Views Comments Previous Next Search

КрасотаЧему можно научиться
в школе визажистов
за полтора месяца

Редактор Wonderzine отправилась учиться в Московскую школу визажистов

Чему можно научиться 
в школе визажистов 
за полтора месяца — Красота на Wonderzine

Суббота, начало одиннадцатого, в ярко освещенное помещение в глубине Патриарших стекаются сонные девушки. Надев бахилы, собрав распущенные волосы и налив себе кофе, все медленно раскладывают на столах кисти, ярко-розовые — или черные — спонжи для макияжа, дезинфицирующие спреи и письменные принадлежности: через полчаса они будут строчить под диктовку лекции, а московская школа визажистов Mosmake, где всё это происходит, заживет своей жизнью — и без студентов здесь у всех полно дел.  

Я прохожу здесь пятинедельный курс «Основы макияжа», после которого получу сертификат Международной ассоциации визажистов (IMA) — если сдам экзамен. Про его трудность предупреждают еще при оформлении договора: принимать экзамен раз в четыре месяца из Лондона приезжает Ева Богдальска — визажист с 20-летним стажем и впечатляющим списком клиентов. Она успела поработать с американским Vogue, ELLE и The Face, фотографом Марио Тестино и брендами от Disney до Procter & Gamble. Говорят, Ева строга и остается довольна работой далеко не каждого учащегося, так что некоторым приходится пересдавать экзамен несколько раз.

Чему можно научиться 
в школе визажистов 
за полтора месяца. Изображение № 1.

Маша Ворслав

Чему можно научиться 
в школе визажистов 
за полтора месяца. Изображение № 2.

Красить другого человека впервые катастрофически тяжело и даже страшно

Я нервно хмыкаю, выкладываю 70 000 рублей за обучение и расписываюсь, но пока даже не могу представить, какой накал эмоций будет на экзамене. Мне уже показали класс, в котором моя группа будет проводить по семь часов каждые выходные. По всему его периметру — зеркала с безжалостными софитами, которые акцентируют малейшие недочеты (поэтому модели и учащиеся снимают селфи не в классе, а в туалете с гораздо более добрым освещением). Кроме зеркал тут есть большой и пока еще пустой стол и стеллажи с полезными мелочами: шпателями, образцами курсовых работ, бумажными полотенцами и прочим.  

Первое занятие отличается от остальных большей вводной частью: преподаватель рассказывает, какими бывают кисти для макияжа, как за ними ухаживать и с какими продуктами использовать тот или иной ворс. Подготовка кожи к макияжу и основы работы с тональными средствами тоже входят в тему первого урока, в конце которого мы пробуем на одногруппницах сделать тон по всем правилам: подобрать правильный оттенок и текстуру, замаскировать синяки под глазами и визуально скорректировать рельеф лица. Красить другого человека впервые катастрофически тяжело и даже страшно: еще не чувствуешь допустимую силу нажатия на спонж, не разбираешься в тональных средствах (их и себе-то сложно подобрать), не замечаешь неравномерной растушевки внизу щеки. Умение видеть требующие проработки места тоже придет с опытом, а пока хочется говорить только «ой, всё» каждый раз, когда преподаватель указывает на неочевидные для тебя недочеты: слишком розовый тональный (придает лицу серость), недостаточно оранжевый корректор (не смог замаскировать синеву под глазами), тон скатался у крыльев носа (ой, всё).

Чему можно научиться 
в школе визажистов 
за полтора месяца. Изображение № 3.

Следующие занятия идут по накатанной: лекция, часовой перерыв, практика. За десять уроков группа успевает узнать, как делать конкретные виды макияжа: дневной, вечерний, свадебный, мужской, «бронзовый», для зрелой кожи и ориентального лица. Такое разделение условно, но оно позволяет научить тому минимуму, которым должен располагать каждый визажист. Иными словами, хоть в критерии любого вечернего макияжа, принятые в Mosmake, включается подводка нижнего века, ее можно опустить, если конкретному лицу она, по мнению визажиста, не подходит. Правда, на уроке придется доказать преподавателю, что ты все-таки умеешь подводить веко, и аргументировать свой выбор. 

Кроме интенсивного темпа обучение осложняется тем, что Mosmake требует не только качественного макияжа, но и профессионального поведения. Это значит, что визажист должен не мельтешить перед моделью, а встать по одну сторону от ее стула и поворачиваться только затем, чтобы выбрать другую кисть или набрать на нее продукт. Кроме того, в школе огромное внимание уделяется гигиене. На первом же занятии тот большой пустующий стол в центре класса оказывается полностью покрыт сотнями «банок»: тональные кремы, пудры, помады, туши, карандаши, тени, румяна, хайлайтеры и всё остальное, что требуется визажисту. На всех уроках группа пользуется именно той косметикой, что предоставляет им школа (чтобы у всех были равные возможности), поэтому за несоблюдение правил гигиены жестко отчитывают.

