Views Comments Previous Next Search

КрасотаПрисыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством

Нежные воспоминания выдающихся парфюмеров

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством — Красота на Wonderzine

Текст: Ксения Голованова, автор телеграм-канала Nose Republic

Ароматы, посвящённые памяти и сохранению воспоминаний вообще, — отдельная полка: парфюмерные художники по-разному воплощают темы, вроде бы общие для всех. «Запахи детства» сегодня превратились в отдельную тенденцию, следить за которой очень интересно. Показываем самые интересные ароматы, собранные со всех концов света.

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 1.

En Passant, Editions de Parfums Frédéric Malle

12 650 руб. за 50 мл

En Passant вышел в 2010 году — одним из первых в портфолио Frédéric Malle. C тех пор парфюмерной сирени, в том числе хорошей и подлинной, расцвело немало, но в том, что касается эмоционального эффекта, c работой Оливии Джакобетти не сравнится ни одна.

Ключ к понимаю ускользающей красоты En Passant — его название, которое с французского переводится как «мимоходом»: Джакобетти рассказывала, что однажды, ещё ребёнком, шла по улице и почуяла аромат сирени после дождя, смешавшийся с запахами булочной, и именно такой запомнила её навсегда. Другие парфюмерные сирени — сладкие, индольные гроздья, а между En Passant и человеком всегда есть расстояние размером в чужую память: эта мокрая сирень прохладно и тонко пахнет откуда-то издалека, из-за пелены дождя.

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 2.

Fleurs et Flammes, Antonio Alessandria

13 500 руб. за 60 мл

Если нужно описать парфюмерный стиль сицилийца Антонио Алессандрии одним словом, им станет «роскошный» — эпитет, совершенно девальвированный российским глянцем в эпоху нефтяного благополучия. Ароматы марки — парфюмерное барокко, эмоциональное, пышное, театральное и склонное к излишествам. Вот и Fleurs et Flammes: детское воспоминание о летнем фестивале, который в Катании отмечали фейерверками, Алессандрия превратил в великолепную оперу со взрывами дымного пороха и охапками зрелых, вчерашних лилий, летящих с балкона на головы в пёстрой процессии.

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 3.

Onder de Linde, Baruti

старт продаж в России в начале ноября

Изначально Onder de Linde, или «Под липами», нидерландской инди-марки Baruti назывался Melkmeisje, «Молочница». Речь о «Молочнице» Яна Вермеера, голландского мастера бытовой живописи — ей парфюмер Спирос Дросопулос, выросший в Амстердаме, и посвятил композицию, сопроводив коротким, но ёмким описанием на сайте: «Интрига у аромата очень голландская».

Действительно, в своей прямолинейности, силе и простоте эта картина — идеальное воплощение голландского характера и национальных ценностей. Герои картин Вермеера — представители богатого купеческого общества, которые наслаждаются сладостью безмятежного существования: их день проходит размеренно — без суеты и происшествий, а стрелка вязнет в замедлившемся времени, точно муравей — в густом липовом меду. Ровно об этом Onder de Linde, аромат, пронизанный тем же золотисто-голубым светом, что и «Молочница» Вермеера — сиренью, ирисом, липовым цветом: часы остановились, в воздухе повисла пыльца, струйка молока застыла серебром на белилах.

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 4.

Nutmeg & Ginger, Jo Malone

9400 руб. за 100 мл

«Мускатный орех и имбирь» — первый одеколон, который выпустила Джо Малоун, основательница и на тот момент владелица одноимённого бренда. Представьте себе: это случилось ещё в 1990 году, можно сказать, в тёмные века парфюмерии — до нового рассвета ещё нужно было протянуть года три. Многие хардкорные поклонники бренда считают, что Nutmeg & Ginger едва ли не лучшее, что выходило у Jo Malone, и отчасти они правы: если вспомним, в чём с самого начала заключался концепт марки — делать всякие приятные, максимально ботанически, натурально звучащие вещи, — то «Имбирь» действительно очень хорош. Причина, возможно, в том, что изначально эта композиция существовала в виде смеси эфирных масел — её после процедур выдавали клиентам лондонского спа-салона Джо Малоун на Уолтон-стрит.

