Views Comments Previous Next Search

Книги10 сцен из «50 оттенков серого», которые мы не хотим видеть

Ищем и находим идеологические и стилистические ляпы в мировом эротическом бестселлере

10 сцен из «50 оттенков серого», которые мы не хотим видеть — Книги на Wonderzine

Не будем скрывать, что ждем экранизацию «50 оттенков серого» с замиранием сердца: во-первых, там Джейми Дорнан (пусть и без бороды), во-вторых, значимость этого культурного феномена не стоит недооценивать. Роман-бестселлер о пылких отношениях простой искренней барышни и перверсивного миллионера прочитали, кажется, все, но мало кто рискует в этом признаваться — это образцовое guilty pleasure, которое в состоянии освоить в оригинале даже тот, кто не брался ни за что сложнее приключений Винни-Пуха. О том, насколько это произведение ущербно с литературной точки зрения, написано больше слов, чем есть на страницах всех книг Э. Л. Джеймс, но важно отметить и то, насколько это вредоносная книга. Речь, конечно, не о вертикали власти в БДСМ (мы считаем, что половозрелые люди имеют право добровольно вступать в какие угодно отношения, находясь в трезвом уме и твердой памяти), а о том, какие ошибочные представления о жизни взрослая женщина закладывает в умы миллионов читательниц, и которые очень не хотелось бы видеть еще и в фильме.

Мы так и не поняли, какую часть этого эпохального текста экранизирует Сэм Тейлор-Джонсон (первую или всю трилогию разом), но исходим из соображений, что продюсеры вряд ли устояли бы перед искушением растянуть эпопею на три серии. Поскольку на отснятый материал повлиять уже никак нельзя, мы осилили второй том и выбрали из него 10 важных моментов, которые не имеют права на существование. Ну и если вас почему-то пугают спойлеры, остановитесь прямо здесь.

10 сцен из «50 оттенков серого», которые мы не хотим видеть. Изображение № 1.

Ольга Страховская

10 сцен из «50 оттенков серого», которые мы не хотим видеть. Изображение № 2.

1

У Джеймс есть две ключевые особенности стиля. С одной стороны, писательница тяготеет к высокопарным словам, способным, на ее взгляд, украсить текст — на эту тему ее смешно затроллили наши коллеги из Vulture. С другой — набор ее речевых оборотов весьма скуден: придумав один, она повторяет его раз за разом с завидным упорством. Одно из самых навязчивых клише «50 оттенков» — привычка главной героини краснеть по любому поводу (в основном, конечно, в ответ на дерзкие предложения ее возлюбленного). Надеемся, какой-нибудь въедливый человек подсчитает, сколько раз за трилогию Анастейша Стил заливается румянцем, заливается румянцем и снова заливается румянцем. Нет такой сцены, где бы щеки Стил не вспыхивали майским цветом, никакой эволюции ее характера не предусмотрено — и видеть это выше наших сил.

 

   

2

Ситуационно в романе все немногим лучше, и одна из самых раздражающих повторяющихся сцен в книге — эпизоды принудительного кормления. Кристиан Грей с маниакальным упорством следит за тем, чтобы его пассия плотно и регулярно питалась, и вроде бы что в этом плохого. Увы, благими намерениями вымощена дорога в ад — полноценный рацион нужен исключительно для повышения выносливости Анастейши, а выносливость, в свою очередь, — для изнурительных сексуальных экспериментов. Стоит ли говорить, что краситься, наряжаться, заниматься спортом или есть здоровую пищу надо исключительно для себя самой, а не для удовлетворения чьих-то потребностей.

 

   

3

Раз уж мы пошли по навязчивым идеям трилогии, то, трепещите, вот главное прегрешение Э. Л. Джеймс перед человечеством: неизменный вагинальный оргазм героини, которым заканчивается любой секс героев. Хуже того, Анастейша всегда испытывает его либо до Кристиана, либо одновременно с ним. Мы, конечно, понимаем законы жанра (все вот эти «они слились в единой неземной конвульсии»), и приятно видеть, что в книге представлены интересы примерно трети женщин планеты Земля, способных испытывать вагинальный оргазм. Но вот остальным, глядя на это, остается испытывать спектр эмоций от недоумения до дискомфорта и глубокой ненависти к собственному телу. И это при том, что на свете существует феминистское порно, где женщина имеет полное право достигать оргазма ровно столько времени и так, как ей требуется.

10 сцен из «50 оттенков серого», которые мы не хотим видеть. Изображение № 3.

 

   

4

«50 оттенков» можно читать как «Войну и мир» — то есть пропуская куски с войной. Ну, вы понимаете, что мы имеем в виду под миром. Вот только при всей напускной скандальности секс в книге плачевно однообразен — меняются лишь декорации. Нет, увы, речь идет не о In a Tub, in a Car, Up Against the Mini-Bar. Вместо этого читателя ждет парад эротических сцен в пентхаусе, пятизвездочном отеле и на яхте под алым парусом (мы не шутим) — именно так представляет себе упоительную личную жизнь автор книги. Но вершиной эротических фантазий, пожалуй, становится сцена секса на рояле — признаемся, мы никогда не читали ничего столь нелепого. Анастейша, скользящая в своей шелковой комбинации по гладкой поверхности рояля, в нашем воображении неизбежно выскальзывает из-под Кристиана на пол или в окно, как ломтик копченого лосося из клубного сэндвича. И, во-первых, это просто красиво, но неудобно.

