с выступлений в тематических клубах, Ру удалось вывести свою карьеру на новый уровень — он стал лицом косметики MAC, спел дуэтом с Элтоном Джоном, записал с два десятка альбомов и стал телезвездой. Именно ему (или ей — Ру Пол применяет к себе любые местоимения) дрэг обязан своей нынешней популярностью — и критикой, обрушившийся на «королев».

 

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга. Изображение № 7.

Игра с переодеванием: Зачем мужчины
и женщины изображают друг друга. Изображение № 8.

Дрэг-квин прославляют черты, которые в патриархальной системе считались недостойными или неважными — например, увлечение макияжем или откровенную сексуальность

 

Некоторые считают дрэг со всеми его перьями, блёстками и накладной грудью пародией, унижающей женщин, и называют его «гендерным блэкфейсом» — однако представители субкультуры и фанатки дрэг-шоу, среди которых немало феминисток, уверены в обратном. В каждом сезоне программы Ру Пола есть момент, когда королевы обсуждают свою непростую юность: большинство участников — это геи, которых унижали и притесняли в школе, но они смогли обрести силу и уверенность, перевоплощаясь в «королев», — это ли не признание женской силы? Дрэг-квин прославляют черты, которые в патриархальной системе считаются недостойными или неважными — например, увлечение макияжем или откровенную сексуальность. При этом нельзя обвинить «королев» в недостатке самоиронии — они подчёркивают, что гротескные образы имеют так же мало общего с реальными женщинами, как отфотошопленные изображения моделей из рекламы духов. «Я никогда не выдавал себя за женщину. Сколько вы видели женщин, носящих семисантиметровые шпильки, полутораметровые парики и обтягивающие платья?» — в одном из самых известных своих высказываний Ру Пол подчёркивает, что дрэг — это прежде всего игра с гендерными стереотипами.

Освобождение от внешних признаков гендера работает и в обратном направлении: женщины, исследующие свои «мужские» черты, становятся «дрэг-королями» и собираются на свои балы, где носят костюмы, усы и даже накладные члены, пародируют знаменитостей и ищут своего «внутреннего мачо». Существуют и женщины-дрэг-квин, не менее раскрепощённые и роскошные, чем их коллеги — биологические мужчины, и абсолютно инопланетные королевы, которые выглядят не как женщины и не как мужчины, а как живые произведения искусства. Важное качество дрэга — позитивное отношение к телу: в массовом кино и сериалах почти не встречаются уверенные в себе и своей сексуальности плюс-сайз-героини, а на дрэг-шоу «большие девочки» вроде Латрис Ройал и Эрики О’Хары собирают не меньше комплиментов, чем их коллеги — точнее, «сёстры» — с конвенциональной «модельной» внешностью. «Когда я вижу плюс-сайз-участниц дрэг-шоу, которые уверенно выходят на подиум и абсолютно не стыдятся своего тела, я чувствую себя гораздо смелее — не думаю, что такой же эффект может дать любое другое реалити шоу, в котором оценивают внешность», — пишет одна из зрительниц на официальном сайте Drag Race.

Афоризмы Ру Пола вроде «мы все рождаемся обнажёнными, а остальное — это дрэг» на самом деле доступно передают один из главных тезисов современной гендерной теории, разработанный Джудит Батлер: гендер — это перформанс, а выбор декораций и реквизита для него ограничен только вашим воображением.

Фотографии: Netflix, Wikimedia Commons (1, 2, 3)

 

Рассказать друзьям
12 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.