Views Comments Previous Next Search

НалицоСоциолог Полина Колозариди о специальном уходе и любимой косметике

Крем из знаменитой австрийской аптеки, мультифункциональный бальзам для волос и не только

Социолог Полина Колозариди о специальном уходе и любимой косметике — Налицо на Wonderzine

Фотографии: Алёна Ермишина

Для рубрики «Налицо» мы изучаем содержимое бьюти-кейсов, туалетных столиков и косметичек интересных нам героев — и показываем всё это вам.

Полина Колозариди

социолог и интернет-исследовательница

Люди не равны своему телу

Социолог Полина Колозариди о специальном уходе и любимой косметике. Изображение № 1.

 

Об атопическом дерматите и альпийских лужайках

Когда я была ребёнком, говорили, что у меня диатез. Потом у меня была очень сухая кожа. В подростковом возрасте это было классно, но даже немного обидно: никаких прыщей, сверстники обсуждают Clearasil, а я протёрла лицо тряпочкой и всё. А лет с 25 понеслось: очень сухая чувствительная кожа, склонная к атопии. Если говорить медицинским языком, это атопический дерматит. Название звучит ужасно, и иногда это правда очень неприятно: кожа краснеет и трескается, если ешь что-нибудь аллергенное или оказываешься в экологически неблагоприятном месте — например, Москве. К тому же постоянно сопровождает зуд и ты оставляешь за собой кусочки кожи везде где придётся.

Я сначала не понимала толком, что происходит, перепробовала гору косметики. А потом сделала тесты на аллергены и выяснила много мелочей, о которых не догадывалась раньше. Оказалось, что у меня реакция на белую муку, кофе, курицу, укроп или даже чай каркаде. Стресс, синтетика, холод, многие натуральные масла, шерсть — куча всего мне не подходит.

Отдельная боль — это врачи-дерматологи и косметологи. Я понимаю, что сложно сказать человеку, что у него неизлечимая болезнь, но это, в общем, правда. Дерматит почти не лечится, он иногда проходит, а всё остальное время остаётся только бороться с симптомами. Врачи пытаются как-то помочь, но чаще всего их советы сводятся к тому, что, мол, езжайте, милочка, в место с хорошим климатом и избавляйтесь от стресса. Но у меня семья и работа в Москве, и много дел, которые нужно делать в России. Я не мечтаю в ближайшие годы поселиться в итальянской деревне или на альпийской лужайке. В общем, я научилась относиться к состоянию кожи и как к болезни (иногда очень непросто выйти из дома), и как к особенности. Мне кажется, это довольно важный навык — не бояться себя так воспринимать. Сразу понимаешь, что люди не равны своему телу. Нам всем приходится с ним то бороться, то налаживать контакт.

Об уходе, лечении и мазях для космонавтов

Я с немалым трудом нашла отличных врачей и оборудование, которое нужно для снятия обострений. Мне нужны специальные лампы вроде тех, что стоят в солярии, а также очистка крови. Но это на крайний случай, обычно достаточно домашнего тщательного ухода. Увлажнение, увлажнение, увлажнение и никаких поблажек. Это иногда очень раздражает: если не намазалась на ночь, просыпаешься, а вместо кожи — пергамент, и он сыпется.

Я пыталась разобраться сама, всё же я социолог, и мне интересно, что это за такая особенность, которая где-то считается болезнью, а где-то нет. Это не самое редкое заболевание: для атопичной кожи есть отдельные косметические линейки. Но, увы, научные статьи чаще всего описывают всё тот же неведомый недуг с несколькими основными факторами обострения: экологическая ситуация, генетика, ткани, аллергены.

Большие концерны, такие как Avène, Uriage, Vichy, производят универсальные продукты, которые когда-то мне подходили, но сейчас — нет. К тому же кожа быстро привыкает, приходится менять средство каждые пару месяцев и возвращаться к нему только через год. В итоге у меня целый склад ухаживающих средств. Ещё гора лежит по косметичкам для путешествий, потому что я постоянно в разъездах и далеко не всегда оказываюсь на лужайках с идеальным климатом и водой.

Самые подходящие для меня продукты — Topicrem и «Эмолиум». В поездках я покупаю местные средства. Часто это что-то аналогичное, например немецкий Eubos, у них есть гениальная линия с мочевиной. Но бывает экзотика, скажем, в Юрмале мне посоветовали местную супермазь, которую варит кто-то на месте. Я покупала её как зелье, в таком деревянном доме с резной калиткой. Средство оказалось фантастическое, называется Rinka Ziede. Правда, оно на меду и пахнет прополисом, но ничего, ночью я чем только не пахну.