   

5

Вот уже и пятый пункт, а мы все никак не доберемся до пресловутого BDSM, адептом которого является Кристиан Грей. Почему? Да потому что в книге его прискорбно мало. Отношения доминирования и подчинения в основном касаются каждодневных ролей в паре — это, скорее, кособокая попытка объединить дамский роман с психологической драмой, чем текст, шокирующий читателя описаниями извращенного секса. Но порой мистер Грей все же предпринимает попытки приобщить Анастейшу к своему внутреннему миру. Нас передернуло на одной из таких сцен — где героиня с неизменным румянцем и робким интересом изучает ассортимент приобретенных для нее анальных пробок. К счастью, еще Джен Ло объяснила, почему, во-первых, женщина имеет фундаментальное право покупать их самостоятельно, а во-вторых, почему не надо раскладывать их в рядок.

 

10 сцен из «50 оттенков серого», которые мы не хотим видеть. Изображение № 4.

6

Потребительское отношение к женщине — один из самых распространенных укоров в адрес книги, но вы даже не представляете, каких вершин можно достичь в этой области, если не отличать добро от зла. Одна из самых вопиющих сцен второго тома происходит во время роскошного благотворительного ужина в родительском доме Греев. На аукционе среди лотов, пожертвованных гостями, есть и пункт «первый танец с лучшими девушками вечера». И то, как «продают» мужчинам выставленных чуть ли не по росту гостий бала, вызывает самые нехорошие исторические ассоциации. В руках любого другого автора этот эпизод можно было бы расценить как критику капиталистического общества, но нет, Э. Л. Джеймс вряд ли имела это в виду.

 

   

7

Противоположности сходятся — вот мысль, которую изо всех сил пытается донести книга. Кристиан Грей живет в глянцевом мире потребления, Анастейша Стил же почти убежденный левак — она демонстративно пренебрегает материальными ценностями, которые пытается класть к ее ногам империалист Грей. Больше всего ее возмущает дорогая машина, но ровно до тех пор, пока она не убеждается в искренности чувств миллионера. Сцена покупки для нее нового «сааба» взамен испорченной «ауди» – яркий пример того, как человек поступается своими принципами. Ну и хуже всего то, что лихой заезд в автосалон прописан в книге исключительно для того, чтобы в очередной раз дать читательницам полюбоваться миражами роскошной жизни.

10 сцен из «50 оттенков серого», которые мы не хотим видеть. Изображение № 5.

 

   

8

После того как Кристиан и Анастейша наконец разбираются со своими чувствами, в роман требуется ввести новую угрозу их отношениям — на этот раз внешнюю. В этой роли выступает бывшая любовница Грея, обезумевшая от боли потери: она выслеживает главную героиню в отчаянной попытке понять, что в ней такого особенного. Сцена, в которой обе женщины встречаются в замкнутом пространстве (в руках у одной пистолет), оставляет особо острое чувство финской неловкости за автора текста — под дулом пистолета мастер оригинальных решений Анастейша Стил пытается разрядить обстановку, предложив сопернице выпить чая. А также ставит чайник, заваривает чай и наливает его в чашку. Драматургическая и психологическая беспомощность этой сцены зашкаливает настолько, что мы хотим развидеть даже описывающие ее буквы. Надеемся, у сценаристов хватит ума придумать что-то правдоподобнее.

 

10 сцен из «50 оттенков серого», которые мы не хотим видеть. Изображение № 6.

9

Женская конкуренция и потаенное желание превосходства — вот еще одна больная тема, которая сквозит через весь роман. Э. Л. Джеймс культивирует мечту каждой девушки оказаться «особенной», ради которой мужчина отринет все свои былые привычки, включая прошлых партнерш. До знакомства с Анастейшей в жизни Кристиана Грея были две главные женщины: приемная мать и доминатрикс Елена, со временем ставшая лучшим другом и бизнес-партнером. Неудивительно, что именно она фрустрирует Анастейшу больше всего. В угоду главной героине писательница выставляет Елену не в лучшем виде, а в одной из драматических сцен Грей жестко и демонстративно расставляет точки над «и»: Анастейша из ин, Елена из аут. Что-то нам это не нравится.

 

   

10

Главный спойлер этого обзора — если что, закройте вкладку скорее. Краткосрочное, но болезненное расставание Анастейши Стил и Кристиана Грея в конце первой книги критическим образом влияет на их отношения, в положительную сторону: узнав боль утраты, Грей готов сохранить Анастейшу любой ценой. Именно в очередной момент опасности он падает к ее ногам с предложением руки и сердца. К чести автора, она все-таки прописывает, что Анастейша видит мотивы Грея насквозь, но идея о том, что брак — прямое проявление собственничества, остается висеть в воздухе.

 

 

Рассказать друзьям
46 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.