Уже потом, когда салон превратился в парфюмерную марку, Nutmeg & Ginger переделали в полноценный одеколон — но в нём сохранилась эта трогательная «рукодельность». Что до самого аромата, представляющего собой несложную и притом совершенно очаровательную смесь лимона, имбиря, мускатного ореха и жасмина, то вырос он из детских воспоминаний Джо: Рождество, все, кто приходит домой, приносят имбирное печенье, мама заправляет эгг-ног мускатным орехом.

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 5.

Dent de Lait, Serge Lutens

12 600 руБ. за 100 мл

Несколько лет назад парфюмерный стиль Serge Lutens радикально изменился, чего до сих пор не могут простить дому поклонники его былой затейливой ориентальности. Первым ароматом новой волны стал L’Eau, как его назвал сам Лютанс, «антипарфюм» — пузырёк тишины в мировом океане парфюмерного шума. Он пах мыльной пеной (как будто ванну принимали ирисы и магнолии), следующий за ним L’Eau Froide — ледяным мрамором, L’Eau de Paille — осенним дождём.

«Молочный зуб» — новая глава в этой истории про чистоту: пахнет миндальным молоком, детской присыпкой, новым ластиком и металлической ложкой, которую ребёнок, давно доев йогурт, всё не хочет выпускать изо рта. Запах одновременно невинный и слегка тревожный — металлом, как известно, пахнет кровь, холодное оружие и некоторые инструменты в кабинете стоматолога.

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 6.

«Царевна Лебедь», Brocard

1200 руб. за 50 мл

Brocard продолжает триумфальное шествие по парфюмерным блогам: по-прежнему, хоть и закончилось лето, пишут про «Ароматы природы» — взвешенную линейку запахов нашего дачного детства, вот-вот поднимется девятый вал от амбициозной «Космогонии» — новой коллекции, первые два аромата для которой сделал Бертран Дюшофур. Пока не накрыло волной, обратите внимание на «Царевну Лебедь», чуть более спокойный — без эффектных презентаций в центре города, — но очень необычный запуск.

Как для сказки о волшебной царевне, так и для картины Врубеля на ту же тему, с которой явно перекликается брокаровский аромат, важны понятия пограничности, процесса преображения, перетекания форм: из моря выходит лебедь, превращаясь в женщину. То же самое происходит с парфюмерной «Царевной Лебедью»: здесь и горькая соль (морской воды, слёз?), и лебяжий пух светлых мускусов, и тонкие сласти в волшебном рукаве — и всё, как у Врубеля, переливается сложными жемчужными оттенками.

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 7.

Alaïa Paris, Azzedine Alaïa

5600 руб. за 30 мл

Этот элегантный, отлично скроенный абстрактно-цветочный аромат пахнет бутиком в Марэ — дорогой бумагой в Papier Tigre, белыми пионами в Merci, бетонными стенами в L’Eclaireur. Последний эффект намеренный: дизайнер Аззедин Алайя хотел «зашить» в Alaïa Paris минеральный аккорд, напоминающий о его тунисском детстве — в жаркие дни мать обдавала водой прокалённые солнцем камни во дворе, чтобы дышалось легче. Интересно наблюдать, как парфюмер Мари Саламань перевела это воспоминание на язык большого города: вместо Африки в Alaïa говорит Париж, увиденный сквозь стекло витрины. 

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 8.

Morn to Dusk, Eau d’Italie

10 200 руб. за 100 мл в бутике Mayfair

Основавшая марку Eau d’Italie семейная пара — Себастьян Альварес Мурена и Марина Серсале — аристократы современной парфюмерии, люди, бесконечно далёкие от любого хайпа: так, на парфюмерную выставку Pitti Fragranze, где все традиционно упражняются в оригинальности, в этом году они привезли очень спокойную, чистую и благородную розу — Rosa Greta.

