Views Comments Previous Next Search

Мнение«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране

Как современные кино и сериалы искажают представления о трансгендерах

«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране — Мнение на Wonderzine

В российский прокат выходит «Девушка из Дании» — фильм, рассказывающий историю Лили Эльбе, одной из первых в мире трансгендерных женщин, прошедших операцию по коррекции пола. Одновременно с этим на фестивале современного кино «2morrow/Завтра» в Москве покажут «Мандарин» — независимый фильм о трансгендерных женщинах, который произвёл фурор в прошлом году. Оба фильма — яркие представители двух полярных способов изображения транс-людей в современной поп-культуре. Стася Короткова, помощница на ЛГБТ-кинофестивале «Бок о бок» и бывший волонтёр горячей линии российской ЛГБТ-сети, рассказывает, как изображают трансгендеров в современных фильмах и сериалах, какой эффект имеет оскаровское кино вроде «Девушки из Дании» и как можно изменить ситуацию к лучшему.

«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране. Изображение № 1.

Опрос показал, что американцы готовы поверить скорее в привидения, нежели в существование транс-людей

Трансгендеры — буквально одна из самых «невидимых» групп населения. Это не просто речевой оборот: недавний опрос показал, что американцы готовы поверить скорее в привидения, нежели в существование транс-людей. Тех, кто считает, что видел призраков, оказалось в два раза больше, чем тех, кто сталкивался с трансгендерами. В России подобный опрос даже сложно представить, что уже позволяет говорить о легко предсказуемом результате.

Тем не менее в последнее время трансгендеры всё чаще попадают в поле зрения поп-культуры. Прошедший год стал для них временем максимальной видимости за всю историю, во многом благодаря каминг-ауту Кейтлин Дженнер. Ни один трансгендерный переход до этого, например Ланы Вачовски, Чеза Боно, сына певицы Шер, или модели Андреи Пежич, не сопровождался таким пристальным вниманием и такой повсеместной поддержкой. Выход «Девушки из Дании», мейнстримового фильма о транс-женщине Лили Эльбе, — это, определённо, новый этап для всего транс-сообщества. 

Сюжет «Девушки из Дании» разворачивается в Копенгагене 20-х годов, где живут супруги-художники Эйнар (Эдди Редмэйн) и Герда (Алисия Викандер), чьё искусство, если верить официальному синопсису, «невольно изменит их жизнь навсегда». На самом деле искусство лишь поможет Эйнару в полной мере осознать то, с чем приходилось жить всегда, — Эйнар идентифицирует себя как женщину.

Картина уже получила четыре номинации на «Оскар», что автоматически привлекло внимание огромного количества зрителей по всему миру. Однако вопрос остаётся открытым: насколько общество и, что самое важное, трансгендеры в нём, выигрывают от кинообраза, подобного Лили? Стоит внимательнее приглядеться к кино и сериалам последних лет, чтобы понять, какое представление о трансгендерах они формируют у современников.

 

«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране. Изображение № 2.

 

Важно понимать, что трансгендерность сама по себе не является результатом травмы или неблагополучной среды. Трансгендеры существовали в любую эпоху и могут быть выходцами из любого класса. В этом смысле «Девушка из Дании» действительно совершила маленькую революцию в том, как массовая культура изображает трансгендеров. Главная героиня фильма — художница, живущая утончённой богемной жизнью и вращающаяся в среде людей искусства. Такой образ разительно отличается от распространённого представления о трансгендерах как проституируемых женщинах — образа, который воспроизводится в поп-культуре вновь и вновь.

К великому сожалению, такое представление появилось не на пустом месте. Трансгендерам зачастую отказывают даже в самой низкооплачиваемой работе, а проституция даёт сравнительно неплохие деньги, жизненно необходимые человеку, совершающему переход. Так, чтобы собрать денег на собственный переход, проституцией занималась известная телеведущая и транс-активистка Джанет Мок. Впоследствии Мок стала успешной журналисткой и написала книгу о своём опыте «Redefining Realness». Вынужденное социальное неблагополучие при этом ни в коем случае не является нормой. Институционализированная трансфобия, неприятие близких и незащищённость от дискриминации, к сожалению, всё ещё реальны, однако совершенно не обязаны быть центром притяжения жизни трансгендерного человека.

