Views Comments Previous Next Search

МнениеЖизнь без Луи Си Кея: Почему история комика
такая болезненная

Стоит ли избавляться от достижений предполагаемых агрессоров

Жизнь без Луи Си Кея: Почему история комика 
такая болезненная — Мнение на Wonderzine
Жизнь без Луи Си Кея: Почему история комика 
такая болезненная. Изображение № 1.

маргарита вирова

Лавина секс-скандалов стала главной медиаисторией года, поставив перед обществом множество непростых вопросов. Можно ли считать смелое выступление жертв победой человечности и насколько разумно при этом демонизировать предполагаемого насильника? Закончится ли эмоциональная кампания важным поворотом в юридической практике? Придётся ли нам попрощаться с достижениями любимых знаменитостей, если истории о домогательствах правдивы? Разбираемся на примере сложной истории комика Луи Си Кея.

Нынешняя ситуация давно вышла за рамки сугубо судебных разбирательств — реакция на вскрывающиеся каждую неделю истории тоже оказалась частью большого сюжета. Видимо, многим пришлось осмыслить свои представления о морали и найти слова, чтобы продуктивно обсуждать произошедшее — это такая же важная составляющая скандала, как и дальнейшая жизнь агрессоров и пострадавших. Неожиданный эмоциональный эффект ещё и в том, что, кажется, на каждого из нас найдётся знаменитость, которой нелегко вынести однозначный вердикт и спокойно спать дальше. Мы сломались на обвинениях в адрес Луи Си Кея, его собственном признании и сверхскоростном разрыве его отношений со всеми дистрибьюторами.

Сексуальные преступления разной степени тяжести, увы, до сих пор остаются серой зоной, где законы о защите прав человека и своды правил, регулирующие условия труда, почему-то перестают работать. Сложности возникают на каждом этапе движения дела, сексуальные преступления рассматриваются очень подробно и долго, ведь в законах прописан далеко не весь спектр потенциально преступных действий. Неудивительно, что за прошедший месяц функцию, которую должен выполнять суд, взяли на себя медиа и пресловутое общественное мнение. Можно настаивать на презумпции невиновности, из-за которой начинать разговор до судебного вердикта будто бы неуместно. Но, кажется, именно для вывода подобных случаев из серой зоны и нужна дискуссия, которую защитники старых правил любят называть коллективной истерией, охотой на ведьм, а в российских медиа — ещё и тревожащим память большинства словом «партком».

 

Жизнь без Луи Си Кея: Почему история комика 
такая болезненная. Изображение № 2.

Для вывода подобных случаев из серой зоны и нужна дискуссия, которую защитники старых правил любят называть коллективной истерией, охотой на ведьм, а в российских медиа — ещё и тревожащим память большинства словом «партком»

Действительно, голливудские секс-скандалы отягощены личными высказываниями: мы наблюдаем не только за тем, как борются пострадавшие и обвиняемые, но и за тем, как участвуют в репутационных скандалах друзья, близкие и коллеги предполагаемых агрессоров. На нынешнем этапе дискуссии им просто запрещено сохранять нейтралитет — иначе они сами рискуют быть повержены. Публичные извинения за то, что сделал недостаточно, узнав о произволе Харви Вайнштейна, принёс его друг и лучший протеже Квентин Тарантино; Линдси Лохан, высказавшей сочувствие продюсеру в инстаграме, пришлось немедленно удалить видео. Поклонники знаменитостей по большому счёту тоже чувствуют себя соучастниками происходящего. Если вы хотите сохранить позицию, предполагающую недопустимость приставаний и насилия, вам нужно отказаться от эмпатии — она автоматически означает обесценивание нанесённого жертвам ущерба. Пожалуй, всю неоднозначность и многослойность такого скандала показывает кейс Луи Си Кея.

Комик, которого обвиняли в нарушающей границы женщин мастурбации ещё несколько лет назад, стал первым, кого сумбурная кампания осуждения подмяла под себя целиком и без заминок. Несмотря на то, что он принёс публичные извинения на следующий день после публикации разоблачения. И несмотря на то, что его сексуальные проступки не были отмечены физическим насилием — действия Луи Си Кея скорее подпадают под определение sexual misconduct (неподобающее сексуальное поведение). На практике вопрос о том, преступление это или нет, определяется степенью нанесённого пострадавшему морального ущерба, что для современного закона, требующего весомых доказательств, ещё долгое время будет плавающей категорией. Тем не менее дистрибьюторы, не желающие пятнать себя причастностью к звезде, стараются как можно скорее прекратить рабочие отношения. Речь идёт даже не о будущих работах, а о вымарывании имени Луи Си Кея из истории комедии — на первый взгляд выглядит конъюнктурно, но частные компании вполне могут высоко оценивать свои имиджевые и моральные риски. Справедливости ради, и сам комик разоблачает себя безжалостно: признаёт, что его настойчивая мастурбация в женском обществе — злоупотребление властью над коллегами и поклонницами: «У меня была власть над женщинами, потому что они мной восхищались. И я безответственно воспользовался этой властью».