Та же безмятежная цельность отличает и предыдущие выпуски Eau d’Italie, и Morn do Dusk — ваниль и ландыши в руках гениальной парфюмерки Анник Менардо — не исключение. «От рассвета до заката» — светлый и круглый, как апельсин, день итальянского ребёнка: вот зеленоватый, цитрусовый рассвет, вот ванильное джелато в полдень, вот тёплая, солоноватая кожа после вечернего футбола.

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 9.

Boronia, Grandiflora

$185 за 100 мл, скоро на Luskyscent.com

Австралийскому бренду Grandiflora уже почти пять лет, но в России он пока не продаётся и мало кому известен. А вот у себя на родине его основательница Саския Хэйвекес — звезда: цветочный магазин, в честь которого назвали марку, не сходит со страниц австралийского глянца и указан во всех путеводителях по богемному сиднейскому району Потс-Пойнт, где занимает крошечный, но душистый угол в паре кварталов от бухты Элизабет-Бэй. Хэйвекес больше чем флорист — скорее цветочный «куратор», и подопечное ей искусство принимает самые различные формы: от колоссальных инсталляций и фотоальбомов с сюрреальным макро магнолий и жасмина до парфюмерии. Ароматы марки — портреты экзотической флоры: в коллекции есть мадагаскарский жасмин, лунный цереус, две магнолии и вот теперь борония — невзрачное местное растение, которое, однако, пахнет, как райский сад за секунду до первородного греха.

«Это запах моего детства — я росла в пригороде Сиднея, где повсюду цвела борония, — рассказывает Саския Хэйвекес. — Детьми мы кипятили воду из ручья в котелке, бегали босиком, поскальзываясь на мхах, и дурачились посреди душистых зарослей боронии. Мы были очень счастливы». В исполнении Бертрана Дюшофура Boronia действительно благоухает вещами, которые сообщают чувство довольства жизнью — правда, взрослой: тут и табак, и чёрный чай, и крепкий коньячный аккорд, и медовое печенье за полчаса до сна.  

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 10.

Do Son, Diptyque

5400 руб. за 50 мл

До-Сон — курортный городок на севере Вьетнама, где проводила лето семья Ива Кулана, одного из основателей Diptyque. Его мать, плохо переносившая липкую жару в сезон дождей, днём отдыхала в затенённой гостиной на втором этаже. Кулан вспоминает, что иногда поднимался слабый ветерок и бросал в окна запахи улицы: речной зелени, тропических цветов, пищевого льда из лотков торговца холодным кофе. По мотивам этих воспоминаний и собран Do Son: надежда на свежесть в полыхающий вьетнамский полдень, сонные цветы в прозрачной воде. Из всех современных тубероз эта — самая воздушная и невесомая: носишь её, как Катрин Денёв — белую муслиновую рубашку в фильме «Индокитай».

Присыпка, сирень
и молочный зуб: 11 ароматов, вдохновлённых детством. Изображение № 11.

Corsica Furiosa, Parfum d’Empire

11 000 руб. за 100 мл в бутиках «Парфюмеръ»

Воспоминания о детстве не всегда подёрнуты нежной лиловой дымкой — некоторые, напротив, едки и резки, как порез осокой у летнего ручья. Взять, например, Corsica Furiosa, «Яростную Корсику» — самый исступлённый из зелёных ароматов, что сегодня стоят на полках. Всё, чем богата корсиканская гаррига (мастичная фисташка, дикая мята, мох, розмарин), парфюмер Марк-Антуан Кортиккьято безжалостно сжигает солнечным лучом, собранным в лупу. Здесь, по колено в колючей, ядовито-зелёной поросли, он провёл своё детство, и это «здесь» он дарит вам — в виде злого изумрудного дыма.

Фотографии: Рив Гош (1, 2), Сosmotheca, Jo Malone, Molecule (1, 2), Pudra, Perfumista, Baruti, Grandiflora, Lucky Scent

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.