Поначалу кажется диким и неудобным набирать пудру или румяна на ватные диски, а только потом вбивать их в кисть, но только так можно быть уверенным, что вся косметика на столе чистая, и не бояться наносить ее на свое или чужое лицо. К слову, такой подход поддерживают не все заведения — одна соученица как-то пожаловалась в whatsapp-чате, что на другом московском мастер-классе девушки залезали в общие «банки» не продезинфицированными кистями, а вторая рассказывала про неделями не мытые инструменты телевизионных гримеров. Mosmake учит вычищать кисти добела (а чаще — дочерна) и на всякий случай проверять их состояние перед каждым занятием. Дело даже не в том, что за грязные кисти на экзамене снимают баллы: всякий уважающий себя визажист обязан соблюдать правила гигиены, потому что он в ответе за здоровье клиента.

С каждым новым занятием практики становится всё больше, так что к концу курса за четыре часа успеваешь накрасить не одну модель, а двух или даже трех. Тем не менее все переживают — на экзамене на дневной и вечерний макияж отводится всего по часу, за который нужно выполнить целый ряд регламентированных действий: завить ресницы, затемнить ресничный контур, нанести тени, выделить брови, наложить румяна и всё в таком духе. Преподаватель успокаивает: на ее памяти каждая группа сетует, что за час сделать полноценный макияж невозможно, а на экзамене всё успевает. На самом деле на экзамене все всё равно паникуют и говорят, что ни черта не успели, но когда так верещит целая группа, всем становится чуть легче. 

Чтобы быть допущенным к экзамену, нужно не только освоить практику, но и подготовить курсовой проект. Каждому студенту перед началом обучения выдается именная красная тетрадь IMA, которая является его главным документом. В ней закрепленный за курсом преподаватель подтверждает практические умения каждого ученика, а экзаменатор выставляет оценку. Кроме заполненной тетради от каждого ученика требуются как минимум 10 фейсчартов, то есть схематических изображений каждого макияжа, которые он успел сделать за время обучения. К слову, эти схемы нужно успеть заполнить и на экзамене — при этом они должны быть аккуратными и предоставлять достоверную информацию обо всех использованных средствах.

На экзамене все паникуют, но когда так верещит целая группа, становится чуть легче

Едва ли не самое трудоемкое обязательное задание в курсовой — таблица необходимой косметики. Она нужна, чтобы начинающий визажист мог прикинуть, что и в каких количествах ему нужно перед началом работы, и показать, что он разбирается в многообразии рынка. Эта на первый взгляд нехитрая задача требует часов шесть непрерывной скрупулезной работы: совокупная стоимость всех «банок» должна быть, по правилам Mosmake, не меньше 300 тысяч рублей, а упомянуть придется всё, даже дешевые ватные палочки. Остальное мне проще: в качестве эссе про макияж отлично вписывается недавняя статья про макияж дрэг-квин, лаконичную визитку можно спроектировать онлайн, а план работы на следующие полгода выстраивается сам собой. Всё вместе — курсовой проект, успешно сданный тест по теории, заверенная практика — после экзамена отправляется прямиком к Еве: если с бумагами всё хорошо, через два дня после аттестации выдадут сертификат IMA. К слову, одногруппницы, подававшие на российский сертификат, как правило, заканчивают обучение раньше: основательница Mosmake и национальный визажист Giorgio Armani в России Наталья Власова, принимающая их работы, в Москве бывает чаще экзаменаторов IMA, так что от последнего занятия до экзамена у российских групп проходит всего неделя. 

Все мои одногруппницы в итоге сдают экзамен, правда, одной приходится переделывать дневной макияж: Ева Богдальска в тот день принимает две смены студентов, так что ждать четыре месяца ее следующего визита в Москву в этот раз не нужно. Курсовые у группы тоже удовлетворительные, так что все получают дипломы. Значит ли это, что теперь все 55 человек из потока могут работать визажистами в салонах, на съемках, в корнерах и на неделях моды? По идее, да. Сертификат Mosmake подтверждает, что выпускник может ровно обвести губы, нарисовать smoky eyes и накрасить невесту, и для начала пути этого должно хватить. Но наличие диплома только обязывает двигаться вперед: косметический рынок развивается быстрее английского языка, и на усвоенный в школе базис каждый должен сам надстраивать необходимые навыки. Возможно, кто-то из моих одногруппниц захочет выучиться на гримера, набьет руку на клиентском макияже или устроится в корнер вдохновляющей марки — работа визажиста предполагает постоянное развитие, и, что самое главное, его направления каждый выбирает сам.

Фотографии: Mosmake/ Facebook, cover photo via Shutterstock

Чему можно научиться 
в школе визажистов 
за полтора месяца. Изображение № 4.

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.