Views Comments Previous Next Search

РазвлеченияЖертвы клише:
Чудная девчонка
в поп-культуре

Девушка, которая любит инди-музыку, кричит непристойности в парке и готова помочь вернуть жизнь в правильное русло

Жертвы клише: 
Чудная девчонка
в поп-культуре — Развлечения на Wonderzine
Жертвы клише: 
Чудная девчонка
в поп-культуре. Изображение № 1.

дарья татаркова

ПОП-КУЛЬТУРА ТАК ИЛИ ИНАЧЕ оперирует различными типажами. Сценаристы, авторы и продюсеры порой не хотят думать долго над разработкой персонажа и решают обратиться к проверенным клише вместо объяснений — так что сразу становится понятно, о ком идет речь. Мы решили пройтись по самым частым тропам и собрать коллекцию типажей, к которым зачастую обращаются Голливуд и сериалы, чтобы понять, какие стереотипы укоренились в развлекательной индустрии. Сегодня мы расскажем про непосредственную музу главного героя, или «manic pixie dream girl», которая так же очаровательна как и поверхностна.

«500 дней лета», 2009
. Изображение № 2.«500 дней лета», 2009

Перевести на русский язык троп, который успел вызвать уже и волну любви, и ответную волну негодования — «manic pixie dream girl», — практически невозможно. Назовем ее «музой», а вы пока представьте Зои Дешанель — оживший пример мисс Непосредственности. Лет семь назад A.V. Club придумали термин для обозначения ролей, которых у Зои большинство: веселой, непосредственной девушки, смотрящей на мир широко раскрытыми глазами. Она расслабленна, верит в чудеса и в любой момент может пуститься в пляс. Она любит хорошую музыку, но не слишком маргинальную. Она сексуальна, но при этом тебе по плечу. Она поможет герою раскрыть свой внутренний потенциал. Она — бро в юбке, но без бороды и с кокетливой улыбкой. В общем, настоящая девушка мечты.

Когда в 2007-м кинокритик Нэйтан Рэбин придумал этот термин, интернет пришел в немедленный восторг от ловкости фразы, а менее искушенным зрителям оставалось только растерянно оглядываться по сторонам. Всё то кино, которое мы успели полюбить за нулевые, оказалось пропагандой женской поверхностности в инди-обертке. Проблемы с королевой непосредственности заключались в том, что она помещалась в сюжет исключительно как инструмент саморазвития главного героя. Ее умеренно странное поведение и любовь к жизни не имеет никакой подоплеки — она существует вне времени, как волшебное видение.

 

Любовь к жизни — это прекрасно, только
у музы не бывает настоящей депрессии
или некрасивой простуды

 

Притом что образ музы появился не вчера (и в кино в том числе), такой прямолинейный подход в большинстве случаев приводил к неглубокой проработке персонажа. Мисс Непосредственность чаще всего выступает в роли возлюбленной, но шире, чем разговор об отношениях, ее личность не раскрывается. В довершение дурную службу это изображение сыграло и с реальными женщинами: на смену небожительницам в кино пришли приземленные девушки, вот только ориентироваться на них всё еще опасно. Месседж у таких героинь, прямо скажем, противоречивый. Любовь к жизни — это прекрасно, но у муз не бывает настоящей депрессии или некрасивой простуды, во время которых главному герою будет противно вытирать нос своей расклеившейся девушке мечты. Жизнь музы сосредоточена вокруг того, чтобы встретить того самого, которого надо спасти. Вот только стоит ли заниматься вязанием крючком овощей странной формы, чтобы понравиться эфемерному мужчине? Вряд ли. Обязательный набор очаровательных странностей сам по себе ничего не значит.

И хотя критики типажа не на пустом месте затеяли разборки, по прошествии пары лет становится очевидно, что вся истерия с «manic pixie dream girl» оказалась раздута. Примеров оказалось меньше, чем критиков, и эффект в итоге получился обратный — непосредственные девушки постепенно просто исчезли с экрана. Натали Портман из «Страны садов» на пару с Кирстен Данст из «Элизабеттауна» так и остались в коробке с надписью «как нас всех обманули», вот только достойных странных им на смену так и не пришло. Вместо этого сценаристы устроили гендерную рокировку: теперь Лене Данэм нужен Адам Драйвер, который, хоть и стоит на голову выше по продуманности, всё еще упирается в набор клишированных действий, которые должен выполнять, чтобы кого-нибудь вдохновить. Даже в «Парках и зонах отдыха» есть милый Бен, которого зачастую ассоциируют с реверсивным клише.

Если и есть какие-то попытки исследовать феномен дальше, то их немного и ограничиваются они либо не менее поверхностной критикой, либо скетчами. В кино примеры можно по пальцам пересчитать: в «Вечном сиянии чистого разума» героиня Кейт Уинслет отказывается быть просто «идеей», хотя Джим Керри и оказывается спасен. В недавнем фильме режиссера «Маленькой мисс Счастье» Зои Казан играет плод воображения юного писателя, создавшего в своем романе очередную непосредственную музу с именем под стать — Руби Спаркс. Отдельный кивок в сторону уже другой Зои: благодаря продолжительности шоу «Новенькая», Дешанель наконец-то дали проработать свое амплуа, а не просто хлопать огромными красивыми глазами.

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.