Лили ломает представления о трансгендерах не только своей утончённостью. Её образ нетипичен и тем, что принадлежит ушедшей эпохе. Многие до сих пор верят, что трансгендерность — нечто вроде причудливой новой моды. О том, как широко распространено в России мнение, что транссексуальность — это «мода», можно прочитать у клинического психолога, консультанта по смене пола и помощника проекта «Дети-404» Дмитрия Исаева. «Девушка из Дании» наглядно даёт понять, что это так: часть человеческой идентификации не может быть модой. Просто когда-то об этом не говорили открыто, но кто-то всё же должен был стать первым.

«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране. Изображение № 3.

 

↑ Лили Эльбе, которую сыграл Редмэйн, была одной из первых в мире трансгендерных женщин, прошедших операцию по коррекции пола

В том, что за роль Лили Эдди Редмэйна номинировали на «Оскар» в категории «Лучшая мужская роль», есть определённая грустная ирония. У представителей транс-сообщества вызывает возмущение, что снова за роль женщины хвалят мужчину. Впрочем, в последнее время галерея транс-образов становится всё шире и всё чаще хорошие роли достаются именно трансгендерам. Например, уже в разработке сериал «Сомнение» об успешной транс-женщине — адвокате. Главную роль в нём исполнит не переодетый цис-мужчина, а настоящая транс-женщина Лаверн Кокс, звезда сериала «Оранжевый — новый чёрный», ставшая первой в истории транс-актрисой, номинированной на премию «Эмми».

Претензии ЛГБТК-сообщества к фильмам, в которых трансгендерных героев играют цисгендерные актёры, кому-то могут показаться надуманными. В ответ обычно приводятся замечания, которые были бы абсолютно разумны в идеальном мире, где уже наступило равноправие: «на то они и актёры, чтобы перевоплощаться в других людей», «зачем запрещать хорошим актёрам кого-либо играть» и так далее. Но, к сожалению, на практике дела обстоят совсем иначе. Трансгендеров на виду, в популярной культуре, всё ещё крайне мало, а транс-актёры едва ли могут претендовать на роли людей любой гендерной идентичности наравне с цисгендерными.

Из-за того, что транс-тело в массовой культуре всё ещё остается табуированным, мы лишаемся глубины в изображении транс-персонажей. Когда к работе над историей о трансгендерах подступаются люди, никак не сталкивавшиеся с ними, зачастую вместо рассказа об уникальном опыте и актуальных проблемах мы получаем крайне искажённую картину. Так, в ней не остаётся места для реальности транс-людей, которые могли бы обогатить культуру своим уникальным видением. Вот резкий, но понятный пример. Если бы, скажем, присутствие азиатов в кино считалось неприемлемым и всех азиатских персонажей играли бы сощурившиеся европейцы, едва ли такая ограниченная репрезентация могла бы дать адекватное представление о многообразии культур Азии.

«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране. Изображение № 4.

 

↑ Лаверн Кокс, звезда сериала «Оранжевый — новый чёрный», скоро сыграет адвоката-трансгендера

 

Большинство представителей транс-сообщества сходятся во мнении, что выбор цис-актёров на роли транс-персонажей сложно назвать этичным. Например, Диана, транс-женщина из России, считает, что это открыто противоречит тезису, который активисты по всему миру пытаются донести до большинства: транс-женщины — это женщины, а транс-мужчины — это мужчины. «У зрителей может сложиться впечатление, что трансгендеры только притворяются, играют роли. А ведь нам и так постоянно приходится доказывать всем вокруг (врачам, загсам, судам, окружению), что мы „настоящие“».

