Views Comments Previous Next Search

МнениеInclusion rider: Могут ли квоты сделать голливудские фильмы лучше

О чём говорила Макдорманд на «Оскарах»

Inclusion rider: Могут ли квоты сделать голливудские фильмы лучше
 — Мнение на Wonderzine
Inclusion rider: Могут ли квоты сделать голливудские фильмы лучше
. Изображение № 1.

дмитрий куркин

«Вот вам два слова напоследок, дамы и господа: inclusion rider». Не каждая церемония вручения «Оскаров» приводит к тому, что её зрители тут же бросаются гуглить незнакомое понятие. Но вчера ночью была именно такая, за что стоит поблагодарить воодушевляющий спич Фрэнсис Макдорманд. Инициатива, о которой сама новоиспечённая лауреатка узнала совсем недавно, должна привести к большей гендерной и этнической репрезентативности в Голливуде. Всё, что для этого нужно, — добрая воля двух дюжин самых востребованных голливудских актёров. Что не выглядит совсем уж нереальным, поскольку идею «инклюзивных райдеров» уже поддержали многие коллеги Макдорманд — по крайней мере, на словах. Самое время разобраться, о чём идёт речь.

Инклюзивные райдеры придумали профессор Университета Южной Калифорнии Стейси Смит и активистка за гражданские права Каплана Котагал. Изучая вопросы гендерного неравенства в кинопроизводстве, они пришли к логичному выводу: сила изменить существующий порядок — в руках тех, кто оказался на вершине иерархии благодаря порядку нынешнему, а именно самых высокооплачиваемых актёров Голливуда. Всё, что от них требуется, — это употребить влияние и настоять на определённых поправках к своим нынешним контрактам. Эти поправки, юридически не противоречащие действующим соглашениям актрис и актёров со студиями, и составляют суть инклюзивного райдера.

«Эффект „Ноттинг-Хилла“» (классический ромком Ричарда Кёртиса критиковали не в последнюю очередь за то, что в фильме район Лондона, известный своим этническим разнообразием, представлен как «гетто для белых британцев») начинается, как правило, уже на стадии подбора персонала.

Модель инклюзивного райдера, по задумке её создательниц, предлагает уже на этой стадии устанавливать квоты: равное соотношение мужчин и женщин на экране, не менее сорока процентов представителей этнических меньшинств, пять процентов представителей ЛГБТК и двадцать процентов людей с инвалидностью. «Состав персонажей второго и третьего плана должен соответствовать миру, в котором мы живём, — объясняет Смит. — Наша цель — устранить предубеждения уже на стадии кастинга». Она уверена, что настоять на соблюдении паритета должны именно актёры: «Мы надеемся, что агентства спросят каждого актёра: „Как насчёт инклюзивного райдера?“ Если мы убедим элиту Голливуда прописать его в своих контрактах, он станет новой нормой». Конкретные цифры? Доля женских ролей на экране, по расчётам Смит, должна вырасти с 16 до 41 процента.

Потенциальные изъяны модели очевидны — они такие же, как и у любой подобной системы. Так, примеры гендерных квот, уже опробованных в других деловых отраслях, дают противоречивые результаты, причём дело даже не самих квотах, а в том, как их применяют. Когда принцип равенства заставляет наспех нанимать работников, исходя из гендера, а не квалификации, квоты не только не помогают, но и вредят, причём как индустрии в целом, так и тем, кому, по идее, должны были бы подсобить. Возведение любой «позитивной дискриминации» в абсолют рано или поздно приводит и к появлению так называемых чёрных викингов — абсурдных исключений, когда разнообразный кастинг не вполне отвечает идее фильма или сериала. Впрочем, тут нужна важная оговорка: по-хорошему, при прочих равных драматический талант должен ставиться выше соответствия «историчности» (что, в свою очередь, не оправдывает дискриминационные практики).

Вместе с тем плюсов у инклюзивных райдеров, на первый взгляд, куда больше, чем минусов. Во-первых, это именно что систематическая мера, которая касается не двух-трёх больших ролей, а десятков проектов и тысяч актёрских работ на самых разных уровнях. Как показывает пример проблемной диснеевской адаптации «Аладдина», где продюсеры зачем-то решили «отемнить» белых актёров массовки, нездоровые перекосы в кастинге случаются даже там, где их можно было избежать. Во-вторых, речь не идёт о том, чтобы навязывать студиям конкретные имена, а тем более — конкретных исполнителей на главных роли. Это право по-прежнему остаётся за кастинговыми агентами.

И, наконец, система райдеров предлагает обратиться к тем, кто действительно может повлиять на ситуацию: у топовых голливудских актёров, которые последние месяцы только и делают, что ратуют за равные возможности, появляется шанс поддержать идею не словом, а делом. А заодно показать, что у них есть реальные рычаги воздействия на индустрию в целом. Это куда более серьёзный шаг, чем раздача собственных гонораров после очередного скандала, вызванного непропорциональной оплатой труда.

Инклюзивные райдеры нацелены прежде всего на систему кастинга, но Стейси Смит поясняет, что ничто не мешает распространить предложенные ею принципы и на тех людей, которые работают за кадром. А в этой области Голливуд тоже остаётся довольно сексистским. Удручающая статистика подкрепляется, например, тем простым фактом, что Рэйчел Моррисон стала первой за всю историю «Оскара» женщиной, номинированной за лучшую операторскую работу. В том, что касается равных возможностей, Голливуду ещё есть над чем работать.

Инклюзивные райдеры едва ли станут новой нормой в одночасье — хотя бы потому, что они подразумевают бо́льшую власть для актёрской гильдии, а значит, меньшую — для студий, боссы которых едва ли горят желанием делиться контролем. С другой стороны, уж если время перемен и вправду настало — не на значках, приколотых к светским нарядам, а в той части многомиллиардной отрасли, которая обывателям чаще всего не видна, — вчерашняя речь Макдорманд может оказаться поворотным моментом.

Обложка: Blueprint Pictures

Рассказать друзьям
59 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.