Views Comments Previous Next Search

КрасотаХороший тон: Как менялись стандарты офисного макияжа

Даем подробную справку и рассуждаем, что нас ждет в будущем

Хороший тон: Как менялись стандарты офисного макияжа — Красота на Wonderzine

Американский Allure говорит, что в офис можно носить и яркие румяна, и блестящие тени. Правда, рекомендует вместо черного карандаша коричневый и вообще советует выделять глаза бронзовыми оттенками: они тоже акцентируют взгляд, но не будут слишком вызывающими. Впрочем, в праве носить яркие цвета на работе редакция не отказывает и подсказывает достойную красную помаду и стейн (яркие губы — действительно самый быстрый способ поднять боевой дух). 

Хороший тон: Как менялись стандарты офисного макияжа. Изображение № 1.

маша ворслав

Хороший тон: Как менялись стандарты офисного макияжа. Изображение № 2.

К очевидному макияжу далеко не все работодатели относятся положительно. Они тут не одиноки: общество вообще испокон веку предпочитает, чтобы женщины не красились — или красились так, чтобы косметика не была заметна. Лиза Элдридж в своей новой книге «Face Paint» проследила эту тенденцию еще со времен Древнего Рима. За исключением разве что Персии и Древнего Египта, где черный кайал и зеленоватые тени считались отличным сочетанием, яркий макияж почти во всю различимую глазу историю прощался только проституткам и актрисам. Удивительно, но такое отношение сохранилось вплоть до XIX века: несмотря на популярность белил и румян в Новое Время, живописцы запечатлевали дам с почти естественным макияжем. С учетом того, что косметика того времени ложилась отнюдь не безукоризненно, можно предположить, что художники льстили героиням картин и делали белизну их кожи естественной, а румянец — натуральным. 

Переломным оказался двадцатый век. Правда, не в один момент. В начале века актрисы стали образцом для подражания всех социальных кругов, а их подчеркнутая косметикой красота наводила женщин на мысль о том, что краситься — классно. Эти настроения подхватили производители косметики, которые стали публиковать манипулятивную (и сексистскую, безусловно) рекламу в женских журналах. Одним из самых ярких примеров такой служит плакат Palmolive с вопросом «Женился бы ваш муж на вас снова?» — адресованный, видимо, женщинам, которые Palmolive не пользуются. 

 

Хороший тон: Как менялись стандарты офисного макияжа. Изображение № 3.

Женщины, взяв на себя новые, прежде мужские обязанности, должны были еще и хорошо выглядеть

Элдридж разбирает несколько не менее показательных примеров рекламы того времени, в которых слово передают актрисам. Общий смысл речей сводится к тому, что пользоваться косметикой приличной женщине можно, но сценический макияж — для сцены, а в нормальной жизни румяна и помада должны быть незаметны. Первая мировая война тоже повлияла на отношение к косметике: женщины, взяв на себя новые, прежде мужские обязанности, должны были еще и хорошо выглядеть, чтобы, по выражению Элены Рубинштейн, «излучать оптимизм, как того требует патриотизм». Для этого предпринимательница предлагала английским женщинам кольдкрем, средство от покраснений и даже прибор для уменьшения двойного подбородка. Примечательно, что более раскованным американкам Рубинштейн примерно в то же время продавала и декоративную косметику.

Вторая мировая обеспечила женщинам миллионы рабочих мест и специальностей, до которых прежде было не дотянуться. При этом от них всё еще требовали, пусть и не всегда прямым текстом, приятной внешности. С пропагандирующей всеобщий труд социальной рекламы того времени смотрели боевые женщины в рабочей одежде, у которых нашлось время подкрасить ресницы и сделать маникюр. Знакомый всем пример — плакат «We Can Do It!» (правда, вопреки расхожему мнению, он не призывал новых женщин на работу, а должен был поддерживать настрой уже нанятых).  

 

Хороший тон: Как менялись стандарты офисного макияжа. Изображение № 4.

 

К началу сороковых в макияже произошли заметные изменения: стало некомильфо выщипывать брови в ниточку и пользоваться тенями и помадами драматичных оттенков. Вместо этого в моде были витальность и уверенность в себе, так что в ход шли красные помады, румяна, карандаши для бровей (ими брови делали гуще), тени и всё остальное, что позволяло подчеркивать черты лица. У производителей косметики были разные взгляды на то, как покупательницам стоит краситься: Макс Фактор верил в цветотипы, а Элизабет Арден еще полвека назад считала, что макияж ограничивается только фантазией. 

К слову, тогда же стали популярны и жидкие колготки: вид голых ног, кажется, приблизительно в то время стал считаться табу. Похожий финт уже был: в тех же 20-х, когда пришла мода на платья с открытой спиной и руками, производители косметики подсуетились и стали продавать кремы именно для этих частей тела. Изменения коснулись и маникюра: тогда расцветала марка Revlon, а ее основателю Чарльзу Ревсону пришла идея продавать лаки и помады одного оттенка (ему одному из первых удалось смешать плотный быстросохнущий лак). Трюк, как мы знаем, пришелся по вкусу, и только недавно его перестали считать правилом. 

После двух мировых войн многие женщины продолжили работать, младшее поколение за ними подтянулось. Правда, даже в 60-х годах их карьерные пути были сильно ограничены: негласно считалось, что женщина не может справляться с «мужской» работой, а вот с обязанностями секретарши — вполне. Так или иначе, «женские» профессии были связаны в основном с общением, а значит, работницам надлежало выглядеть привлекательно. Макияж тоже подчинялся этому правилу: всё, что позволяло подогнать лицо под каноны естественной красоты, одобрялось. 

В красной помаде многие усматривают 
сексуальный подтекст, неприемлемый в рабочей обстановке

Хороший тон: Как менялись стандарты офисного макияжа. Изображение № 5.

 

На этом в истории офисного макияжа можно поставить точку. Больше чем за полвека его стандарты не поменялись: на работе по-прежнему приветствуется строгая одежда, а от рабочего макияжа ждут того же, что и пятьдесят лет назад — сдержанности. Можно сказать, его стандарты стали даже жестче: красная помада остается олицетворением ярко выраженной женственности, и в современных офисах ей не место (хотелось, чтобы проблемы дискриминации по половому признаку решались так же легко, как смена помады, но нет). Кроме того, в красной помаде многие усматривают сексуальный подтекст, который в рабочей обстановке тоже неприемлем. Взгляните на рекламу какого-нибудь банка: пучок, ровный тон, подкрашенные ресницы и прозрачный блеск для губ — таким представляют себе идеальный внешний вид сотрудницы в 2015 году. Ждать, что в «обычных» офисах яркий макияж будет подпадать под дресс-код, не стоит: сама его идея противоречит униформе. 

Конечно, офис офису рознь, и есть места, где работникам стоит соответствовать последним тенденциям моды, а некоторые компании регламентируют внешний вид работниц вплоть до длины ногтей («Французский маникюр — оптимальный вариант для бизнеса», — гласит внутрений приказ «Газпромнефти»). И несмотря на то, что у женщин сейчас больше свобод, большинство офисов исключительно из-за своей функции не могут быть площадкой для самовыражения. В обществе только-только начали происходить тектонические сдвиги, и люди начали понимать, что женщины не должны украшать обстановку (раньше это не ставилось под сомнение) — значит, отсутствие косметики на лице рано или поздно станет таким же привычным и принимаемым явлением, как и натуральный макияж или яркий.

фотографии: The Library of Congress, Paramount Pictures, Castle Rock Entertainment

Рассказать друзьям
10 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.