Жизнь без Луи Си Кея: Почему история комика 
такая болезненная. Изображение № 3.

Мы не можем не признать выдающиеся таланты других фигурантов секс-скандалов, но на этот раз им оказался человек, вложивший годы своей потрёпанной жизни в комедию, какой мы её знаем. После величины Джорджа Карлина в стендапе долгое время не было того, кто с той же лёгкостью, остротой и вкусом задевал бы политические, социальные и философские темы. Однако если патриарх оставался верен традиции и шутил абстрактно, то Луи Си Кей пошёл новым путём. Он просто начал использовать в качестве материала собственную жизнь: развод, двоих детей, неудачные свидания, морозилку, набитую мороженым, и пресловутую одержимость мастурбацией — всё это всплывало в его выступлениях неоднократно. Луи Си Кей говорил от лица неудачника, не теряющего воли к жизни, и добился потрясающих результатов. Не выходя из «образа обычного человека», он парадоксальным образом блестяще шутил про педофилию, расизм, гомосексуальность, максимально приближая своего настолько же обычного зрителя к пугающим и непонятным вещам, как бы помогая побеждать страх. Он воспринимался и лучшим адвокатом обиженных, и безупречным моральным арбитром, всё-таки умная ирония — лучшая из примирительных интонаций. 

Зарабатывая на личной истории (в последние годы — довольно неплохо), Луи, кажется, никогда не забывал, кто он. И походя произвёл революцию в распространении независимого авторского контента, выпустив трагикомедию «Хорас и Пит» буквально на собственные деньги и пожертвования фанатов, — интересный и оптимистичный прецедент для высокооплачиваемой звезды. Его горькая философия на словах и на деле всегда шла вразрез с голливудским традиционным культом успешности: в пику ей он продвигал неудовлетворённость и одиночество как важные части жизни, которые, как ни странно, не мешают наслаждаться ею. Крах героя, пара стендапов которого могут заменить интимную беседу с другом, был неизбежен, когда мы узнали, что на самом деле со своей тёмной стороной он состоит в регулярных и неоконченных отношениях. В прокат не выйдет уже готовый фильм «Я люблю тебя, папочка» — судя по трейлеру и аннотациям, отвечающий самой актуальной теме последних месяцев. Как принято говорить в таких случаях, Луи Си Кей падал слишком свысока.

 

Жизнь без Луи Си Кея: Почему история комика 
такая болезненная. Изображение № 4.

Он парадоксальным образом блестяще шутил про педофилию, расизм, гомосексуальность, максимально приближая своего настолько же обычного зрителя к пугающим и непонятным вещам, как бы помогая  побеждать страх

Если вы посмотрели достаточно серий «Луи» или видели хотя бы один из важных концертов, то наверняка вспомните пару-тройку шуток Луи Си Кея про мастурбацию, потому что, кажется, он возвращался к этой теме в каждом десятом панчлайне: «Понять, насколько вы плохой человек, можно по тому, спустя сколько дней после одиннадцатого сентября вы подрочили. В моём случае это было между падениями башен». До сих пор смешно, но теперь ещё и сложно отказаться от ощущения, что со сцены комик делился не допустимыми преувеличениями, а не до конца осмысленным опытом, реальной проблемой, вскрывшейся под давлением переменившейся общественной атмосферы. До ноября 2017 неподтверждённые жалобы на своё поведение Луи Си Кей называл исключительно сплетнями — хотя и принёс непубличные извинения нескольким пострадавшим от его действий.

Вынужденный перерыв в карьере берут все фигуранты крупных скандалов, пока бывшие работодатели стараются уничтожить любые напоминания о былом плодотворном сотрудничестве, но на самом деле вопрос прощения и восстановления в творческих правах придётся решать поклонникам талантов. Репутационный скандал никогда не остаётся только между режиссёром и студией, автором и издательством, актёром и продюсерской командой. Замалчивание возможной вины и игнорирование обвинений не пошло на пользу Вуди Аллену, которого, кстати, не преследует суд — но теперь ему не доверяет аудитория, в последние годы куда более вяло покупающая билеты на его фильмы. Секс-преступления разной степени тяжести сегодня воспринимаются обществом с одинаковым градусом осуждения, несмотря на то, что в зале суда такой подход невозможен. Кажется, Луи Си Кей — один из немногих, кто имеет шанс на спасение рухнувшей карьеры, хотя бы благодаря словам: «Да, это правда». Будет ли эта история смешной или грустной, мы узнаем позже. Но её уже точно нельзя превратить в шутку. 

Рассказать друзьям
46 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.