Петербургский транс-активист Антон, координатор проекта «T-Действие», отдельно подчёркивает, что есть уникальный опыт, который не всем и не всегда будет понятен «снаружи», а транс-человек не только может наиболее адекватно его донести, но и имеет на это большее право. «Понятно, что зачастую цисгендерных актёров найти проще, чем транс-людей. Но при этом транс-люди из-за стигмы и проблем с документами часто имеют меньший доступ к образованию, хорошо оплачиваемой работе, меньшие возможности делать карьеру. И, если уж в фильме фигурирует транс-персонаж, было бы честным попытаться компенсировать это неравенство преференцией для транс-людей», — говорит Антон.

По поводу «Девушки из Дании» транс-мужчина Олег считает, что должны быть предпочтения для транс-актёров: «Если на роль не находится транс-актёра (например, типаж не подходит), этично брать цис-человека, но этот цис-человек должен реально играть лучше других претендентов и попадать в роль. Главными консультантами с решающим голосом всё равно должны быть ТС-люди».

Цисгендерные актеры, играющие транс-персонажей считаются смелыми и прогрессивными. Однако зачастую разговор не идёт дальше восторгов по поводу их храбрости. В то время как цис-актёры получают премии, сами трансгендерные люди остаются лишёнными собственного нарратива. Эдди Редмэйн ― один из тех немногих положительных примеров, когда актёр действительно старался погрузиться в тему и консультировался с трансгендерными людьми разных поколений. Однако далеко не все подходят к работе с той же ответственностью.

«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране. Изображение № 5.

Пока цис-актёры получают премии, трансгендерные люди остаются лишёнными собственного
голоса

Например, Джаред Лето, получивший в 2014 году «Оскар» за роль трансгендерной женщины в «Далласском клубе покупателей», не упомянул трансгендеров в своей речи. Получая же за ту же роль «Золотой глобус», счёл уместным пошутить, что перевоплощение далось ему очень тяжело, потому что предполагало эпиляцию всего тела: «Дамы, вы знаете, о чём я». Такой подход едва ли помогает осведомлённости и принятии транс-людей остальным обществом.

Говоря об ответственности, нужно помнить исторический контекст и не забывать о том, что за маленьким шагом популярной культуры стоят десятилетия отчаянной борьбы транс-активистов. Трансгендеры до сих пор рискуют своей безопасностью, просто выходя на улицу в одежде, соответствующей их гендеру. Активисты, сражающиеся с дискриминацией и требующие человеческого отношения, подвергаются открытой травле. Многие трансгендеры отдали свои жизни за то, чтобы спустя годы поп-культура приняла сам факт, что трансгендеры вообще существуют. Чтобы фильмы вроде «Далласского клуба покупателей» или «Девушки из Дании» перестали быть немыслимыми, а Джаред Лето мог выйти на сцену и глупо пошутить о бритье ног и подмышек.

Когда достижения транс-людей преломляются через призму поп-культуры, внимания удостаиваются куда более «понятные» фигуры, нежели само транс-сообщество. Отличной иллюстрацией может служить недавний скандал вокруг фильма Роланда Эммериха «Стоунволл». Картина рассказывает о важнейшем событии в истории движения за права ЛГБТК — Стоунволлском восстании, начавшемся 28 июня 1969 года. Фильм Эммериха вызвал всеобщее недоумение и абсолютно заслуженную ярость ЛГБТК-сообщества тем, что по сюжету вместо транс-женщины Марши Пи Джонсон, начавшей бунт в тот исторический день, первый камень в полицию бросает вымышленный персонаж, гомосексуал Дэнни.

 

«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране. Изображение № 6.

 

↑ Режиссёр фильма «Стоунволл» Роланд Эммерих решил убрать из сюжета транс-героиню, начавшую восстание

Дело, конечно, не только в цисгендерных актёрах. Чтобы адекватно рассказать историю человека с незнакомым большинству опытом, необходимо задействовать трансгендерных людей на всех уровнях производства от консультантов и сценаристов до продюсеров. С другой стороны, важно поднимать вопрос о равных возможностях, чтобы трансгендерным людям был открыт путь в индустрию, как и всем остальным.