Вот крем «Зорька» с флорализином — отличное средство, или великая мазь «Унна» с ланолином, которая пахнет немытой коровой. Как не вспомнить богическую АСД-пасту, которая делалась для защиты космонавтов от радиоактивного излучения — её запах может отпугивать не только радиацию. В неё верят (по моему опыту, не зря) российские дерматологи, иностранцы — нет. Зато на Западе дерматит лечат лампами, которые сделали с теми же целями: их альфа-лучами, которые использовали и на космонавтах, лечат рак кожи.

Во всей этой истории есть одна хорошая штука — у меня по-прежнему никогда не бывает прыщей. Если кожа не раздражена, она выглядит круто: ровная, никаких чёрных точек, румянец. К счастью, я спокойно живу с некоторыми ограничениями в еде и одежде и приобрела полезный навык: умею разбираться в видах тканей, аллергии и прочем. Из ухаживающих процедур мне нельзя толком ни кислот, ни пилингов. Кожу всё равно чистить надо, поэтому я нашла подходящий хаммам и хожу туда — хотя частить с этим тоже не стоит. Вода в Москве — это вообще не лучший друг человека с особенностями кожи.

О макияже

В Anthropologie несколько лет назад нашла самые любимые средства и с тех пор ими пользуюсь. Всё остальное покупаю у бюджетных марок и очень этим довольна. Lumene, например, делают очень добротные средства и следят за материалами. Вообще, я предпочитаю небольшие бренды, тем более что с ухаживающей косметикой выбора у меня особо нет.

Макияж мой обычно прост: убираю тёмные круги под глазами, добавляю немного румян и иногда подвожу глаза. Мне нравится, что без макияжа моё лицо всегда разное, утром чуть более пухлое, вечером прорисовываются скулы. Иногда, конечно, хочется быть «ах!», тогда я делаю то же самое, но чуть интенсивнее, и крашу ресницы.

Тональные средства мне не очень нужны, к тому же мне не нравится, когда кожа вся одного цвета. Люблю, когда видны родинки, веснушки, разный цвет носа и щёк, а не слои тонального крема. Ну и брови — это и боль, и радость. Я обычно хожу в салон, где их убирают нитью (это быстро, небольно и суперровно), а вот самой подправлять их — это самая раздражающая часть во всём уходе. Я не отличаюсь педантичностью и аккуратностью: до сих пор толком не умею красить губы, хотя один раз даже купила себе помаду идеального красного цвета. Кажется, меня вдохновил на это материал Wonderzine, но как ходить весь день с ней, я так и не поняла.

О волосах, ароматах и хорошем самочувствии

Ввиду отсутствия декоративной косметики я придаю большое значение одежде, причёске и запахам. С ароматами я почти моногамна (сменила, кажется, марок пять с тринадцати лет), мне нравятся ретро и вариации на тему ладана. Мой самый любимый запах — это COMME des GARÇONS Standard. Сейчас ещё ношу два других приятных: Armani Privé Bois d’Encens и одеколон Russian Leather. Про русскую кожу пара отдельных слов: это одеколон из Кёльна, и кроме Кёльна я его нигде не видела. Это местный аромат, один из старейших, который пахнет как в церкви на Пасху. Армани же сделал, как пишут, парфюм, собравший запахи его любимых католических церквей.

Волосы у меня кудрявые, но мягкие. Редкое сочетание, иногда кажется, что все производители средств для волос против меня. Почему-то они хотят, чтобы волосы были прямыми и гладкими, и ещё — блестящими. Грустно, когда девушки выпрямляют кудри, чтобы выглядеть более конвенционально. Но если кому-то правда больше нравятся прямые, я не против таких экспериментов — с собой не провожу их уже много лет. Всё, что я делаю, это немного увлажняю и пользуюсь средствами, которые убирают лишний пух, чуть утяжеляют волосы. Ещё мне нравится пляжный вариант: Sachajuan — самый классный спрей, на мой вкус. Иногда я использую бальзам для волос вместо средства для укладки.

Мне знакомы примеры прекрасных женщин, которые всю жизнь делают зарядку и выглядят прекрасно в 85. Для меня это очень важно, мне нравится взрослеть, и я спокойно думаю о старости. Главное, я думаю, не испортить окончательно осанку и прилично себя чувствовать, поэтому я делаю зарядку и стараюсь много ходить. ЗОЖ мне положен из-за кожи, и я приучила себя много пить: стакан воды по утрам обязателен. По возможности занимаюсь боксом, есть его простые версии, где ты бьёшь грушу, а не партнёра. По Москве езжу на самокате. Я стараюсь следить за здоровьем: конечно, современные технологии и косметика могут многое, но мне кажется, что тело — это тоже настраиваемая система.

 

Рассказать друзьям
10 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.