Views Comments Previous Next Search

МнениеПоставь мой компакт-диск: Почему женщин-диджеев до сих пор не принимают всерьёз

«Попадаются те, кто считает, что сводят за меня»

Поставь мой компакт-диск: Почему женщин-диджеев до сих пор не принимают всерьёз — Мнение на Wonderzine

Текст: Дмитрий Куркин

Интервью: Анастасия Макоста на вечеринке Boiler Room x Ballantine's True Music

В среде фанатов электронной музыки женщина за диджейским пультом перестала восприниматься как аттракцион, а дичь вроде топлес-диджеев давно стала архаизмом. Количество женщин-диджеев на электронной сцене значительно увеличилось, а их статус вырос. Несмотря на это в клубной индустрии женщины-диджеи остаются в меньшинстве (в топ-100 DJ Mag за прошлый год их было всего три) и всё ещё сталкиваются с проявлениями махрового сексизма. Свеж в памяти прошлогодний скандал с американским промоутером, отбиравшим женщин-диджеев по возрасту, росту и весу.

Поставь мой компакт-диск: Почему женщин-диджеев до сих пор не принимают всерьёз. Изображение № 1.

 

«Такие комментарии, которые я читаю в свой адрес ежедневно, мои коллеги мужского пола ни разу не видели»

«Привлекательная девушка за пультом» — слишком живучий стереотип, чтобы его можно было вытравить, однако он начинает злить даже тех, кто в своё время извлёк из него дивиденды. «В мире электронной музыки действительно порой сталкиваешься с сексизмом. Когда я только начинала, мне было проще попасть в лайнап крупного мероприятия, потому что я женщина-диджей. Это считалось экзотикой, — вспоминает Магда, диджей из Детройта, ныне живущая в Берлине. — В наше время, я считаю, стыдно зацикливаться на гендерной принадлежности, важно понимать, что пол не влияет на талант и вкусы в музыке. Мне не нравится мнение, что сексуальность помогает получить имя в музыкальной индустрии. Социальные медиа относятся к артистам-женщинам очень жестоко. Такие комментарии, которые я читаю в свой адрес ежедневно, мои коллеги мужского пола ни разу не видели». 

Воистину так. «Почему вас — да, вас! — так тянет докопаться до диджея, если она — женщина?» — такой опрос провели в твиттере эсэмэмщики Boiler Room в июне прошлого года, устав от шаблонной мизогинии в секции комментариев во время прямых трансляций своих вечеринок. На выбор предлагались варианты: «Меня недавно бросила девушка», «Это заставляет меня чувствовать себя большим человеком», «Во всём виноват заговор против мужчин» и «Не знаю, наверное, я просто неудачник» (последний победил с большим отрывом). Увы, это был скорее жест отчаяния. Несмотря на всю свою прогрессивность, проблему «токсичных комментов» один из самых узнаваемых брендов танцевальной электроники решить так и не смог и в конце концов сдался. Четыре месяца спустя Boiler Room закрыл чат на своём сайте. 

Вместе с тем формула «Секс продаёт» всё ещё работает в клубной индустрии, и электронная сцена так и не определилась, что с этим делать. Несколько лет назад Нина Кравиц дала видеоинтервью Resident Advisor, лёжа в ванной (сама она потом объяснила ход тем, что материал делался на фестивале в Болгарии, где в то время стояла жара), — и тут же нарвалась на множество обвинений в том, что она эксплуатирует свою сексуальность. Обстоятельный текст с заголовком «Нина Кравиц — хозяйка собственного мифа» выкатил диджей и комментатор сцены Грег Уилсон; диджейский мир раскололся надвое. Артистка не полезла за словом в карман, в ответ обвинив критиков в лицемерии и объективации. Раунд остался за Кравиц — она добилась извинений от коллег по цеху, а заваривший кашу Уилсон удалил исходный текст. Но вопрос, как относиться к тому, что делать с объективацией женщин-диджеев, так и остался висеть в воздухе. 

Поставь мой компакт-диск: Почему женщин-диджеев до сих пор не принимают всерьёз. Изображение № 2.

«Это мой артистический образ, и я нe буду делать в творчестве ничего, что бы противоречило моей личности. Что я должна, на себя паранджу надевать? — рассуждала Нина, подытоживая скандал. — Красивых женщин вообще очень много. А в электронной музыке их почти нет. Как же так? Если согласиться с утверждением, что красивые девушки могут всё, что перед ними все двери открыты, тогда окей, покажите мне ещё несколько успешных красавиц в клубной культуре».

Кравиц дорожит своим реноме — потому что всё ещё хорошо помнит, сколько усилий ей (в прежней жизни — стоматологу из Иркутска) пришлось приложить, чтобы сделать себе имя в диджейском мире. В нём на девушек за пультом до сих пор смотрят снисходительно: Никки Пенни, регулярно ставящая пластинки на показах модных домов, вспоминала, что ещё в начале 2010-х её принимали за подружку диджея, которая таскает за ним оборудование. 

Похожую историю рассказывает София Родина, ещё одна (наряду с Магдой) участница недавней российской сессии Boiler Room: «Когда я вернулась в Москву, никто серьёзно мои начинания не воспринимал, но меня это не смущало. Я продолжала заниматься своим делом. Спустя время меня пригласили играть в клуб Tresor в Берлине, потом Наташа Абель позвала играть на вечеринку „Армы“, причём не как новичка — а в самый прайм-тайм. Сейчас все эти люди, которые надменно смеялись, жмут мне руку и респектуют. Наверное, мне повезло с внешностью, но я никогда не позволяла себе этим пользоваться. Я работаю очень много, бывает, на выходных и по пять раз играю, только поэтому на плаву, и то, что мне повезло, — правда, но только отчасти». 

Поставь мой компакт-диск: Почему женщин-диджеев до сих пор не принимают всерьёз. Изображение № 3.

 

«Встаёшь за пульт, показываешь мощный, современный, крутой саунд — и к тебе начинают относиться как к профессионалу, а не как к женщине»

Конечная цель стоит того: так называемые диджеи-суперзвёзды по своим доходам уже вполне сравнялись со стадионными поп- и рок-идолами. Но чем больше пирог, тем жёстче конкуренция за него. «Сейчас я живу в Нью Йорке, и тут, конечно, быть на волне намного сложнее, — комментирует Юлия Говор. — Здесь настоящая мясорубка, и кем бы ты ни была у себя дома, тут нужно начинать всё с нуля. Если ты true to your sound, true to your soul — Нью-Йорк даёт тебе возможность этим заниматься. А поддержки со стороны государства, как в Берлине, нет. Я подавала документы на визу артиста, мне её не дали». 

«Женщинам сложнее во многих сферах деятельности, и в электронной музыке в том числе, — продолжает Говор. — Встаёшь за пульт, показываешь мощный, современный, крутой саунд — и к тебе начинают относиться как к профессионалу, а не как к женщине. Хотя бывают такие, которые всё равно считают, что кто-то там за тебя миксовал. Но это уже их личные проблемы».

Хорошо бы, но проблемы всё ещё не совсем личные. Притом что женщины-диджеи вроде Майи Джейн Колс, Эллен Эллиен, Ким Энн Фоксмен и той же Нины Кравиц успешно «продают» вечеринки и фестивали (и уж конечно, не как топлес-диджеи), говорить о полной инклюзивности и равной оплате труда для женщин пока не приходится. И это тем более странно, поскольку к другим проявлениям дискриминации — например, к гомофобии — сцена относится абсолютно нетерпимо.

Фотографии: Nina Kraviz/Facebook, Ballantine's, Boiler Room

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.