Пока, к сожалению, образы транс-персонажей чаще всего создаются цисгендерными режиссёрами и сценаристами, а воплощаются цисгендерными актёрами, так что у трансгендерных людей не прибавляется контроля над собственным изображением. Это, безусловно, искажает общую картину. Создатели сами не помогают ситуации, делая спорные замечания, саботируя собственные работы. Одно дело, когда критике подвергается сомнительная пародия Бенедикта Камбербэтча на гендерквира в выходящем скоро «Образцовом самце — 2» (под петицией о бойкоте картины на данный момент стоит более 23 тысяч подписей). Куда более серьёзный провал, когда Хлое Севиньи, исполнившая главную роль в «Hit & Miss», жалеет, что ей не дали сыграть транс-персонажа с «характерной наигранной женственностью», а режиссёр фильма «About Ray» о транс-мальчике упорно называет персонажа «она» и говорит, что «это роль для девочки и о девочке, которая неэффективно позиционирует себя как мальчика».

Более обнадёживающий пример — сериал «Очевидное» с Джеффри Тэмбором, чья создательница Джилл Солоуэй вдохновлялась опытом собственной трансгендерной матери и позвала транс-людей для работы над сериалом. Чтобы ещё лучше понять проблемы трансгендеров, стоит обратить внимание на британский ситком «Boy Meets Girl» с транс-актрисой и комиком Ребеккой Рут, канадский комедийный сериал «The Switch» с транс-актрисой Нилой Роуз, полюбившийся всем «Оранжевый — новый чёрный» с транс-иконой Лаверн Кокс и, конечно, «Восьмое чувство» Энди и Ланы Вачовски, где наконец присутствует транс-персонаж, созданный транс-режиссёром и сценаристом и сыгранный транс-актрисой Джейми Клейтон.

«Девушка из Дании»: Трансгендеры в реальности и на экране. Изображение № 7.

 

↑ В «Мандарине» Шона Бэйкера сыграли транс-женщины Миа Тейлор и Кики Китана Родригес

По правде говоря, на месте «Девушки из Дании» среди номинантов на «Оскар» должен был оказаться действительно лучший фильм 2015 года — снятый на айфон «Мандарин» Шона Бэйкера. Примечателен он не только тем, что это кино, которое сняли на смартфон. Эта история о трансгендерных женщинах из Лос-Анджелеса, занимающихся проституцией, — редкий пример фильма, не эксплуатирующего трансгендерность и не показывающего её исключительно как бремя. У героинь «Мандарина» есть проблемы и амбиции, они попадают в смешные и драматичные ситуации, но трансгендерность ни в коем случае не является их единственной характеристикой и не ограничивает их личности. Роли сыграли реальные трансгендерные проституируемые женщины Миа Тейлор и Кики Китана Родригес, сымпровизировавшие большую часть шуток.

«Девушке из Дании» при всех лоске и пышности далеко до живого драйва «Мандарина». Тем не менее не нужно сбрасывать номинанта на «Оскар» со счетов. Несмотря на все недостатки, он уже стал частью куда более прогрессивного нарратива, чем раньше. Кино- и сериальной индустрии придётся стать более открытой и инклюзивной, если мы хотим, чтобы все люди могли заявить о себе одинаково адекватно. Тем временем «Девушку из Дании» стоит увидеть в кино — как минимум для того, чтобы проголосовать рублём. Важно понимать, что многие ЛГБТК-фильмы не добираются до российского проката, не потому что их кто-то запрещает. Прокатчики просто боятся вкладывать свои деньги в них, потому что ЛГБТК-тематика всё ещё чужда широкому зрителю.

Кстати, возвращаясь к «Стоунволлу»: сейчас в постпродакшене находится независимый фильм «Happy Birthday, Marsha!» о том, как на самом деле развивались события в день начала восстания. Транс-активистку Маршу Пи Джонсон сыграла звезда «Мандарина» Миа Тейлор. На официальном сайте фильма вы уже можете увидеть волшебный трейлер и поддержать фильм материально.

Фотографии: Focus Features, Universal Pictures International, Netflix, Roadside Attractions,
Magnolia Pictures

Рассказать друзьям
13 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.